Log in

19 ноября 2017 года, 06:08
Главная резиденция Деда Мороза на Кавминводах разместится в Железноводске.
Муниципалитеты Ставрополья готовят новые программы по благоустройству.
В Ставрополе 1 декабря расскажут секреты успешного бизнеса в Сети.
Эпидемиологическая ситуация по гриппу и ОРВИ стала одной из тем еженедельного планового совещания.
Россия готова развивать транзит грузов по маршруту Азия – Европа.

Постойте, депутаты, не штампуйте хлипкие законы

В нашей стране все прекрасно знают, в каких двух случаях нужна спешка. А еще россияне абсолютно уверены в справедливости поговорки: «Поспешишь – людей насмешишь!» Но это касается простых граждан – тех, кто находится ближе к земле, и по этой причине не утратил способности адекватно воспринимать окружающую действительность.

Совсем иное дело – народные избранники. Очутившись в категории избранных, довольно часто наблюдается трансформация сознания, сопровождающаяся появлением особого взгляда на происходящие события.

Примеров, подтверждающих справедливость сказанного, можно привести сколь угодно много. Взять, хотя бы, историю с принятием закона о «лесной амнистии». Вне всякого сомнения, она является во многом поучительной.

В июне прошлого года Президент Российской Федерации Владимир Путин поручил Правительству разработать законопроект, который позволил бы устранить противоречия, имеющиеся в Едином государственном реестре недвижимости и Государственном лесном реестре. Народ тут же окрестил новый законопроект «лесной амнистией», догадываясь о том, кто его лоббирует, и кто таким образом пытается узаконить свои непонятным образом полученные лесные дачи.

Оперативности Правительства на этот раз пришлось позавидовать. Проект «лесной амнистии» подготовили быстро. Не прошло и года, как поручение президента было исполнено в полном объеме, и в стране заработал новый закон. Такой прыти от федеральных чиновников мало кто ожидал, учитывая, что уже четвертый год не выполняется поручение главы государства о разработке законопроекта о курортном регионе КМВ. Не так давно эксперты ОНФ признали, что не исполнено также президентское поручение, данное им Правительству РФ в феврале 2016 года, в соответствии с которым необходимо было разработать предложения по сохранению и рациональному использованию природного потенциала курортного региона Кавказских Минеральных Вод. Не исполнены 12 поручений Владимира Путина, направленных на развитие отечественных курортов, подписанных по итогам заседания президиума Госсовета в Белокурихе летом прошлого года.

Получается какая-то странность с поручениями главы государства – одни выполняются сверхоперативно, а о других – забывают, как о малозначительных.

Но вернемся к «лесной амнистии». На момент рассмотрения законопроекта, по данным Рослесхоза, было выявлено более 263 тысяч пересечений границ земель иных категорий с землями лесного фонда на площади около 1,7 млн га. При этом, по информации субъектов Российской Федерации, площадь таких пересечений была как минимум в 2,5 раза больше. Чтобы было более понятно, это – примерно в 10 раз больше территории, которую занимает Москва.

24 октября 2017 года, спустя три месяца с момента вступления в силу «лесной амнистии», комитет Госдумы по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям решил проверить, как исполняется Федеральный закон № 280-ФЗ, и провел на эту тему парламентские слушания.

К большому разочарованию депутатов и всех присутствующих, выяснилось, что новый закон не работает. Более того, он в принципе не может применяться на практике по целому ряду причин.

Выяснилось, что огромные площади лесных угодий все еще не поставлены на кадастровый учет. В ЕГРН не внесены даже сведения о границах особо охраняемых природных территориях (ООПТ). В 21 субъекте РФ границы ООПТ в госреестр не внесены вообще. Еще примерно в полусотне субъектов на кадастр поставлены не более 10 % территорий с особым природоохранным статусом. Возникла парадоксальная ситуация, когда регистратор прав не имеет информации, на основе которой он должен принять решение о том, подлежит земельный участок исключению из границ лесного фонда (т.е. амнистии), или к такому земельному участку применение «лесной амнистии» исключается в связи с его нахождением в границах ООПТ. Учитывая, что многие регионы восприняли закон как упрощение лесопользования, нетрудно представить себе, сколько дров успеют наломать, прежде чем доведут амнистию до логического завершения.

Напрашивалось вполне логичное решение – необходимо из бюджета выделить денежные средства, достаточные для постановки на кадастровый учет всех лесных участков. Странным образом получилось так, что в федеральном бюджете на эти цели заложены чисто символические суммы, примерно столько же, сколько выделялось ранее. Поэтому наивно рассчитывать на то, что в ближайшее десятилетие 75 % «бесхозных» лесов будут учтены, и информация о них будет внесена в ЕГРН. А раз так, то никакой реальной амнистии лесных дач за это время не произойдет. Это будет десятилетие нервотрепки, хождений по инстанциям и несбывшихся надежд.

