Log in

15 декабря 2017 года, 05:37
Губернатор Ставрополья вручил государственные награды выдающимся жителям края.
Наш регион с рабочим визитом посетил директор департамента мелиорации Минсельхоза РФ Валерий Жуков.
Несколько улиц Пятигорска в предстоящую пятницу на целый день останутся без воды.
Ставропольская делегация поучаствовала в заседании ВО «Объединённые города и местные Власти».
Итоги чемпионата и первенства Ставрополья по автокроссу-2017.

Банкиров смущают риски «медкластера»

Не секрет, что в солидных коммерческих структурах целые подразделения неустанно работают над составлением всевозможных аналитических отчетов, обзоров, докладов. На их основе вырабатываются прогнозы и рекомендации, которые, в свою очередь, призваны способствовать принятию обоснованных управленческих решений для достижения намеченных целей. А цели у всех коммерсантов, при всем кажущемся их многообразии, едины. Прежде всего – это гарантированное получение прибыли и минимизация рисков при реализации бизнес-проектов.

 

В полной мере сказанное выше относится и к одному из крупнейших российских банков – Внешэкономбанку (ВЭБ). Банк, переживающий в настоящее время не самые лучшие времена, предпринимает отчаянные попытки ювелирно пройти вдоль линии, отделяющей его от неминуемого банкротства. Поэтому руководство ВЭБа так трепетно относится к любой информации, появляющейся в СМИ, способной негативно отразиться на имидже банка и поставить под сомнение возможность преодоления трудностей, стоящих перед ним.

В этой связи особый интерес представляет очередной аналитический материал, опубликованный 24 октября 2016 года и составленный на основе публикаций в средствах массовой информации. Наряду с интервью зампреда ВЭБа Андрея Клепача о предстоящей продаже некоторых проблемных активов банка; публикацией «Интерфакса» о том, что бывший первый зампред ВЭБа Андрей Сапелин возглавит дочернюю структуру «Ростеха» – «РТ-Финанс»; сообщением «РИА-Новости» об улучшении прогноза FITCH по рейтингу ВЭБа; интервью главы федерального Минфина Антона Силуанова и главы Минпромторга РФ Дениса Мантурова, так вот, наряду со всеми этими публикациями в 18-страничном обзоре нашлось место и статье «Экспоцентр накрылся судебными исками», опубликованной в газете «Кавказская здравница» 22 октября 2016 года. Получается, что указанная статья, появившаяся даже не в столичном издании, буквально на следующий день после выхода попала в поле зрения банкиров и серьезно их взволновала.

Чтобы лучше понять причину происшедшего, необходимо дать некоторые пояснения.

Свою историю Внешэкономбанк отсчитывает с далекого 1922 года. Но в нынешнем виде он существует с 2007 года, когда Президент Российской Федерации Владимир Путин подписал закон «О банке развития». ВЭБ получил статус госкорпорации, т. к. банковской лицензии у него не было. На деятельности банка сильно отразились кризисные явления 2008 – 2009 годов, когда он вместо развития вынужден был выполнять антикризисные поручения, в частности, спасать комбанки «Глобэкс» и «Связь-банк». Для этих целей он привлекал внешние заимствования. Более 240 млрд. рублей в виде кредитов ВЭБ выдал на строительство олимпийских объектов в Сочи. На конец 2014 года 183 млрд. рублей «олимпийских кредитов» официально были признаны проблемными. По итогам 2014 года ВЭБ получил рекордный чистый убыток в размере 250 млрд. рублей. К середине 2015 года банк задолжал иностранным кредиторам около 20 млрд. долларов (или 1,34 трлн. рублей). Указанная сумма оказалась сопоставима с 10% годового бюджета России. Создалась реальная угроза дефолта по внешним долгам, что чревато было серьезными экономическими потрясениями в масштабах всей страны.

Чтобы исключить возможность развития событий по неблагоприятному сценарию, решено было кардинально перестроить работу банка. Именно это имел в виду Владимир Путин, когда в декабре 2015 года в ежегодном Послании Федеральному Собранию сообщил, что необходимо «провести расчистку» институтов развития, оптимизировать структуру и механизм их работы. По словам главы государства, многие из институтов развития «превратились в помойку для плохих долгов». Вслед за этим последовала отставка президента ВЭБа Владимира Дмитриева.

