Log in

26 мая 2020 года, 03:06

Литературная страница

Весна вошла в нашу жизнь тёплыми солнечными лучами, лёгким дуновением ветра, тонким ароматом первых цветов, яркой палитрой красок. Всё это вдохновило наших авторов на новые произведения. Они полны искренней любви к природе, к родному Отечеству, к малой родине. Интересны и работы прозаиков. Сюжеты, взятые из жизни, не оставят читателей равнодушными. Впервые в рубрике «Творчество наших гостей» мы публикуем стихи юной Марии Вазаговой из Москвы. Пусть эта публикация станет добрым началом в её творческой судьбе!

Сусанна БАГРАМЯН, руководитель литобъединения «Слово» имени Эффенди Капиева при газете «Кавказская здравница».

Поэзия

Светлана КОЛБАСИНА

Пролески

Будто неба весеннего синь

Опустилась на землю нечаянно,

И повсюду, куда взгляд ни кинь,

Синий пламень бушует отчаянно.

 

Скромной яркости милый цветок!

После спячки пчела ошалелая

Томно гладит его лепесток…

И росинка целует несмелая…

 

Мария КАРПОВСКАЯ

* * *

В русских песнях – великая сила

И мотив задушевный, простой,

О тропинке, что в степь уводила,

Где от трав пряный запах густой.

 

О ромашках и лютиках в поле,

Что поникли от девичьих слёз,

О пернатых, поющих на воле,

О лесах белоствольных берёз.

 

Пели песни застольные эти,

И в бокалах искрилось вино,

Будто пели все люди на свете,

Как стучал старый клён мне в окно.

 

Екатерина ГОДУНОВА

Одуванчики

На огромном рассветном просторе

Разгораются тысячи солнц.

Одуванчиков жёлтое море

В неземную палитру слилось.

 

На цветочных макушках пушистых

Улыбаются капельки рос.

Это поле – небесная пристань,

Здесь любви нашей пламя зажглось!

 

Елена ДОЛЖЕНКО

О любви

О любви есть песен много.

Их поём мы вновь и вновь.

Только хочется свою мне

Спеть вам песню про любовь.

 

Про любовь ту, без которой

Жить я просто не могу,

Про любовь, что, как святыню,

В своём сердце берегу.

 

Как любила, как страдала,

Как тебя, родной, ждала.

Как я вишней белоснежной

Для тебя в саду цвела.

 

Пусть давно увяла юность,

И умолкли соловьи,

Но я знала в жизни счастье,

Счастье сладкое любви.

 

Юрий ТИМАШЕВ

Пасхальная история

Год рождения – год ухода.

До чего лаконичен погост.

Что любил? Кем ушедший работал?

Продолжение есть у него?

 

Человек равен целой Вселенной.

Он угас – с ним угасла она.

Только память людская нетленна.

Как же, как же сберечь имена?

 

Долго думал над этой задачей

Невеликий преклонный поэт.

И нашёл-таки способ удачный:

Эпитафия – лучший ответ.

 

Стихотворная надпись в металле –

Ей ни снег, ни дожди нипочём.

Пусть все знают, кого потеряли,

Что за личность лежит под крестом.


Захотелось своими руками

Самым близким любовью воздать.

Без посредников – сами с усами!

Будем с химией мы колдовать.


Мой отец, ты меня приохотил

К разным опытам, есть результат.

Эти строки на долгие годы

Облик твой для сельчан сохранят.


И, конечно же, ты не забыта –

Моя добрая, чуткая мать.

Вехи жизни твоей как отлиты,

О тебе будут многие знать.


Две пластины стоят у надгробий.

Шаг замедлил пасхальный народ:

«И мы тоже… хотим наподобие…

Подскажите: где автор живёт?».


Надежда БЕЛУГИНА

Выйду тропкой исхоженной

Выйду тропкой исхоженной

На крутой косогор,

Где аллей нет ухоженных,

Лишь покой и простор.

Закивала, приветствуя,

Разноцветьем трава:

Память светлая, детская

В чутком сердце жива.

