Log in

17 июня 2019 года, 17:00

Рыцарь геодезии, рыцарь Кавказа

«Геодезические измерения производились удачно... покуда вершины гор не закрывались тучами... Можно было работать только по утрам – три, четыре часа... Вот причина, заставившая меня пробыть на Арарате пять дней с одним солдатом. Прочие же спутники то спускались вниз, то возвращались по мере надобности». Так описал свое пребывание в августе 1850 года на вершине Арарата военный геодезист И. И. Ходзько. Скромно, буднично, хотя по сути это был героический поступок.

Ведь высота Арарата – 5156 метров над уровнем моря, больше, чем у Казбека, на который поднимаются лишь подготовленные альпинисты. Ходзько же не только поднялся, но и прожил на вершине несколько дней, ночуя в снежной яме, где поставили небольшую палатку. В ту пору Иосифу Ивановичу уже стукнуло пятьдесят лет. Он имел чин полковника, занимал должность руководителя Закавказской триангуляции и, наверное, мог бы руководить действиями подчиненных, сидя в нижнем лагере. Но он отправлял туда своих спутников, а сам оставался в морозной вышине, укрытый от холода и пронизывающего ветра тонким полотнищем палатки, спал на снегу, питался всухомятку – и все ради того, чтобы не потерять ни одного часа из тех немногих, когда можно вести наблюдения.

Ровесник позапрошлого столетия, он с детства отличался блестящими способностями к наукам и уже в 16 лет стал студентом Виленского университета, где особенно увлекался астрономией. Дальнейшую его судьбу определила встреча с известным военным геодезистом К. И. Тернером, проводившим триангуляцию поблизости от Вильно. Он-то и привлек в 1821 году к своей работе Иосифа Ходзько, который в 1840 году был переведен на Кавказ, где в то время предполага-лось начать триангуляцию Закавказья. Руководить ею поручили Ходзько.

Работа эта порой затягивалась из-за того, что приходилось оставлять ее и принимать участие в боевых действиях. Но к 1853 году закавказская триангуляция была все же завершена. За этот блестяще выполненный труд Ходзько был произведен в генерал-майоры и назначен начальником Военно-топографического отдела, созданного при штабе Отдельного Кавказского корпуса. Иосиф Иванович тут же поднял вопрос о Северо-Кавказской триангуляции, которая служила бы продолжением Закавказской. В 1860 году геодезические работы на Северном Кавказе начались. И снова, как в былые времена, шестидесятилетний генерал с молодой энергией принимал участие в полевых съемках, по-прежнему оставляя для себя самые трудные участки в Дагестане, на Ставрополье и Кубани.

Иосиф Иванович не прекратил своих занятий геодезией и после того, как в 1867 году покинул пост начальника Военно-топографического отдела. Теперь он выступал главным образом как представитель Императорского русского географического общества. Именно по инициативе Ходзько в Тифлисе был создан Кавказский отдел общества, в работе которого Иосиф Иванович принимал участие около четверти века

Он показал себя внимательным исследователем и талантливым ученым, сделавшим немало ценных открытий. Еще в 1851 году, наблюдая солнечное затмение на вершине горы Гавлодур, Ходзько собрал данные, позволившие ему опровергнуть гипотезу французского академика Фея о том, что солнечная корона и протуберанцы есть чисто оптическое явление, возникающее в верхних слоях земной атмосферы. Другое открытие, связанное с законом земного тяготения, он сделал во время съемок на вершине Арарата. Им же была заново определена разница уровней Черного и Каспийского морей. В 1875 году Ходзько представлял Россию на Международном географическом конгрессе, где узнал, что Парижское географическое общество избрало его членом-корреспондентом. Скончался ученый 21 февраля 1881 года.

А теперь о связях выдающегося геодезиста с Кавказскими Минеральными Водами и вкладе в развитие наших курортов. Впервые Ходзько попал сюда при проведении Северо-Кавказской триангуляции.

В 1862 – 1863 годах он прокладывал свои треугольники от Пятигорска на запад и восток. А через год снова оказался здесь, но уже не по своей воле, а вынуждаемый болезнью. Испытав на себе целительные свойства минеральных источников, геодезист решил в благодарность «сделать что-нибудь для Вод». И тем же летом выполнил геодезическую нивелировку Кавказских Минеральных Вод. Точное знание высоты ессентукских источников позволило ему выявить ошибки гидрогеологов, неправильно заложивших колодцы для перехвата минеральной воды. Работая в Пятигорске, он установил, что все здешние источники берут начало из одной тектонической трещины, проходящей у южного подножия Машука. В Кисловодске Ходзько определил дебит источника нарзана и процент углекислого газа в нем – этими данными пользовались и десятилетия спустя.

В начале семидесятых годов судьба вновь привела Иосифа Ивановича на Кавминводы. Незадолго до этого он побывал на курорте Карлсбад (теперь – Карловы Вары) и, ознакомившись с положением дел в Европе, стал ратовать за совершенствование курортного лечения в России. Он составил точную карту всех минеральных источников и опубликовал ее в печати.

Всем этим Ходзько оказал неоценимую услугу как зарождающейся науке курортологии, так и курортной практике тех и последующих лет. Сегодняшним курортным медикам и ученым следовало бы помнить его, как помнят геодезисты и топографы, говорившие, что Ходзько «поставил себе монумент на каждой горе, которая входит в сеть его триангуляции».

Увы, эти «монументы» не поставишь на улицах курортных городов. А вот найти какой-либо другой способ увековечить память выдающегося геодезиста не помешало бы, чтобы жители и гости Кавминвод знали о причастности к нашему региону замечательного сына России, служившего Кавказу и своей нелегкой профессии как истинный рыцарь – горячо, верно, без страха и упрека.

Вадим ХАЧИКОВ,

заслуженный работник культуры РФ.

Другие материалы в этой категории: « Так начинался трамвай Пушкинский Кавказ »