Log in

20 августа 2018 года, 06:24

Наследие забытого путешественника

Где в Пятигорске находилось мусульманское кладбище? Не знаете? И я не знал, но догадался, что имеет в виду автор, написавший, что рядом с этим кладбищем «найдены воды Ессентукского типа – соляно-щелочные». Как известно, подобную воду дала скважина, пробуренная рядом с Пушкинскими ваннами – там и доныне находится недействующий бювет источника № 14. А неподалеку, в бывшем Елизаветинском цветнике, когда-то располагался музей каменных фигур, созданный в середине XIX века. Из-за обилия собранных там памятников и надгробных плит кое-кто из местных жителей считал его кладбищем, о чем, видимо, и сообщил автору упомянутых строк.

А им был не кто иной, как Сергей Сергеевич Анисимов – замечательный путешественник и исследователь Кавказа, хорошо известный россиянам в довоенные годы и прочно забытый сегодня. Его биография изобилует крутыми поворотами судьбы. Окончив в 1895 году Воронежскую гимназию с золотой медалью, Анисимов продолжил учебу на медицинском факультете Московского университета, но после двух курсов понял, что в выборе будущей профессии серьезно ошибся, и перешел на юридический факультет Петербургского университета в 1902 году, став адвокатом.

С момента поступления в университет молодой человек приобщился к политике. Вначале были сходки, демонстрации, полулегальные беседы и лекции. Позже, как адвокат, он в качестве защитника выступал в политических процессах, некоторые из них прогремели на всю Россию. За все это он постоянно подвергался репрессиям. Трудно назвать число его арестов: он сидел в различных тюрьмах, терпел непростую жизнь во время тобольской ссылки.

После революции Анисимов активно участвовал в общественной жизни, но больше занимался литературной деятельностью. Основная тема его творчества – Кавказ! Первое его знакомство с этим чудесным краем произошло еще в студенческие годы. А первые восторги от увиденного отражены в брошюре «Вечный снег и лед», выпущенной в 1901 году. С той поры не было года, чтобы неутомимый путешественник не встречался со страной своей любви – Кавказом. В одиночку, в компании с супругой или с друзьями, в составе научных экспедиций (их было организовано им более десятка) Сергей Сергеевич побывал в самых отдаленных уголках горной местности, не уставая удивляться красоте увиденного и передавая это удивление читателям своих книг, которых он написал и выпустил более тридцати. Среди них: «Военно-Грузинская дорога», «Военно-Сухумская дорога и курорт Теберда», «Военно-Осетинская дорога», «Черноморский Кавказ», «Кавказские Минеральные Воды», «Абхазские Альпы», «Сванетия», «Казбек». «Картины Кавказа», «От Казбека к Эльбрусу». К сожалению, мне удалось приобрести и прочесть только последнюю книгу. И поверьте, если бы я с юности не любил горы и горные путешествия, то обязательно увлекся бы ими после живого и занимательного рассказа бывалого туриста и краеведа.

Для нас, жителей Кавказских Минеральных Вод, особенно интересен путеводитель Анисимова «Кавказский край», который издавался трижды: в 1924, в 1927 и в 1928 годах. Мне посчастливилось прибрести тот, что был издан в 1927 году. Оттуда и были извлечены строки о «мусульманском кладбище». Это, конечно, не более, чем забавный курьез. Но сообщение о найденной рядом воде ессентукского типа очень важно для историков пятигорского курорта. Ведь в «Летописи Пятигорска», составленной корифеем краеведения Л. Польским, указывается, что источник № 14 был выведен и каптирован в 1938 году. А вот путеводитель Анисимова неопровержимо доказывает, что это было сделано гораздо раньше.

Путеводитель «Кавказский край» ценен, конечно, не только этим. Сведения о нашем регионе, содержащиеся там, во многом закрывают «черную дыру», которую представляла собой история Кавказских Минеральных Вод довоенной поры, в первую очередь, двадцатых годов. В краеведческой литературе можно было найти лишь отдельные разрозненные факты. У Анисимова же довольно подробно описаны наши курортные города того времени. Мы узнаем, какие санатории и другие лечебные учреждения действовали тогда, как были организованы досуг и питание отдыхающих, как обеспечивалось водоснабжение и санитарное состояние курортов, которые по традиции еще именовались «группами».

Кстати сказать, оказывается, многие учреждения и лечебные заведения, зеленые зоны и минеральные источники в конце 1920-х годов еще сохраняли старые названия. Так, Анисимов упоминает Казенный сад (позже – Парк культуры и отдыха им. С. М. Кирова) и Николаевский цветник, а Елизаветинская галерея продолжает носить это имя, хотя известно, что в 1925 году она получила название Академической. Среди минеральных источников встречаем Александро-Ермоловский (ныне – Лермонтовский), Сабанеевский, Товиевский, а так же ванны – Теплосерные, а не Радоновые, хотя об их радиоактивности уже сказано. Пушкинские ванны еще именуются Ново-Сабаневскими, Пироговские – Тиличеевскими. Радоновая лечебница пока не стала единой структурой – разделена на Теплосерные ванны и Гидропатическое заведение. И крытый переход между обоими зданиями отсутствует.

Все это не только интересно любителям старины, но и важно для краеведов и историков, поскольку позволяет тянуть единую «нить» развития курорта, а также уточнить время переименований, разрывающих ее. А для всех любителей путешествий путеводитель «Кавказский край» важен описаниями регионов, смежных с нашим. Многое, в нем содержащееся, конечно, устарело, но картины природы, рассказы о туристских маршрутах сохраняют свою ценность и доныне. И за все это мы должны быть благодарны замечательному путешественнику и патриоту Кавказа, память о котором должна бережно сохраняться и нынешнем столетии.

Вадим ХАЧИКОВ,

заслуженный работник культуры РФ.