В платьях белых в горошину,

Как на выданье – в ряд,

Возвращением в прошлое

Здесь берёзы стоят.

Тут легко, вольно дышится:

Друг мне – лес вековой.

Шум приветливый слышится

Над моей головой.

Здесь равнины просторные

И ромашковый рай,

Ручейки чудотворные –

Вот родимый мой край.

Здесь светла и застенчива,

Целомудренна Русь.

От Великого, Вечного

Сил земных наберусь.

Рассказы

Серый конь мне ответил доверием

Было мне тринадцать лет, когда я впервые села на коня. Тогда я вообще увидела это благородное животное живьём в первый раз. Но любопытство подростка пересилило страх. Не помню, как очутилась в седле. Чья-то сильная рука поддержала меня в тот миг. Мало сказать, что меня переполнял восторг – я вдруг почувствовала себя императрицей на «троне» с четырьмя копытами и хвостом. А вокруг до горизонта и далее – владения, которые могу вмиг покорить. Страх моментально исчез. К упоению примешалась гордость за себя и свои нежданно приобретенные просторы.

Спасибо Трону, который оказался покладистым жеребцом. Добрый пастух специально подобрал его для меня.

Бедный был конь. Я носилась верхом от горизонта до горизонта. Все холмы бескрайних степей, которые мог окинуть глаз, изучила. Казалось, что задор, любопытство, радость огромнее самих степей. К вечеру с трудом покидала седло. До утра ныло моё собственное «седло», отбитое от долгих скачек.

Однажды бесстрашие чуть не довело меня до беды.

Оседлав велосипед, я добиралась на нём до ближайшего селения за пять километров. Семья пастуха-чеченца принимала меня как родную, и я жила у них неделями. У хозяев были машина с мотоциклом, которые также освоила одним махом, как коня, ещё имелись гитара и пластинки с проигрывателем. А на многие километры – больше ни одной души. Что ещё нужно для романтики? Полный комплект развлечений. Живя подолгу у них, конечно, помогала по хозяйству, нянчила малышей. Но по большей части, конечно же, развлекалась гонками по степям на мотоцикле и скачками на коне.

Так вот. Добираясь до этой стоянки на велосипеде, увидела в степи пустой загон для скота, четыре привязанные к столбу лошади… Людей поблизости не было. Не зная страха к лошадям, подошла к неоседланному серому жеребцу, погладила его. Отвязав от столба, забралась на него. Покатавшись вволю, отвела обратно. Покладистый и спокойный конь...

Спустя неделю об этом факте вспоминала почти с ужасом. Мне сообщили, что хозяин этих лошадок лежит в больнице от бешеного и дикого нрава серого коня. Что бы могло случиться со мной, подойди я тогда к коню со страхом или злостью! С тех пор открыла для себя ценную заповедь: на доверие отвечают доверием.

Светлана АГАРКОВА.

 

Зинка-соломинка

Хуторок, затерявшийся в степи, был не таким уж и маленьким. Но молодёжь не задерживалась здесь. Уезжала в город. Зинаида не могла уехать – не хотела оставлять больную мать одну. Но ей так хотелось повидать другие места! Когда её одолевали тоска и грусть, она брала в руки аккордеон, оставшийся от отца, выходила на крыльцо, садилась на дощатую ступень и играла, забывая обо всём на свете. Её игру приходили послушать хуторяне. Они садились на скамейку у плетня и с замиранием слушали рвущиеся и стонущие аккорды музыки. Девушка забывала обо всём на свете, душой и мыслями уносясь в дальние края. Хуторяне подшучивали над ней: уж очень необъятных размеров была девушка. Её полнота отталкивала парней. За ней никто не ухаживал и не приглашал на свидание. Все, шутя, называли её «Зинкой-соломинкой». Как и когда закрепилось за ней это прозвище, никто уже и не помнил. Но по-другому её и не называли. Зинаида знала об этом и не сердилась. Она действительно была полновата для своих лет.

