Log in

19 июня 2019 года, 11:03

Где Лермонтов жил в Железноводке?

Проходя по улице Семашко в Железноводске, жители и гости этого небольшого курортного городка могут видеть на одном из домов мемориальную доску, гласящую: «В этом доме летом 1841 года снимал квартиру и провел последний день своей жизни великий русский поэт Михаил Юрьевич Лермонтов». Мне и дом этот, и мемориальная доска на нем очень даже хорошо знакомы. Более полувека назад я, тогда молодой сотрудник музея «Домик Лермонтова», получил задание руководства – уточнить место жительства Михаила Юрьевича в Железноводске летом 1841 года. Предполагалось, что это мог быть дом, принадлежавший семье Карповых. Но где он находился, как выглядел, было неизвестно.

Местные любители старины без труда показали мне этот дом. Вместе с ними мы осмотрели его и посчитали, что он вполне мог быть жилищем поэта. Довольный результатами своих поисков, я рассказал о них на страницах газеты «Пятигорская правда». Несколько лет спустя этим вопросом заинтересовался наш знаменитый лермонтовед Ираклий Луарсабович Андроников. Он использовал мой газетный материал как одно из доказательств необходимости повесить на доме Карпова мемориальную доску. И она появилась там в 1965 году.

Увы! Ни железноводские краеведы-любители 50-х годов, ни я, начинающий лермонтовед, ни даже маститый ученый Андроников не были знакомы с документами, которые убедительно свидетельствуют: только в 1840 году был составлен предварительный список будущих застройщиков первой улицы. Только в 1847 году один из них – Иона Яковлевич Карпов, попросил разрешения построить «фасадный дом» с двумя флигелями близ источника № 1 и 2 – первый из домов, составивших «Карповское подворье» на улице Семашко. И только в 1850 году строительство этого дома было завершено его сыном – Кириллом Ионовичем. Так что в доме, на котором висит мемориальная доска, летом 1841 года Лермонтов никак не мог жить, поскольку дома попросту еще не было!

Но где же тогда он снимал квартиру? Серьезный лермонтовед С. И. Недумов, изучивший книгу «Об отдаче внаем под квартирование гг. посетителям 2 казенных домов, на Железных Водах», не нашел там фамилии Лермонтова и на этом основании сделал вывод, что поэт останавливался в одном из частных домов, тогда крайне немногочисленных. Причем несколькими из них владела семья Карповых. Но это были вовсе не капитальные дома, которые появились позднее на «Карповском подворье», а в основном турлучные хибарки под камышовой крышей, построенные на скорую руку в 20-е годы для удовлетворения острой потребности в жилье. И, скорее всего, в одном из них нашли квартиру Лермонтов и его родственник

А. Столыпин, когда решили переехать для продолжения лечения в Железноводск. Располагались эти домики, по мнению нынешних железноводских краеведов, в непосредственной близости к старейшему источнику, приблизительно там, где позже, в начале ХХ столетия, были выстроены Новые ванны (с 1997 года здание занимает церковь). Именно об этих домах как месте жительства поэта и его родственника предположительно говорит в своих воспоминаниях Эмилия Шан-Гирей. На них указывает и известный лермонтовед Е. Яковкина, в свое время основательно изучившая положение дел. Но в 50-е годы, когда изучался вопрос о месте жительства Лермонтова в Железноводске, этих домов уже не было. И единственным домовладением, принадлежавшим Карповым, оставалось подворье на улице Семашко – его-то и сочли искомым лермонтовским местом.

И все же некоторая связь тут есть. Оказывается, тот угловой дом – он считался флигелем – на котором висит мемориальная доска, был построен Кириллом Карповым из материалов сломанного дома, наиболее прочного среди старых карповских строений. Вот как он сам об этом рассказывает: «Прибыв в начале 1850 года на должность смотрителя Ессентукских Минеральных Вод, я докончил постройкою дом (отцовский новый дом в Железноводске). Прочие же существовавшие постройки, за исключением деревянных, находившихся в парке, … за ветхостью их сломал. В 1851 году из одного сломанного отцовского домика о 2 комнатах, деревянной срубки, стоявшего у конца сточной трубы ванны № 1 и № 2, я выстроил флигель по фасадной линии с правой стороны (близ колодца) и покрыл его железом». Не исключено, что именно этот, наиболее приличный из карповских домиков, и послужил летом 1841 года жилищем поэта. Так что мемориальная доска в какой-то мере верно отражает положение дел.

Любопытно отметить, что поиски С. И. Недумова позволили обнаружить еще один возможный железноводский адрес Лермонтова. Причем речь идет уже не о 1841, а о 1837 годе, который связывают лишь с разовым, однодневным посещением Железноводска Михаилом Юрьевичем, но никак не с его более или менее длительным пребыванием здесь. Между тем, в той же книге «Об отдаче внаем под квартирование гг. посетителям 2 казенных домов, на Железных Водах» Недумов нашел записи о том, что двоюродный дядя поэта – генерал-майор П. И. Петров снимал в одном из казенных домов, стоявших близ источника, две комнаты – одну с 11 по 26 августа, где явно жил сам, а вторую с 19 по 26 августа. Для кого? Явно не для себя, поскольку мог бы занять ее сразу же, как только она освободилась, а это произошло 15 августа. Недумов вполне резонно предположил, что генерал снял комнату для своего племянника, который заканчивал лечение в Пятигорске.

Сказать тут наверняка что-либо трудно, поскольку документальных свидетельств о лечении Лермонтова на Водах крайне мало. Считается, что после 10 августа он из Пятигорска переехал в Кисловодск. И это довольно странно, ведь по тогдашним правилам следовало после Пятигорска продолжать лечение в Железноводске и заканчивать его в Кисловодске. Предположение Недумова ставит все на свои места. Но доказательств пока нет: их следует искать вместе с другими данными о курортном бытии Михаила Юрьевича в августе 1837 года.

Вадим ХАЧИКОВ,

заслуженный работник культуры РФ.