Log in

19 июля 2018 года, 12:11

«Слово памяти» на голубом экране

Девятого мая 1965 года наша Пятигорская студия телевидения показала в эфире большую праздничную передачу «Слово памяти», посвященную 20-летию Великой Победы. Сценарий написал Андрей Аркадьевич Бобыльков. Он же был и режиссером. Не так давно Андрей (называю его по имени, поскольку мы дружили и продолжаем дружить с ним) приезжал в Пятигорск на отдых и лечение. Наша встреча была теплой и радостной. Мы долго вспоминали прошлые годы и, разумеется, передачу «Слово памяти», которая получилась необычайно интересной и волнующей.

Хотя с той поры прошло более полувека, мне помнятся некоторые эпизоды увиденного в эфире. Но, конечно, остались неизвестными многие моменты, связанные с подготовкой передачи и выпуском ее в эфир. Начать с того, что я не знал об участии Андрея в Великой Отечественной войне. Правда, на фронт он не попал – возраст еще не позволял – но многие события той поры все же оказались ему близки, и потому он работал над сценарием с огромным увлечением более трех месяцев. Говорить о замечательной передаче можно много. Я постараюсь рассказать о самом главном, объединив собственные впечатления, рассказ Андрея Бобылькова и воспоминания других коллег, выпускавших передачу в эфир.

Передача длилась 2 часа 46 минут. В ней принимали участие защитники Москвы и участники Сталинградской битвы, защитники перевалов Кавказа и участники обороны Одессы и Севастополя, защитники Севера, летчики, танкисты, пехотинцы, разведчики, партизаны, узники концлагерей – всего 36 человек. Каждый должен был рассказать один яркий эпизод своей боевой жизни, более всего запомнившийся ему.

Сценарий получился необычным не только тем, что в нем были собраны удивительные люди. Он содержал такие приемы, которые тогда еще не использовались в документальных передачах. Заложено в сценарии было многое, в том числе телеграммы, которые должны быть оглашены во время передачи, а также телефонные звонки из многих городов Советского Союза. Для этого телефон в студии был подключен к динамику, чтобы все – и телезрители, и участники передачи – слышали разговор. Это сразу же повышало эмоциональный накал передачи. А если он вдруг начинал спадать, срабатывал один из эффектов, который Андрей специально заложил для этого в сценарий.

Вот сидит летчик Евгений Тарасенко. Он во время войны летал на военно-транспортном самолете, сбрасывал в тыл врага наших разведчиков, разведчиц, радисток. Он вез на Нюрнбергский процесс нашу делегацию юристов и был приглашен в качестве гостя на этот процесс. Он вошел в кадры фильма Романа Кармена «Суд народов». Когда он рассказывает об этом, на экран дается кинопленка. Уже немолодая женщина говорит: «Дорогой Евгений! У Вас счастливая судьба и счастливый самолет. Трижды Вы забрасывали меня в тыл врага, и трижды я возвращалась живой и невредимой. Спасибо Вам за то, что Вы такой!». Плачет Тарасенко, плачет его жена, сидящая рядом, – она прошла с ним всю войну.

Комиссар Еремин... Комиссар острова Рыбачий – территории на Севере страны, которая не была оккупирована фашистами. Он стал прототипом майора Деева в поэме Симонова «Сын артиллериста». Это ему принадлежат слова: «Держись, мой мальчик: на свете два раза не умирать!». Или вот еще скромный человек – Леонтьев. Он работал в Пятигорске на кирпичном заводе – возил вагонетки с глиной. А на передаче выяснилось, что это герой очерка Леонида Соболева «Батальон четверых».

Или Болотов. Молодым лейтенантом он попал в плен, бежал в Югославию, примкнув к югославскому движению сопротивления, стал командиром русской роты. За подвиги, которые совершала эта рота, получил восемь высших наград Югославии. Югославы думали, что он погиб, а он остался жив, но ему оторвало обе ноги, а рядом убило югославскую девушку. Кровь Болотова и этой девушки слилась в одну струйку. На этом месте югославы поставили памятник в знак кровной дружбы народов России и Югославии. Когда узнали, что герой жив, его вызвали в Югославское посольство и вручили высшую награду Югославии.

А вот сидят рядышком восемь штурманов 48-го Таманского Гвардейского женского полка легких ночных бомбардировщиков и рассказывают о своих подругах. В это время – телефонный звонок. Женский голос: «Это Пятигорская студия?». Ведущий в ответ спрашивает: «Это полковник Бершанская?». Та по-военному отвечает: «Так точно! Я звоню из Кремля, с правительственного приема. Девчата мои у вас есть?». Они, как по команде, вскочили, подлетели, выхватили трубку у ведущего, кричат: «Дусенька, милая!». Целуют трубку, плачут, смеются. Такого, конечно, нельзя было предусмотреть.

Прием, которым Бобыльков пытался раскрыть внутренний мир человека, только через семь лет появился на Центральном телевидении в передаче «От всей души», получив название «Метод провоцированных ситуаций». А Андрей пришел к нему интуитивно и умело применил в передаче «Слово памяти».

Впервые в 20-ю годовщину Победы по радио и телевидению передавалась «Минута молчания». Об этом сообщили ведущему Борису Иванову, и он объявил: «Сейчас мы включаем Всесоюзное радио». Звучит музыка. Актриса – Елена Фадеева, текст – который был написан от имени Матери-Земли «Вам, солдаты России и Америки, Франции и Югославии...». А в это время на экране крупные планы участников передачи. Нужно было видеть, сколько волнения отразилось на лицах этих людей. Летчицы, сжав кулачки, прижали их к щекам. Кто-то из мужчин уткнулся лицом в стол, пряча мужские слезы. Когда камера остановилась на Болотове на словах «Вам, солдаты Югославии», в его глазах можно было видеть боль, страдания, горечь пережитого. Ни один гениальный актер этого сыграть никогда не смог бы. Левитан: «Передаем минуту молчания». Все, не сговариваясь, встают, застывают в молчании…

Закончилась передача. И тут же разом зазвенели все телефоны в студии. Звонили пионеры, пенсионеры, ветераны, молодые воины. Я смотрел передачу дома и, к сожалению, не слышал этой реакции телезрителей. Но вполне согласен с теми, кто передачу «Слово памяти» назвал «звездной страницей» в летописи Пятигорского телевидения.

Вадим ХАЧИКОВ,

заслуженный работник культуры РФ.