Похоронив мать, девушка решила уехать. Начать новую жизнь в другом краю. Чемодана у неё не было. Вынув аккордеон из футляра, сложила в него свои нехитрые наряды. Закрыла флигель и взяла билет до Мирного, где набирали рабочих. В дороге к ней часто приставали с просьбой сыграть, но девушка отшучивалась:

– Нет. Это не аккордеон. В футляре мои платья, – признавалась девушка.

Попутчики не верили в это, посмеивались, но больше с подобной просьбой не приставали.

По натуре Зинаида была не злобной, доброй, с весёлым нравом. За это её и любили в хуторе, а особенно за игру на аккордеоне, и сожалели, что Зинка уезжает. Добравшись до конечного пункта назначения, девушка была удивлена природными условиями и бытом рабочих. Действительность не соответствовала её молодому воображению. Но она твёрдо решила остаться на прииске якутских алмазов. Был август месяц. Шли затяжные проливные дожди. Сопки, покрытые низкорослыми деревьями и кустарниками, не вызывали у девушки восторга. Она увидела одно пятиэтажное здание и деревянные бараки. У автобазы – ровным рядом стоявшие палатки. На заработки в Мирный ехали семейные пары в надежде поправить своё финансовое положение. Но приезжали и одинокие, любители романтики, как Зинаида. В одной из таких палаток и поселилась девушка.

Ей предложили работу на кухне, но она отказалась. Чтобы получить допуск к работе на фабрике, Зинаида окончила двухмесячные курсы. Работа на фабрике была сезонной. Из первоначального карьера «Трубка Мира», открытого геологами, возили БелАЗами руду с алмазами и высыпали в большие бункера, дробили, промывали, руда попадала на транспортёр, где опять промывалась. Отходы промытой руды попадали в «рукава» и по трубам выливались за посёлком, где превращались в небольшие терриконы промытой породы. После промывки алмазы поступали в лабораторию. Отделённые от руды алмазы были очень прочными и не крошились при обработке руды. Девушке было всё интересно. Она не жаловалась на трудности, похудела и стала довольно-таки смазливой разбитной девчонкой, закалённой условиями сурового края. Она, как и все, вырезала из картона маску, чтобы в шестидесятиградусный мороз не обморозить лицо. Выходить на улицу без такого приспособления было опасно. Сплюнув, слюна застывала в воздухе. Зиму она перезимовала, хотя и с трудом. Но это не сломило в ней бодрости духа. Она не унывала. Ей было всё интересно. К весне из палатки она перебралась в барак, жизнь пошла веселее. Получив очередную зарплату со всеми надбавками и премиальными, купила себе аккордеон и в свободное время играла, радуя и завораживая игрой слушателей. В такие минуты ей вспоминались родные края и привольные степи. Зинаида временами грустила по родным местам.

Как и все рабочие, тайком в свободное от работы время она ходила к переработанной породе и промывала, надеясь найти в ней алмаз. Ей повезло. Несколько найденных крохотных алмазов она спрятала и никому об этом не говорила, решив, что они ей ещё пригодятся в будущем. Иногда она доставала похожие на стекляшки алмазы и разглядывала их, не понимая, в чём их прелесть. Зазеленели сопки. Появились первые ягоды брусники, голубики и черники. Девушка собирала ягоды и варила из них варенье, делая запасы на зиму. Познакомилась с молодым мужчиной, влюбилась. Вскоре они поженились. Им выделили комнатку в бараке. Вдвоём жизнь пошла веселее. Игорь работал шофёром на БелАЗе, возил руду из карьера.

По праздникам ходили в клуб на танцы или смотрели кино. В магазинах царило изобилие продуктов. Мирный стал расширяться. Комбинат строительных материалов стал возводить многоэтажные дома. В одном из таких домов молодая пара получила квартиру. Стали подумывать о детях. Вскоре родилась дочь, а затем и другая.

