Log in

16 декабря 2018 года, 07:54

Вспоминая первых спасателей

Начиная с 1995 года, сотрудники Российской спасательной службы отмечают 27 декабря свой профессиональный праздник, установленный Указом Президента РФ. Сколько человеческих жизней было спасено этими самоотверженными людьми! Официально Служба спасения появилась уже во второй половине ХХ столетия. Но и ранее в критических ситуациях всегда находились те, кто спешил на помощь попавшим в беду. Проследить за всеми подобными ситуациями, конечно, невозможно. А вот первый случай попытки спасения альпинистов в горах Кавказа достаточно хорошо известен.

Это случилось ровно 130 лет назад. Тогда горы Кавказа почти не знали людей, стремящихся достичь заоблачных вершин. Поднимались туда время от времени военные топографы и геодезисты, проводившие съемку высокогорья. Изредка приезжали на Кавказ иностранные путешественники, которых именовали «гляциаристами». Год 1888 стал переломным в истории альпинизма на Кавказе. Возросло число восхождений, предпринятых и россиянами, и гостями из-за рубежа. Так, известно, что в то лето на Кавказе побывали сразу три экспедиции британского Альпийского клуба.

С одной из групп случилось несчастье. Отправившись на очередное восхождение, альпинисты Вильям Донкин и Гарри Фокс, сопровождаемые альпийскими проводниками Каспаром Штрейхом и Иоганном Фишером, не вернулись в свой лагерь, исчезнув где-то в районе вершины Коштантау. Судьба пропавших долгое время никого не волновала. Коллеги по Альпийскому клубу, выполнив намеченную программу восхождений, отбыли на Родину. И только один из них –Филипп Уолле (в русской транскрипции – Вуллей), случайно задержавшийся в горах, забил тревогу и попытался организовать поиски. Но как раз в это время все представители местной власти были вызваны во Владикавказ для встречи прибывшего туда императора Александра III. А с простыми жителями окрестных аулов, не знавшими русского, а тем более, английского языка, Уолле объясниться не мог.

К счастью, неподалеку работала топографическая партия. Ее начальник – Николай Васильевич Жуков, узнал о произошедшем. И, ни минуты не раздумывая, решил отправиться на поиски. Хотя ему пришлось прервать свою работу, он был уверен, что руководство возражать не будет. И действительно, он получил разрешением вести поиски до тех пор, пока это будет целесообразно.

К тому времени стало ясно, что найти живыми англичан не удастся. Речь шла о том, чтобы отыскать тела погибших и выяснить, что с ними произошло. Вначале Жуков с несколькими казаками отправился вверх по ущелью реки Думала, где последний раз видели пропавших. Обнаруженные вскоре обрывок газеты, консервные банки, следы подкованных ботинок подтвердили, что спасатели на верном пути. Но этим удача и ограничилась. Дорогу преградил ледник, для хождения по которому топограф с казаками не имели ни навыков, ни снаряжения. Тем не менее, ценой огромных усилий они продвинулись вперед на несколько сот метров, ежеминутно рискуя жизнью. Под ногами то и дело возникали многометровые трещины. Сверху грозили падением лавины, камни и ледяные глыбы. И все же, Жуков с казаками упорно продвигались вперед, пока непогода не заставила их вернуться. Осмотр издали лежавшей перед ними местности у подножья горного массива никаких надежд не оставлял – обширные пространства ледника были совершенно недоступны для поисков.

Впоследствии выяснилось, что именно там, за перевалом в верховьях ледника, и случилась беда. Но Жуков, естественно, не знал об этом, и спустя два дня предпринял еще одну попытку отыскать следы пропавших. Он решил осмотреть соседнее ущелье, которым, по его предположению, англичане могли возвращаться с восхождения. Учитывая опыт первого выхода, Николай Васильевич постарался лучше экипировать своих людей – у жителей аула была приобретена местная

обувь, более подходящая для хождения по горам, чем казенные сапоги, а так же окованные железом палки. Они взяли с собой самодельные ременные «кошки», веревки и кирки, которыми можно было с грехом пополам рубить лед.

И снова был путь по висящим над пропастью тропинкам шириной с ладонь. Снова была борьба с ледяными стенами, опасность угодить в бездонные трещины. Снова наползал туман, скрывавший дальнейший путь, валил снег, от которого негде было укрыться. И снова впереди виднелись ледяные просторы, осмотреть которые горстка спутников Жукова не смогла бы и за месяц. Они и на этот раз вернулись ни с чем, понимая, что сделали все возможное.

Так окончилась первая в истории российского альпинизма попытка оказать помощь попавшим в беду восходителям. С высоты сегодняшнего опыта действия ее участников кажутся наивными и беспомощными. Но нельзя не оценить мужества и самоотверженности россиян, которые бросились выручать неизветных им иностранцев, не имея на то никаких полномочий и указаний. И потому Николая Васильевича Жукова и его казаков мы с полным правом можем считать зачинателями российской спасательной службы.

Вадим ХАЧИКОВ,

заслуженный работник культуры РФ.

Другие материалы в этой категории: « Загадочное озеро О елке и «елочке» »