26 февраля 2016 года на должность главы Внешэкономбанка был назначен Сергей Горьков, до этого работавший заместителем Германа Грефа в «Сбербанке».

Через полгода на встрече с президентом страны Сергей Горьков докладывал: «Пришла новая команда. Могу сказать, что нормализована работа банка. В целом восстановили доверие инвесторов, привлекли больше миллиарда долларов с рынка. Можно сказать, что с ликвидностью проблемы будут решены, хотя это непростая задача. Продолжаем кредитовать промышленность, хотя и ограниченно, потому что ресурсов пока у нас недостаточно для этого, но это делаем. Что важно – в рекордные сроки сделали новую стратегию, она оказалась достаточно уникальна. Ну и в целом я думаю, что в этом году мы сможем построить основные процессы, а в 2017 году уже вывести банк на нормальную работу, в 2018 году выйти на прибыль».

Таким образом, ценой неимоверных усилий и нестандартных решений Внешэкономбанк удержался на плаву и обрел реальную перспективу развития. В сложившейся ситуации основной задачей нового руководства банка стала необходимость не наделать новых ошибок, способных обрушить хрупкую спасительную конструкцию, с таким трудом созданную для спасения ВЭБа.

А теперь, после такого рассказа о проблемах банка, стоит пояснить, почему они должны волновать жителей Кавказских Минеральных Вод и как судьба Внешэкономбанка переплетена с судьбой курортного региона.

В 2010 году с целью развития инвестиционной среды Северо-Кавказского федерального округа за счет привлечения инвесторов и участия в реализации производственных и инфраструктурных проектов на территории округа ВЭБ создал «Корпорацию развития Северного Кавказа». 100% акций КРСК принадлежат Внешэкономбанку, стало быть и всю ее деятельность контролирует банк.

За шесть лет существования КРСК, несмотря на громкие заявления и обещания, Корпорация сумела реализовать только несколько проектов, масштабы которых не оказали заметного влияния на экономику региона.

Осенью 2012 года КРСК приступил к строительству выставочного комплекса недалеко от аэропорта Минеральные Воды, пообещав открыть его в марте 2014 года. На строительстве объекта было успешно освоено примерно 5,5 млрд. рублей бюджетных средств. С тех пор уже почти три года не затихают судебные споры. Дату начала работы «Экспоцентра» никто не берется назвать. Проведенная ВЭБом аудиторская проверка выявила множество нарушений, в результате чего банк прекратил финансирование проекта. Правда, это не помешало первому замминистра по делам Северного Кавказа, председателю совета директоров АО «КРСК» Одесу Байсултанову в интервью «Российской газете» 6 сентября 2016 года заявить о том, что «многофункциональный выставочный комплекс «Минводы-Экспо» должны ввести в эксплуатацию до конца 2016 года».

В 2013 году за 200 млн. бюджетных рублей для «Кавказского горного клуба» была построена гостиница на горе Эльбрус, на высоте примерно 3900 м. Обещанные миллионы налоговых отчислений пока не подтвердились. В 2012 – 2013 годах КРСК совместно с «Арнестом» участвовала в реализации проекта «Национальный аэрозольный кластер». Вклад АО «КРСК» в создание этого актива составил 196 млн. рублей. Через год Корпорация вышла из проекта, как было заявлено, с доходностью более 12%. С учетом инфляции и изменившегося курса доллара это более напоминало предоставление кредита на льготных условиях.

В 2013 году гендиректор КРСК Антон Пак поделился своей мечтой: «По нашим прогнозам, до 2015 года общий объём инвестиций КРСК в проекты СКФО превысит 10 млрд. рублей. В рамках реализации этих проектов частными инвесторами будет профинансировано более 60 млрд. рублей». Однако новое руководство компании, подводя итоги ее деятельности в декабре 2015 года, было не столь оптимистично: «С 2010 года АО «КРСК» инвестировало в различные проекты на территории СКФО 6,8 млрд. рублей, а с учётом привлечённых средств общий объём вложений составил более 30,3 млрд. рублей». Получается, что обещания были выполнены только наполовину.