Так побежали год за годом. Каждые три года Зинаида с мужем и детьми ездила в её родной хуторок. Перестроили родительский флигель, на месте которого появился один из лучших домов в хуторе. Хуторяне завидовали этой молодой и дружной паре, их достатку.

Девочки выросли, уехали учиться в другие города. Зинаида стала уговаривать мужа переехать жить к ней на родину. Муж долго не соглашался, но вскоре уступил просьбам жены.

Вернувшись в родной хуторок, Зинаида стала обустраивать дом, покупать новую мебель, наводить уют семейного очага. Вскоре они купили машину, иномарку, такой в хуторе ещё ни у кого не было. Хуторяне перешёптывались, слагая о Зинке-соломинке небылицы. По хутору поползли слухи, что у них алмазов и денег – немерено.

– Кто бы мог подумать, что Зинке так повёзёт. И муж непьющий, и достаток в доме, и дочки умницы, институт закончили, в Москве живут. Ишь как шикуют… – перешёптывались они, собираясь по вечерам у чьей-нибудь калитки.

Однажды ночью в их дом ворвались бандиты. Стали требовать деньги. Как ни пытался Игорь объяснить, что денег и алмазов у них нет, те не верили. На глазах у мужа стали пытать жену. Они перевернули весь дом, надеясь найти алмазы и деньги, но в доме ничего не оказалось. Бандитам было трудно понять, что заработанные деньги давно кончились, и что алмазов у них нет, а какие были, Зинаида давно подарила девочкам. Это были только слухи завистников, которые возводили легенды о богатстве.

Через день их обнаружила соседка, забежав к Зинаиде в гости. Зрелище, которое предстало глазам, повергло её в ужас. Комната была залита кровью, у обоих были выколоты глаза, а из груди Зинаиды торчали вилы.

Новость быстро облетела весь хутор. Хуторяне не могли понять причины злодеяния. Кому помешала эта спокойная пара? Перешёптывались, списывая всё на то, что грабители требовали у хозяев денег, заработанных в Мирном. Им было невдомёк, что своей завистью и сплетнями они погубили эту пару.

Хоронили погибших всем хутором. Хуторянам было жаль их. А особенно Зинку-соломинку за её задорный характер и игру на аккордеоне.

Екатерина КИРЬЯНОВА.

Творчество наших гостей

Мария ВАЗАГОВА

* * *

Необъятные просторы

Душу манят на Кавказ.

И поют мне песни горы.

Солнцу радуется глаз.

 

Как богаты красотою

Эти милые края!

Сердце здесь я приоткрою

Для тебя, моя земля!

 

Утром выйду на поляну,

Встречу ласковый рассвет.

Огибая синь тумана,

Соберу цветов букет.

 

Минута танца

Танцует, ритму он внимая,

Улыбкой манит выйти в круг.

Минута танца быстро пролетает,

С движеньем сильных ног и рук.

 

Звучит гармошка без умолку,

Внимает дивным звукам гор.

А он, подобно ирбису иль волку,

Кидает на меня свой взор.

 

Не покидает танца его сила.

Всё вижу гордый стан перед собой.

Ох, как же всех гостей тогда дивила

Его харизма с искоркой живой!

Зааршовка

Как кошка с собакой…

Елена сидела в кресле и с умилением смотрела на спящих рядом кота и собачку. А ведь совсем недавно всё было иначе…

В их большом дворе, образовавшемся между четырьмя домами, кот появился неизвестно когда и откуда, обосновался основательно, и все жильцы, не сговариваясь, дали ему имя Васька. Кот был особенный: крупный, сильный, независимый и агрессивный. Решив, что он здесь самый главный, присвоил себе всех кошек и на любого посягателя на свою собственность набрасывался без всяких предупреждений с такой яростью и быстротой, что противник, получив пару крепких оплеух, пускался наутёк. Иногда Васька на пару дней исчезал. Вероятно, ходил по соседним дворам наводить свои порядки, но всегда возвращался в свой двор. Жители его подкармливали. Особенно он любил дом с высоким деревянным крыльцом, где всегда для него стояла миска с едой. Как-то хозяйка крыльца попыталась его погладить, но он так дёрнулся и зло фыркнул, что отбил всякую охоту повторить попытку.

