Log in

12 декабря 2017 года, 03:40
Итоги чемпионата и первенства Ставрополья по автокроссу-2017.
В краевом Минестерстве ЖКХ накануне отобрали организации, которые пополнят единый Реестр квалифициро
За нарушение закона московская организация раскошелится на 50 тысяч рублей.
«Дорожные карты» по развитию ЖКХ на 2017–2020 годы должны разработать и утвердить все регионы России
В Ессентуках борются с последствиями снегопада.

От Азова до Моздока…

Рождение Пятигорска приходится на трудный и сложный период отечественной истории, когда Российское государство, напрягая силы в борении с захватническими устремлениями турецких правителей, укрепляло свои южные границы, прикрывающие быстро заселяемые, нацеленные на мирное развитие земли Северного Кавказа.

Многие важные события той поры предшествовали появлению на карте всемирно известного курорта у подножья Машука. Одним из первых было строительство Азово-Моздокской оборонительной линии, долженствующей «оградить южные российские пределы от набегов и разбоев». Начало строительству было положено в 1777 году, ровно 240 лет назад. Так что, среди памятных дат, отмечаемых в нынешнем году, это, пожалуй, самая давняя.

Проект укрепления южной границы Российского государства был утвержден Екатериной II в апреле 1777 года. На строительство оборонительной линии было выделено 50 тысяч рублей. За возведение крепостей отвечал видный политический деятель, вице-президент Военной коллегии князь Г. А. Потемкин, а строительными работами руководил Астраханский губернатор

И. В. Якоби, «как испытанный уже в пограничных делах начальник». Десять крепостей, большинство из которых располагались на территории современного Ставропольского края, были призваны стать надежными форпостами империи в этом неспокойном регионе.

Любопытный факт: в 1773 году на Пятигорье побывал академик И. А. Гюльденштедт, участник одной из «физических экспедиций», посланных Российской Академией наук в различные районы страны. Традиционно считалось, что главной целью его поездки сюда было исследование природных лечебных ресурсов Северного Кавказа. И лишь недавно стало известно, что академик изучал также все имеющиеся ресурсы региона и фактически первым наметил очертания будущей Азово-Моздокской линии. Осенью 1776 года генерал И. Якоби, а вместе с ним и военные строители, полковники И. Герман и Н. Ладыженский, основываясь на записках Гюльденштедта, проехали его путем. И все десять запланированных крепостей привязали как раз к местам, которые наметил ученый.

«Рабочей силой» на строительстве крепостей стали солдаты Владимирского драгунского полка, а так же казаки Хоперского и Волжского полков, специально переведенных сюда с Царицинской оборонительной линии. Они имели опыт жизни в порубежье. Да к тому же, были не слишком надежны: волгцы участвовали в пугачевском бунте, а хоперцы не слишком рьяно его подавляли. К началу октября 1777 года все эти воинские части прибыли на место и приступили к работам, которые велись ускоренными темпами.

К 1780 году Азово-Моздокская линия была в основном выстроена и заселена. В первые годы своего существования она играла важную роль в боевых действиях, которые велись на Кавказе. Но постепенно стала терять свое военное значение и все больше играть важную роль в хозяйственной и экономической жизни края. На базе крепостей возникли города Ставрополь и Георгиевск, а так же села и станицы, некоторые из них в следующем столетии тоже сделались городами. Под защитой крепостей активно велось мирное заселение Предкавказья, превратившее его в богатый хлеборобный край.

Ну, а для нас, жителей Кавказских Минеральных Вод, важно, что во многом благодаря Азово-Моздокской линии родились и наши города-курорты. Приступив к сооружению крепостей – в строгой «сходственности с утвержденным докладом», генерал-поручик Якоби, опытный военачальник и администратор, сразу же заметил изъян проекта, – оставленную без прикрытия стратегически важную местность «при Бештовых горах».

23 июля 1879 года он направил светлейшему князю Г. А. Потемкину рапорт с предложением построить там «сверх прежде оппробированных одно укрепление сообразно прочим крепостям».

С помощью Потемкина высочайшее дозволение на возведение этой крепости было получено. Оно имело судьбоносное значение для будущего Пятигорска. В следующем, 1880 году крепость была поставлена в четырех верстах от горы Машук, на берегу речки Золотушки, неподалеку от её впадения в Подкумок. Назвали её Константиногорской, в честь недавно родившегося великого князя Константина – внука Екатерины II, сына будущего императора Павла I.

Предлагая строить новое укрепление, астраханский генерал-губернатор утверждал, что оно не только послужит «замком всей линии», но и будет иметь значение в хозяйственной жизни региона. Места эти, по его мнению, «...для конницы полезные, для земледелия плодородные и для хозяйственной экономии выгодные, едва ли по всей линии подобные снискать можно». Так будущему городу изначально было уготовано не столько военное, сколько мирное предначертание. В своем рапорте Якоби почему-то не упомянул о целебных минеральных источниках Машука, хотя именно они сыграли решающую роль в том, что небольшая слободка у стен крепости дала начало всемирно известному курорту.

К этому времени российские ученые уже располагали определенными сведениями о целебных водах Кавказа. А основательно и подробно обследовал минеральные ресурсы Пятигорья академик П. С. Паллас, побывавший здесь в 1893 году. Он имел возможность узнать о лечебных свойствах горячих вод, беседуя с солдатами из гарнизона Константиногорской крепости, которые регулярно пользовались машукскими источниками. Книга Палласа о поездке на Кавказ и его доклад в Академии наук вызвали интерес к Кавказским Минеральным Водам. В последующее десятилетие здесь побывало несколько специалистов-практиков, которые производили анализ минеральной воды и изучали её лечебное воздействие на пациентов, число которых к концу XVIII столетия стало увеличиваться за счет приезжих из России. Вот так и началась история наших курортов, которая требует отдельного рассказа.

Вадим ХАЧИКОВ, заслуженный работник культуры РФ.