Эффективность реализуемых Корпорацией развития Северного Кавказа проектов и методика их отбора зачастую вызывали обоснованные вопросы. В частности, летом текущего года прошла информация о том, что компания «Трамплин 1650», построившая ресторан быстрого питания и пообещавшая в течение ближайших пяти лет довести налоговые отчисления до 50 млн. рублей, получила за это, как резидент ВТРК «Архыз», субсидию в размере 41,8 млн. рублей. Это тем более удивительно, что всем хорошо известно о непреодолимом стремлении инвесторов строить кафе и рестораны в любом месте, где есть достаточное количество посетителей. И никакого понуждения в этом деле не требуется.

Объективная оценка деятельности КРСК была дана на состоявшемся в Грозном в июле 2014 года совещании по развитию Северо-Кавказского региона. Полпред президента в СКФО Сергей Меликов и его заместитель Одес Байсултанов подвергли резкой критике Корпорацию. Они открыто заявили, что руководство КРСК не работает, а деньги тратит «непонятно куда». Как результат – у корпорации дефицит порядка 1,2 млрд. рублей.

Исходя из этой информации, становится очевидно, почему статья об Экспоцентре, который «накрылся судебными исками», не осталась не замеченной для руководства Внешэкономбанка и заставила его всерьез отнестись к изложенной в ней информации. Финансирование КРСК и реализуемых ею проектов идет по простой схеме: государство докапитализирует ВЭБ, который, в свою очередь, докапитализирует Корпорацию. Учитывая балансирование Внешэкономбанка на «грани фола», любая ошибка при определении рисков финансируемых им проектов может оказаться для банка фатальной. КРСК уже «закопала в землю» 5,5 млрд. рублей в виде несостоявшегося Экспоцентра, да еще и прилично оскандалилась при этом. Теперь она заявляет о намерении реализовать в курортном регионе более масштабный проект и построить за 160 млрд. рублей «медицинский кластер». При этом 40 млрд. рублей из федерального бюджета должны транзитом пройти через ВЭБ, значительно повысив риски перемещения банка в проблемную зону. В такой ситуации инстинкт самосохранения банкиров может оказаться гораздо сильнее, чем желание удовлетворить чьи-то амбиции. Поэтому, даже несмотря на выделение 1,7 млрд. рублей на разработку проекта «медкластера», вероятность полноценной реализации данного проекта не столь очевидна.

Буквально пару недель назад появилась информация, что Корпорация развития Северного Кавказа предлагает себя в качестве разработчика Стратегии создания Каспийского транспортно-логистического комплекса. Она уже разработала Стратегию развития Кавказских Минеральных Вод. Она поучаствовала также в разработке стратегии «медкластера». Проблема заключается в том, что были бы разработаны указанные стратегии, или их не было бы вовсе – ничего не изменилось. Поэтому вероятность того, что деньги за разработку «каспийской стратегии» будут освоены, но это не даст ровным счетом никакого эффекта, весьма велика. По крайней мере, опыт предыдущих разработок является красноречивым тому подтверждением.

Как известно, критически к проекту строительства на бальнеологическом курорте «медицинского кластера» относятся не только общественники-экологи. Неоднократно о своем несогласии с инициаторами «кластеризации Кавминвод» заявлял бывший полпред президента в СКФО Сергей Меликов. Ставила под сомнение оправданность реализации данного проекта и его эффективность Счетная палата России. Категорически против непродуманных экспериментов на федеральных курортах выступала Общественная палата Ставропольского края. Мнение экспертного сообщества разделилось, но идею строительства «медкластера» любой ценой не поддержал никто.

Следовательно, последнее слово теперь за банкирами. Если их аналитики, просчитав всевозможные сценарии и оценив риски, сочтут возможным финансирование этого небезупречного проекта, – это их право. Но тогда, в случае неудачи, не стоит никому предъявлять претензии. Вся информация (и положительная, и критическая) была в их распоряжении.

А кто делает выбор, тот в полной мере несет за него ответственность.

Павел ПЛАТОВ.