Елена жила на втором этаже соседнего дома. Так получилось, что она осталась одна, и её единственной отрадой была собачка Джесси. Много лет назад Елена подобрала её выброшенным щенком на улице, выходила этого маленького, как оказалось, инвалида, и со временем они стали большими друзьями. Одна была беда: гулять с ней Елена не могла из-за болезни ног, а поскольку собачка была домашней, воспитанной в добре и ласке, во дворе её обижала каждая собака. Елена была доброй и отзывчивой, вот и мимо Васьки она не могла пройти просто так, всегда для него в сумочке что-нибудь находилось, а во время кормёжки она что-то ему приговаривала. Казалось, что Васька даже ждал её, потому что при её появлении кот откуда-то выскакивал и бежал навстречу.

Однажды вечером она услышала, что кто-то скребётся во входную дверь. Открыла, а там – Васька! Было видно, что ему плохо, и он просил о помощи: одно ухо разорвано, кровоточащие раны на лапах и на боку…

– Васька! Заходи, что с тобой приключилось?

Наверное, дрался не с одним котом. Зная бойцовские качества Васьки и его неуступчивость, можно предположить, как выглядели его соперники!

А теперь он доверился опытным рукам Елены и, пока она промывала, обрабатывала и даже, где могла, перевязывала его раны, терпел, лишь иногда тихо произносил «Мяу» –видимо, когда становилось ему особенно больно. Затем, увидев миску с едой, сразу накинулся на неё и стал жадно есть. Джесси попыталась пристроиться, но кот сделал такую грозную позу и зашипел, что Джесси забилась в угол и оттуда смотрела, как лихо уничтожается её пища. Потом запрыгнул на подоконник и уснул. Через два дня, почувствовав себя здоровым, Васька попросился на улицу, целый день где-то гулял, а вечером вновь появился. Пришлось Елене кормить Джесси, закрыв дверь в комнату с Васькой, а если собачка капризничала, то стоило сказать: «Джесси! Сейчас Васька придёт и всё съест!», она бросалась к миске и быстро ела. Так прошла неделя, другая, все уже привыкли друг к другу, как вдруг Васька надолго исчез. Искали его по подвалам, в соседних дворах – нет его! Затосковала собачка Джесси, даже есть перестала. Однажды зазвонил дверной звонок, и на пороге появилась хозяйка деревянного крыльца с каким-то большим свёртком в руках.

– Возьмите, ваш Васька нашёлся!

Радости не было предела! Васька, вывернутый из свёртка, терпеливо ждал, пока Джесси, прыгая и повизгивая, облизывала ему морду, так же перетерпел все санитарные процедуры, и жизнь пошла своим чередом... Утром Васька как обычно попросился на улицу, и Елена решила отправить туда же и Джесси. Из окна она увидела, как они чинно рядышком вышли из подъезда и так же важно, бок о бок, пошли по двору. В городе было модно держать собак чуть ли не в каждой квартире, поэтому несколько их, гуляющих во дворе, по привычке облаяли Джесси, и некоторые даже попытались приблизиться. Да не тут-то было! Васька с такой яростью бросился на собак и такой дал им трёп, что все они разбежались в разные стороны. И потом, даже когда Джесси гуляла одна, уже ни одна собака не то чтобы подойти, даже лаять в её сторону не пыталась.

Вот так и жили – вместе гуляли, вместе из одной миски ели, вместе и спали, а Васька иногда во сне укладывал одну лапу на шею Джесси, как бы обнимая её… В общем, жили – как кошка с собакой. В хорошем смысле. Всем бы так!

Аркадий АРШ.

Ну и ну!

