Log in

21 ноября 2017 года, 18:35
Главная резиденция Деда Мороза на Кавминводах разместится в Железноводске.
Муниципалитеты Ставрополья готовят новые программы по благоустройству.
В Ставрополе 1 декабря расскажут секреты успешного бизнеса в Сети.

Провал: заглядывая в прошлое

Есть «знаковые» названия, позволяющие сразу же сказать, о каком месте идет речь. Если Арбат – значит Москва, если Невский – Санкт-Петербург. Ну а если Провал, то, конечно, только Пятигорск. Ибо, хоть и много на Земле всяческих провалов, Провал с большой буквы – один-единственный – тот, что зияет черной дырой в склоне горы Машук. Этот природный феномен влечет к себе всех – и многочисленных приезжих, и любознательных местных жителей. И всем было приятно узнать, что пострадавший от недавних капризов природы, он отремонтирован и вновь открыт для посещений.

Давайте нанесем визит обновленному Провалу, заглянув не только в таинственные глуби горы, но и в глубины минувшего. При этом обратим внимание на то, что несколько событий его прошлого происходили в годы с «семеркой» на конце, а, значит, позволяют говорить, если уж не о юбилеях, то о круглых датах в истории Провала. Первая приходится на лермонтовские времена, когда паломничество к загадочному отверстию в горе было одним из развлечений «водяного общества». Вспомним запись в дневнике Печорина: «Вечером многочисленное общество отправилось пешком к провалу». Скучающую курортную публику привлекала возможность пощекотать нервы, заглядывая в черную бездну. А в 1837 году Провал подарил ей еще более острые ощущения. За деньги князя Голицына, большого любителя всяческих забав, над провальским жерлом был сооружен деревянный помост, с которого желающих при помощи блоков и веревки спускали в большой корзине на дно воронки. Самые отчаянные, испытывая судьбу, танцевали на этом помосте «кадриль в шесть пар».

Минули годы. Журналист и естествоиспытатель Ф. Баталии, спускавшийся в воронку с научной целью, предложил пробить к подземному озеру тоннель, который открыл бы доступ к подземному озеру всем желающим. Нашелся и доброхот, давший деньги на прокладку тоннеля – московский филантроп Лазарик. И в 1857 году начались работы, продолжавшиеся восемь месяцев. Твердый камень пришлось взрывать пороховыми зарядами. Наконец, 15 июля 1858 года прогремел последний взрыв, завершивший прокладку галереи длиной чуть более сорока метров.

Еще десять лет спустя, в 1867 году, произошло очень любопытное событие: внутри Провала, у подземного озера, был устроен концерт. Его дали гастролировавшие здесь артисты итальянской оперы в честь приезда на Воды наместника Кавказа. Пещера была ярко иллюминирована – огни отражались в воде подземного озера, создавая фантастическую картину. Каменные своды создавали гулкое эхо, вторившее божественному bel canto теноров и сопрано.

Можно только догадываться, в каком восторге была публика, побывавшая на этом концерте. Впрочем, некоторое представление о нем могли получить гости праздника, состоявшегося летом 1998 года в честь открытия Провала после капитального ремонта. Войдя в подземный грот, публика была поражена, увидев плавающую по подземному озеру лодку. В ней сидели гитарист и певица, исполнявшие старинные романсы.

Незадолго до этого в «косметических целях», чтобы подземное озеро не загрязнялось падающими камнями, пришлось очищать от них стены воронки. Это уже не в первый раз сделали альпинисты-скалолазы, как бы подтверждая, что не слишком далек был от истины Остап Бендер, отвечавший на вопрос, зачем он взимает плату за вход в Провал: «С целью капитального ремонта, чтобы не слишком провалился».

Бронзовая фигура Остапа вот уже несколько лет украшает вход в Провал. А событие, породившее и

скульптуру, и самого «великого комбинатора» , произошло ровно девяносто лет назад, в 1927 году. Именно тем летом в Пятигорске побывали авторы романа «Двенадцать стульев», Илья Ильф и Евгений Петров. Заметив, что пятигорчане не желают брать плату за «вид на малахитовую лужу», они отправили к Провалу своего предприимчивого героя, решившего стереть это «позорное пятно на репутации города».

Вход в Провал выглядел тогда гораздо скромнее, чем сегодня. Поэтому при съемках фильма «Двенадцать стульев», для эпизода взимания Остапом платы за посещение Провала нашли другое место – вход в Грот Лермонтова. С той поры вход в тоннель и площадку перед ним несколько раз облагораживали, пока она не приняла от вид, в каком предстает перед нами и сегодня этот уникальный памятник природы, не теряющий своей притягательной силы для нас, живущих в XXI столетии.

Но даже и такой, окультуренный и «прирученный», Провал по-прежнему тревожит воображение, будоражит фантазию, продолжающую творить вокруг него «современный фольклор». Нет-нет, да услышишь в городе леденящие душу истории о нечаянно свалившихся, а то и сброшенных в отверстие Провала убитых курортниках или завистливый шепоток о разгульных ночных оргиях «новых русских» на берегу подземного озера…

Впрочем, посмеявшись над подобными измышлениями, мы все же, как только появляется возможность, снова и снова идем к Провалу, словно влекомые туда некой таинственной силой. И к черному зеву его тоннеля подходим с каким-то особым чувством, которого не испытываем у других достопримечательностей. И под каменными сводами проходим с непонятным трепетом, вызванным отнюдь не опасением, что они обвалятся. И, даже зная прекрасно, что внутри пещеры ничего необычного не увидим, спешим туда, с тайной надеждой все-таки обнаружить нечто «такое». И, войдя, долго глядим на пронзительно-голубую воду подземного озера, на уходящие ввысь причудливые изломы стен, на маленький кусочек далекого неба в овальном отверстии наверху. И ждем, ждем… Нет, неспроста все-таки это. Неспроста!

Вадим ХАЧИКОВ,

заслуженный работник культуры РФ.

Другие материалы в этой категории: « Три жизни одного проспекта От Азова до Моздока… »