Log in

15 декабря 2017 года, 11:20
Губернатор Ставрополья вручил государственные награды выдающимся жителям края.
Наш регион с рабочим визитом посетил директор департамента мелиорации Минсельхоза РФ Валерий Жуков.
Несколько улиц Пятигорска в предстоящую пятницу на целый день останутся без воды.
Ставропольская делегация поучаствовала в заседании ВО «Объединённые города и местные Власти».
Итоги чемпионата и первенства Ставрополья по автокроссу-2017.

Не было бы счастья, да курсбор поможет?

В понедельник 5 декабря на заседании Общественного совета при Министерстве Российской Федерации по делам Северного Кавказа в очередной раз обсудили проект федерального закона о курортном сборе. Учитывая повышенный интерес к данному законопроекту и неоднозначную его оценку экспертным сообществом, в работе Общественного совета приняло участие практически все руководство Минкавказа во главе с министром Львом Кузнецовым. Полемики на этот раз не получилось. Все выступившие на заседании совета высказались в поддержку нового сбора. После чего присутствующим было сообщено о том, что в настоящее время проект закона о курортном сборе находится в стадии согласования и не позднее середины декабря 2016 года будет внесен в правительство страны. В дальнейшем, в соответствии с поручением Президента Российской Федерации Владимира Путина, правительство должно до 1 марта 2017 года направить законопроект в Госдуму. Как пояснил Лев Кузнецов, сроки принятия закона будут зависеть от оперативности субъектов, в границах которых предполагается проводить эксперимент по взиманию курортного сбора.

 

Буквально за неделю до описанного события вопросы, связанные с подготовкой законопроекта о введении курортного сбора на территории отдельных субъектов Российской Федерации, были рассмотрены на заседании рабочей группы, созданной по инициативе подкомитета по туризму комитета ГД РФ по физической культуре, спорту, туризму и делам молодёжи. Вот на этом заседании депутаты попытались смоделировать ситуацию после принятия закона о курортном сборе и просчитать возможные риски. Как заявил председатель подкомитета по туризму Сергей Кривоносов: «Мы инициировали создание рабочей группы. В правительство законопроект не внесён, но, когда это будет сделано, у нас уже должно быть понимание, какие поправки должны быть внесены, чтобы этот закон позитивно влиял на развитие индустрии туризма в нашей стране».

Ничего не имея против «развития индустрии туризма», согласитесь, все же несколько странно выглядело, что вопросы, способные оказать заметное влияние на дальнейшую судьбу бальнеологических курортов, где ежегодно оздоровляются миллионы наших сограждан, в парламенте страны рассматривались непрофильным комитетом. Причем при обсуждении все выступавшие старались не произносить такие слова, как «бальнеология», «санаторно-курортное лечение», «народосбережение». Речь шла о каком-то абстрактном «туристе», которого необходимо заставить заплатить курортный сбор.

По мнению депутата Кривоносова, введение курортного сбора в ряде регионов РФ поможет вывести из тени индивидуальные средства размещения. Это способно придать импульс для развития регионов, а также позволит наладить учет турпотоков.

Депутата Госдумы от Ставропольского края Ольгу Казакову более всего волновал вопрос целевого использования поступивших средств. В частности, у нее возникли опасения, что собранные в спецфонд средства могут быть распределены без учета мнения конкретного муниципального образования, на территории которого они взимались.

Не испытывал излишнего оптимизма по поводу нового сбора первый заместитель председателя комитета ГД по физической культуре, спорту, туризму и делам молодежи Вячеслав Фетисов. Свою позицию он сформулировал достаточно лаконично: «Любой эксперимент требует понимания – ради чего проводится. Не надо никаких фондов, нужна конкретика».

Не остался в стороне и депутат от Краснодарского края Дмитрий Ламейкин, заявивший, что у каждого из субъектов, участвующих в эксперименте, есть свои сложности и особенности: «Механизм взимания – в нашем случае одна из ключевых задач».

Поддержал своего коллегу и депутат Марат Бариев, сформулировав свои опасения следующим образом: «Чтобы не получилось так, что мы решили собирать, а все собранные деньги ушли на зарплату тем, кто собирает».

Как видим, сомнений и опасений по поводу предлагаемого законопроекта у депутатов возникло довольно много. Поэтому решено было учесть все высказанные предложения при дальнейшей работе над законопроектом.