Голод

Созданная комиссия ООН на этот раз собралась в небольшом курортном городке Европы. Обсуждали очень важный вопрос – голод в Африке. Пришли к мнению, что продовольствие должно хорошо распределяться и быть доступным для каждого по разумной цене. Было сообщено, что, по данным ЮНИСЕФ, ежедневно от недоедания и недостатка медицинской помощи гибнет около десяти тысяч африканских детей, из них тысяча пятьсот в Эфиопии. Самые страдающие страны – Эфиопия, Судан, Мозамбик и Ангола. Впервые внимание к голоду было привлечено в восьмидесятые годы прошлого столетия, когда в прессу просочилась информация о миллионах голодающих в Эфиопии. Затем присутствующие выяснили, что крайне критическая ситуация сложилась также в Нигере. Сегодня сообщения о массовом голоде поступают из Восточной Африки и из некоторых районов южной части континента. Потом высокое собрание осудило президента Замбии Леви Муанауаза, который издал указ не распределять среди своих умирающих от голода подданных семнадцать тысяч тонн зерна из США, присланных в целях предотвращения голода. Он якобы сказал – пусть они умрут чистыми, чем с изменёнными генами: поставленное зерно было генно-модифицированное.

О голоде говорили около двух часов. Ещё в своё время Павлов заметил, что разговоры о голоде провоцируют аппетит и ведут к слюноотделению. Он это подтвердил, ставя опыты на собаках. Поэтому решили перенести обсуждение в другой зал, где уже были накрыты столы. Дискуссия оживилась при виде феттучини с лососем и красной икрой, русских блинов с чёрной икрой, причём некоторые из них были начинены зернистой, а другие – паюсной. Затем взгляд присутствующих остановился на расстегае с рыбой, рядом лежали белорыбий балык и малосольная лососина, чуть поодаль выглядывал заливной поросёнок в окружении сардин с лимоном и форшмаком из дичи. Правее стояли блюда с галантином из пулярки, которые соседствовали с шафруа, и тоже из пулярки. Множество канапе, сандвичей и тарталет с дичью. Яйца морских ежей доставили самолётом из Японии, но особого впечатления они не произвели.

Из шампанских вин подавали «Вдова Клико» и «Кристалл», из красных вин – «Сассикайя» и «Шато Клерк Милон». Незаметно разговор перешёл на другую тему. Пришли к выводу, что индейка с фруктами необычно нежна, а вот заливное несколько жестковато. Но когда на десерт подали кофе, пирожное ассорти, фрукты и ананасы в шампанском, дискуссия вновь потекла к намеченной цели. В воздухе повис немой вопрос: а почему бы им не есть ананасы в шампанском? Уж лучше, чем голодать.

После обеда захотелось слегка отдохнуть и набраться сил к вечернему обсуждению. Но вечером ничего не получилось: оказалось, очень трудно говорить о голоде, когда ты излишне сыт. Кстати, Павлов проводил свои опыты только на голодных собаках – на сытый желудок рефлекс не срабатывает. Поэтому постановили: решений никаких не принимать, пока не проголодаются. Безвыходное положение спас принц Марокко, пригласив всех на свадьбу своей дочери.

Альфред ДЕШАБО.

Миниатюра

Два символа

Под покровительством двух сильнейших символов пройдёт 2019 год: к Орлу, символу Кавказских Минеральных Вод, присоединяется символ года – Славянский Орёл. Поэтому всем нам должно повезти в этом году. Парящий Славянский Орёл, олицетворяющий духовную высоту и величие, унесёт ввысь наши мечты, а Кавказский Орёл, олицетворяющий силу, здоровье и долголетие, поможет в свершении всех наших творческих задумок. Удачное сочетание символов: «высоко парящие» мечты, подкреплённые «здоровьем и силой», непременно должны перейти в «величие» и «долголетие»!

Ко всему этому хочется напомнить, что на российском гербе изображён двуглавый Орёл: одна голова смотрит на восток, другая – на запад. И это тоже очень символично – мы под надёжной охраной бдительного Орла.

Галина РЫБАК.

Страницу подготовила Сусанна БАГРАМЯН.

Другие материалы в этой категории: « Литературная страница Литературная страница »