Довольно интересной представляется такая деталь: когда принимали закон, главным аргументом указывалось возмущение народных масс, требующих от властей незамедлительно решить их проблемы с лесными дачами. Приводились даже примеры, что обиженными считают себя примерно

300 тысяч человек. Но, как выяснилось, за три месяца действия закона в органы госвласти от желающих узаконить свои участки поступило всего 772 запроса о согласовании схем расположения земельных участков на кадастровом плане, что составляет примерно 0,25 % от всех амнистированных. Причем 230 из них пришлись на Московскую область, что также наводит на определенные размышления. Возникают резонные вопросы: «А стоило ли принимать такой скандальный закон, если на поверку оказалось, что волнует он всего лишь несколько сотен человек?» и «Почему при этом не принимаются законы о спасении российских курортов, которые затрагивают жизненные интересы миллионов наших сограждан?»

Очень показательной оказалась оценка, которую дала закону о «лесной амнистии» вице-спикер Госдумы Ольга Тимофеева: «Спешка с принятием закона не оправдала себя». Она напомнила, что к закону было много вопросов не только со стороны самих депутатов, но и, например, ФСБ, которая указывала на скрытую коррупционную составляющую. «Правительство нас торопило, говорили, что каждый день в судах рассматриваются дела, и добросовестные граждане лишаются законных участков», – возмущалась Тимофеева. Но теперь выяснилось, что в большинстве регионов «лесная амнистия» даже не началась. Граждане по-прежнему не могут поставить на кадастровый учет свои участки, а суды не могут вынести решения, – рассказали на слушаниях. Людям отказывают в регистрации по той причине, что границы земель лесного фонда, с которым идет пересечение, четко не определены.

Досталось от вице-спикера и Правительству, не пожелавшему зарезервировать в бюджете 7 млрд рублей, необходимых на проведение мероприятий по установлению границ участков. «По факту же, Правительство проигнорировало постановление Госдумы», – подвела неутешительный итог Ольга Тимофеева.

Ставрополье трудно назвать лесным краем. Площадь, занятая лесными насаждениями, не так уж значительна в нашем регионе. Тем не менее, по информации Минприроды края, более 50 % лесов на кадастровый учет не поставлены. И это продолжает создавать угрозу, явочным порядком, перевода лесных земель в нелесные, и их застройку коммерческими объектами. Именно этим объясняется многолетнее нежелание бывшего руководителя Пятигорска Льва Травнева поставить свою подпись под документами, утверждающими границы

Бештаугорского заказника. Более трех лет он игнорировал обращения Минприроды, не обращал внимания на протесты прокуратуры, всячески затягивал принятие судебных решений. Поэтому неудивительно, если в ближайшее время всплывут многочисленные факты разбазаривания лесных угодий, находящихся в границах города-курорта Пятигорска. Тогда всем станет понятен смысл горькой иронии: «Мэра Травнева «ушли», а его дело живет и побеждает!»

На эту же неутешительную мысль наталкивает нас скандал, разрастающийся в Минераловодском городском округе. Сподвижник Травнева Сергей Перцев, в полной мере разделяющий его авторитарный стиль правления, подписал документы, разрешающие вырубку 200 га лесных угодий на горе Змейка, расположенной в границах Бештаугорского заказника. Другого места для строительства китайского туркомплекса, видимо, не нашлось. Пятигорский прецедент оказался для господина Перцева как нельзя кстати. Он также проигнорировал обращение краевого Минприроды и требования прокуратуры. А затем, по проторенной дорожке, стал судиться со всеми подряд, включая самого губернатора Ставропольского края Владимира Владимирова. Два суда Перцев уже проиграл, но признавать свою неправоту он пока не торопится. Тем более, что ему, как и его единомышленникам, очень помогает Федеральное Правительство, демонстративно неспешно пытающееся разобраться с такой серьезной проблемой.

Получается интересная картина: Федеральное Правительство поспешило продавить закон о «лесной амнистии», который применить на практике не представляется возможным. Депутаты повозмущались, повозмущались, но сырой законопроект утвердили. Тем более, что представлял его сам вице-премьер Дмитрий Козак. ФСБ усмотрела в новом законе коррупционную составляющую, но это никак не повлияло на его судьбу. Денег для постановки на кадастр в казне не нашлось, а, может быть, их не пытались отыскать.

А тем временем свою абсолютную поддержку новому закону высказывают 230 подмосковных хозяев лесных дач да некоторые агрессивно настроенные по отношению к лесу градоначальники.

Так и хочется сказать народным избранникам, чтобы они тщательнее относились к законопроектам. Чтобы потом осадочек не оставался.

Павел ПЛАТОВ.