Сложилась довольно парадоксальная ситуация. Депутаты Госдумы высказывают свою озабоченность по поводу недостаточно четко сформулированных целей и задач нового законопроекта, механизма взимания курортного сбора, порядка расходования собранных средств. В ответ на это Минкавказ заявляет, что он уже все согласовал и через неделю направит свой проект закона в правительство, которое затем внесет его в Государственную Думу. Получается, что если депутатов беспокоят какие-то неясности в новом законопроекте и у них имеются к нему вопросы, то пускай они сами сформулируют на них ответы. Но тогда непонятно, в чем заключается роль разработчика проекта закона. В таком серьезном деле представляется не совсем оправданным действовать по принципу: «Прокукарекал – а там хоть не рассветай!» Тем более что год любителя кукарекать еще не наступил.

Интересна еще такая деталь. Минкавказ обещал внести в правительство страны проект закона о курортном сборе еще в ноябре. Теперь сроки сдвигаются. Не совсем корректны также рассуждения относительно даты 1 марта 2017 года. В поручении президента задача сформулирована предельно четко: «внести в законодательство Российской Федерации изменения, предусматривающие введение курортного сбора». Как известно, способ внесения изменений в законодательство существует только один – принятие закона. Поэтому внесение законопроекта в Госдуму, как предлагает Минкавказ, и внесение изменений в законодательство, как поручил президент, это не совсем одно и то же.

Если попытаться абстрагироваться от вопроса, выполнило или не выполнило то или другое министерство поручение президента страны, и постараться внимательно посмотреть на возникшую проблему, то предстает довольно интересная картина.

Первое, что бросается в глаза, – нам предлагают ввести курортный сбор, с помощью которого намереваются сделать наши курорты более привлекательными. Если не полениться и заглянуть в Налоговый кодекс РФ, то окажется, что в статье 8 законодатель дал ответы на вопросы, что такое «сбор» и для чего он нужен: «Под сбором понимается обязательный взнос, взимаемый с организаций и физических лиц, уплата которого является одним из условий совершения в отношении плательщиков сборов государственными органами, органами местного самоуправления, иными уполномоченными органами и должностными лицами юридически значимых действий, включая предоставление определенных прав или выдачу разрешений (лицензий), либо уплата которого обусловлена осуществлением в пределах территории, на которой введен сбор, отдельных видов предпринимательской деятельности».

На сегодня существует два местных сбора – для охотников и для лиц, занимающихся розничной торговлей. Вопросов к этим плательщикам сбора не возникает. Все понимают, за что уплачиваются деньги. Иное дело – курортный сбор. Ни один юрист пока не дал ответ на вопрос: «Какие юридически значимые действия будут совершаться в отношении плательщиков курортного сбора?». Им что, будет выдаваться на гербовой бумаге разрешение на прогулки по терренкурам? Или после уплаты курсбора они получат лицензию на право бесплатного употребления стакана минеральной воды в питьевом бювете? Вопросы, конечно же, не праздные. И, как представляется, юристам Госдумы предстоит серьезно поломать голову, прежде чем сформулировать удобоваримые ответы на них. А пока народ с юмором комментирует предстоящий курортный сбор. Он сравнивает его с попыткой продать покупателям входной билет в магазин, дающий им право на совершение необходимых покупок.

Следующим спорным моментом предлагаемого нововведения является сумма курортного сбора. Минкавказ в 2015 году предлагал зафиксировать ее в диапазоне 50 – 100 рублей с человека в сутки. В последнем варианте законопроекта верхняя планка составляет 150 рублей. При этом власти Крыма высказывались в пользу единовременного сбора, например, 300 рублей, – и отдыхай, сколько хочешь. Свое мнение по этому поводу имеет руководство Алтая. Вначале они хотели ограничиться суммой в 30 рублей. Через некоторое время они согласились остановиться на цифре 80. Очевидно, что мнений по данному поводу много, а консенсуса – нет.

На какую суммарную величину курортного сбора предполагают выйти его инициаторы? По данным Ростуризма, заполняемость коллективных средств размещения в Алтайском крае в прошлом году составила 3,5 млн. койко-дней. Если курортный сбор составит 100 рублей, его годовой бюджет будет равен 350 млн. рублей.

