Log in

26 мая 2020 года, 07:24

Первые визиты Мельпомены и Талии

Первые визиты Мельпомены и Талии

Театральная жизнь на Кавказских Минеральных Водах началась далеко не сразу после того, как здесь появились курортные поселения. Ведь для того чтобы играть спектакль, нужны достаточно вместительные залы, соответствующим образом оборудованные сцены, актеры, реквизит, а главное, публика, желающая видеть сценическое действо.

Всего этого поначалу на молодых курортах не имелось. Потому, если и устраивались для лечащихся людей какие-то представления, то лишь самые примитивные, вроде выступления «фокусника, акробата, химика и оптика» Апфельбаума, о котором говорится в романе М. Ю. Лермонтова «Герой нашего времени».

Кстати сказать, не был подготовлен к театральной жизни и «губернский город» Ставрополь, хотя именно там были сделаны первые пробы устроить встречу публики с Мельпоменой и Талией. Увы, судьба не была благосклонна к богиням! Попытки открыть театр проваливались одна за другой. В 1831 году разъяренные кредиторы «пустили с молотка» имущество незадачливого антрепренера как раз в день премьеры. Десять лет спустя убогость репертуара и такая же игра актеров оттолкнула зрителей от посещений все-таки открывшегося театра, который, впрочем, быстро сгорел – сначала в фигуральном, а потом и в буквальном смысле. А в 1845 году начавшаяся было театральная жизнь очень скоро прервалась из-за слишком высокой аренды помещения. Труппа покинула Ставрополь и перебралась в Тифлис, где нашла более приемлемые условия.

Положение изменилось, когда в Ставрополь прибыла из Киева труппа довольно известного в ту пору украинского актера и антрепренера Карла Михайловича Зелинского. Ему было оказано всяческое содействие, сам наместник Кавказа

М. С. Воронцов распорядился выдавать театру ежегодное пособие в сумме 1200 рублей. Оценив поддержку наместника и понимая, сколь выгодно будет давать театральные представления для курортной публики, антрепренер обратился к Воронцову с просьбой о строительстве театра в Пятигорске.

Разрешение на это было дано и даже подкреплено материально. Зелинский получил  ссуду в три с половиной тысячи рублей серебром и участок земли «в вечное и потомственное пользование»: ни много ни мало – 648 квадратных сажен – в очень удобном месте, у самого въезда в город, неподалеку от «Цветника». Сооружением театрального здания руководил архитектор Кавказских Минеральных Вод Самуил Уптон. В дальнейшем улица, на которой велось строительство, получила название Театральной – ныне она носит имя братьев Бернардацци.

Уже через год здание было готово, но сообщения о первых спектаклях появляются лишь в 1851 году. Они получили высокую оценку зрителей. В одной из газет был приведен такой отзыв: «Мы видели игру актера-комика Алексеева  в «Горе от ума», «Ревизоре» и восхищались ею; хвалили трагика Рыбакова в «Гамлете», «Разбойниках» и других замечательных драмах и комедиях. Даже пустые водевили с игрой этих актеров приятно было смотреть». Как видно из этого отрывка, репертуар труппы Зелинского был достаточно серьезен. Есть данные и о том, что он был весьма обширен – содержал более двухсот драм, комедий, водевилей.

Зелинский со своими актерами проработал на Кавминводах до конца 50-х годов. После этого театральное здание перешло в руки некоей госпожи Пожидаевой. А руководителем труппы, которая играла в нем, являлся актер М. Ф. Яковлев, о чем становится известно из статьи театрального критика А. Н. Баженова в петербургском журнале «Театральный и музыкальный вестник» за 14 августа 1860 года. Подготовивший ее к печати  московский искусствовед А. Иванов приводит выдержки из нее, очень высоко оценивающие уровень постановок в этом театре: «…на сцене Пятигорского театра я увидел то, чего не видал… на столичных сценах – комедию Островского «Свои люди – сочтемся»… Глазам своим не поверил, читая на афише крупно напечатанное название комедии… и просмотрев ее в довольно недурном исполнении, готов аплодировать Пятигорскому театру».

Баженов называет и другие пьесы Островского, входившие в репертуар этого театра: «Гроза», «Воспитанница», «Доходное место», «Бедность не порок», «В чужом пиру похмелье», а также «Свадьбу Кречинского» А. В. Сухово-Кобылина, инсценировку «Вечеров на хуторе близ Диканьки» Н. В. Гоголя и ряд популярных в то время водевилей. Из статьи Баженова мы узнаем, как выглядел в то время пятигорский театр. Увы, его облик не соответствовал высокому уровню постановок: «Театр в Пятигорске снаружи – довольно почтенное, каменное, но некрасивое здание с окнами, забитыми досками... Внутренняя отделка проста до неудобства: потолок сколочен на живую нитку, так что из-за больших щелей между досками шум дождя, падающего на железную крышу, мешает зрителям слушать актеров… Стены и ложи (в три яруса) выкрашены грязно-дикою краской. Вместо кресел стоят деревянные, ничем не обитые диваны… Оркестр временно собран из солдат и управляется скрипачом, который играет на своем инструменте левой рукой…»

Почти полвека театральное здание с успехом служило своему прямому назначению, оставаясь единственным сооружением такого рода в регионе. Другие города Кавминвод долгое время не имели помещений, оборудованных для показа спектаклей. К концу ХIХ столетия, уже основательно обветшав, здание на Театральной улице было переоборудовано в цирк, затем в электробиограф (то есть кинотеатр) «Колизей». В начале 20-х годов оно вновь некоторое время служило для показа театральных спектаклей, но очень скоро опять стало кинотеатром. Он получил новое название – «Родина» и действовал многие десятилетия. С этим именем он существует и сегодня.

А рассказать о первых визитах Мельпомены и Талии нам позволил Международный день театра, отмечая который 27 марта, мы вспоминаем и этот, самый ранний, эпизод театральной жизни Кавказских Минеральных Вод.

Вадим Хачиков, заслуженный работник культуры РФ.

Другие материалы в этой категории: « Стихи, пьесы, мемуары… Есть на Кавказе пик Динника »