Исходя из этой методики, Краснодарский край может получить 4 млрд. рублей, Ставрополье – 860 млн. рублей, а Республика Крым 1,7 млрд. рублей. Но при этом высока вероятность того, что предлагаемые расчеты могут еще раз подтвердить справедливость народной мудрости: «Дурень думами богатеет». Если вычесть из суммы предполагаемого дохода затраты на администрирование курортного сбора, выпадающие доходы от «льготников» и несобранные доходы от «уклонистов», то величина собранного «курортного налога» может оказаться не намного отличающейся от понесенных затрат, что подтвердит справедливость опасений депутата Марата Бариева. Тем более что в способность охватить курортным сбором частный сектор никто не верит. Именно это послужило причиной, побудившей руководство Севастополя заявить в ноябре о своем неучастии в эксперименте. Их довод был убедительным – в теневом секторе находится 80% средств размещения туристов. Ввести курортный сбор – значит наказать законопослушных налогоплательщиков. А это, по их мнению, не совсем честно. Кстати говоря, аналогичная ситуация с «теневым сектором» и в Крыму, и на Кубани. Менее выражена эта проблема на Кавминводах. Но и здесь процент «уклонистов» будет внушительным.

Но даже если собрать предполагаемые суммы, их величина не способна будет сильно повлиять на решение насущных проблем курортных территорий. По мнению главы города-курорта Кисловодска Александра Курбатова, собранные средства не превысят 10 – 15% от необходимой суммы.

Немаловажно и то, на что планируется направить деньги «курортного сбора». Наиболее часто высказывается мнение, что эти средства будут направлены на реконструкцию и развитие «объектов общекурортной инфраструктуры». Если согласиться с таким подходом, то было бы честно для начала исключить из Федерального закона «О природных лечебных ресурсах, лечебно-оздоровительных местностях и курортах» статью 13, в соответствии с которой «Поддержка развития курортов федерального значения является расходным обязательством Российской Федерации». Или сформулировать ее иначе, например: «Поддержка развития курортов федерального значения осуществляется на принципах добровольного самообложения граждан».

Не секрет, что под формулировку «объекты общекурортной инфраструктуры» можно подогнать что угодно. Несомненно, что таковыми являются питьевые бюветы. В таком случае никто не станет выступать против выделения из общей массы поступивших денег какой-то ее части на ремонт и содержание питьевых бюветов. Но, тогда непонятно, чем эта схема будет отличаться от ранее предлагаемой и отвергнутой идеи платного отпуска минеральной воды «иногородним»? Разница только в том, что платить нужно будет не напрямую, на входе в питьевую галерею или бювет, а через некий фонд.

Еще можно направить на озеленение городов-курортов, позабыв о том, что руководство этих городов до последнего времени безжалостно вырубало многолетние насаждения. Также вполне логичным будет выглядеть финансирование из фонда реконструкции объектов инженерной инфраструктуры, если при этом не задумываться о том, что за каждый из них отвечает хозяйствующий субъект, и т. д., и т. п.

Но если и на эти «мелочи» не обращать внимания, то как быть с авторитетным мнением заведующей кафедрой правовых дисциплин Высшей школы госаудита МГУ Юлии Крохиной, утверждающей, что исследованиями МГУ об эффективности сборов Федеральной налоговой службой и Федеральной службой судебных приставов убедительно доказано, что расходы государства на сбор сумм менее 500 руб. превышают доход от этих операций. Ее вывод звучит, как приговор: «Администрировать курортный сбор нереально».

Внимательно анализируя происходящее вокруг «курортного сбора», невольно напрашивается мысль, что декларируемое руководством страны стремление развивать внутренний туризм, решать вопросы народосбережения, в том числе и за счет санаторно-курортного оздоровления, мягко говоря, не стыкуются с предпринимаемыми конкретными шагами, в частности желанием ввести курортный сбор. При величине прожиточного минимума, не превышающей 10 тыс. рублей, курортный сбор в 2 тыс. рублей за курс санаторного лечения может сильно испортить картину заполняемости курортов. И, прежде всего, той категорией граждан, которые в этом крайне нуждаются.

В этой связи представляется не такой уж фантастической идея «перенацелить» сбор. Ежегодно из нашей страны порядка 15 млн. наших сограждан вывозят на иностранные курорты сотни миллионов долларов и евро. Для них увеличение стоимости тура на 1 тыс. рублей – вообще не проблема. А для государства – дополнительные 15 млрд. рублей в год «курортного сбора». Те, кто едет за границу и на здоровье, как правило, не жалуются, и с деньгами трудностей не испытывают. Вот пусть они и уплачивают «курортный сбор» на поддержку отечественных курортов, тем более что администрировать его не представляет особого труда.

Тогда отпадет надобность наказывать рублем своих малообеспеченных граждан, прибывших на курорт с целью лечения, а не поиска приключений.

Павел ПЛАТОВ.