Log in

22 апреля 2018 года, 15:28

Напрасно курорт ждет хороший закон…

После разгромной критики, которой в октябре 2017 года был подвергнут очередной (непонятно, какой по счету) вариант законопроекта о Кавказских Минеральных Водах, в ведомстве Льва Кузнецова решили сменить тактику и выждать, пока улягутся страсти. Примерно полгода о проекте закона ничего не было слышно. Но за кажущимся спокойствием скрывалась напряженная работа сотрудников Минкавказа, поставивших перед собой цель во что бы то ни стало не расписываться в своей неспособности к курортному законотворчеству и довести начатое дело до логического завершения.

Буквально несколько дней назад на сайте Министерства по делам Северного Кавказа появилась информация о том, что многострадальный проект закона доработан и размещен на Федеральном портале проектов нормативных правовых актов, где с ним может ознакомиться любой желающий.

Сразу же последовал комментарий замглавы Минкавказа Ольги Рухуллаевой, в котором она не скрывала своего удовлетворения от проделанной работы. «Кавказские Минеральные Воды как крупнейший в стране уникальный лечебно-оздоровительный регион нуждается одновременно в комплексном развитии территории и охране природных лечебных ресурсов, что создает предпосылки для принятия отдельного закона, способствующего формированию единой правовой базы для дальнейшего развития и эффективной охраны курортного региона. Принятие законопроекта позволит закрепить специальное понятие курортного региона для КМВ и установить его границы территории. Фактически на территории КМВ есть такие неосвоенные территории, и их включение в состав курортного региона будет способствовать дальнейшему развитию курортного региона, увеличению его лечебно-оздоровительного и рекреационного потенциала», – поделилась своим взглядом на решение проблем курортного региона замминистра Рухуллаева. Из всего сказанного можно было сделать вывод о том, что Минкавказ больше волнует комплексное развитие территории Кавказских Минеральных Вод, нежели охрана природных лечебных ресурсов, что неудивительно для ведомства, входящего в экономический блок. Немного смущало, правда, желание с помощью нового закона установить границы курортного региона КМВ, особенно, если учесть, что таковые уже установлены соответствующим постановлением Правительства Российской Федерации. И случилось это знаменательное событие еще в 1992 году. Логическим объяснением такой «нестыковочки» могло быть только одно: Минкавказ не намерен отступать от ранее озвученного намерения значительно сократить площадь курортного региона, чтобы высвободившуюся территорию можно было бы «комплексно развивать», т. е. застраивать объектами, профиль которых не связан с функционированием федерального курорта. Но в таком случае непонятно, о каких таких «неосвоенных территориях», включение которых в состав курортного региона будет способствовать его дальнейшему развитию, поведала Ольга Рухуллаева. Как и остается загадкой то, что имела ввиду уважаемая замминистра, характеризуя Кавминводы, как крупнейший в России курортный регион, если всем хорошо известно, что это единственная территория, обладающая таким статусом.

Честно признаться, от такого разъяснения понятнее не стало. И в этом нет ничего удивительного. Особенно, если не полениться и ознакомиться с новой версией законопроекта о КМВ.

Не в пример первоначальным вариантам, актуальная версия выглядит самой лаконичной – всего 7 страниц текста. Но это не тот случай, когда краткость – сестра таланта. Скорее, наоборот.

Самый большой промах нового законопроекта заключается в отсутствии в нем даже упоминания об органе, осуществляющем государственное управление курортным регионом Кавказские Минеральные Воды. То есть, регион с особым федеральным статусом есть, а орган госуправления – отсутствует. Это противоречит выводам Государственно-правового управления Президента Российской Федерации, к которым оно пришло еще в феврале 2010 года. В письме начальника управления ГПУ Ларисы Брычевой, адресованном руководителю Администрации Президента Российской Федерации Сергею Нарышкину, содержался предельно конкретный вывод: «Должны быть рассмотрены и проработаны с заинтересованными федеральными органами исполнительной власти и Правительством Российской Федерации весь комплекс вопросов государственного управления этим регионом и охраны и рационального использования природных лечебных ресурсов Кавказских Минеральных Вод». Получается, что либо для Минкавказа заключение ГПУ Президента РФ – не указ, либо это министерство не является тем самым заинтересованным федеральным органом исполнительной власти. И в том, и в другом случае вывод напрашивается соответствующий.

Следующее, что сразу же бросается в глаза, – упорное нежелание Минкавказа указывать в тексте законопроекта на федеральный статус курортного региона КМВ. И это несмотря на то, что такие действия явно противоречат поручениям Президента и Правительства РФ, постановлению Совета Федерации. И снова непонятно, являются ли такие действия Минкавказа игнорированием соответствующих поручений, или же причина заключается в элементарном непонимании сути рассматриваемой проблемы.

Явно перемудрили разработчики законопроекта с определением территории курортного региона. Как бы ни старались они втиснуть в статью 2 законопроекта положение о том, что в состав курортного региона КМВ могут включаться также территории лечебно-оздоровительных местностей, расположенных за пределами курортов федерального значения Ессентуков, Железноводска, Кисловодска и Пятигорска, это невозможно сделать в принципе, так как данное желание противоречит действующему законодательству. В таком случае, в который раз хочется порекомендовать разработчикам законопроекта о курортном регионе КМВ прежде изучить досконально матчасть, т. е. существующую нормативно-правовую базу.

Абсурдной, не поддающейся логическому осмыслению выглядит статья 3 законопроекта. Только вдумайтесь: к полномочиям Правительства РФ отнесено принятие решения об изменении границ курортного региона. В то же время предлагается законодательно закрепить норму, согласно которой принимать решение об изменении границ зон горно-санитарной охраны курортного региона будет Минкавказ. Если бы разработчики проекта закона о КМВ хотя бы раз внимательно прочитали статью 1 Федерального закона № 26-ФЗ, они бы уяснили, что внешний контур границы третьей зоны горно-санитарной охраны является также границей курортного региона. Но если в Минкавказа собрались не читатели, а исключительно писатели, то тут уж ничего не поделаешь. Разве что только публику насмешишь.

Довольно оригинально сформулированы в рассматриваемом законопроекте полномочия субъекта Федерации и органов местного самоуправления. Фактически, им предоставлено право вносить предложения об изменении границ курортного региона и зон горно-санитарной охраны. Помнится, не так давно бывший глава города-курорта Пятигорска Лев Травнев постоянно пользовался таким правом, требуя изменить границы курортных зон, которые якобы мешают развиваться городам. А теперь, если, не дай Бог, такое право будет законодательно закреплено, кто-то сомневается, что все силы местного самоуправления будут направлены на сокращение территорий охранных курортных зон? Но если это действительно так, то зачем с помощью закона уничтожать курорт?

Странной и малоубедительной выглядит статья 6 законопроекта, в которой сформулированы принципы охраны природных лечебных ресурсов курортного региона. Самое удивительное заключается в том, что указанная статья содержит отсылочную норму, т. е. предлагает рассматривать все возникающие вопросы в рамках Федерального закона № 26-ФЗ. Однако, если 26-й закон не смог справиться с существующими проблемами, кто станет утверждать, что ссылка на него в новом законопроекте радикально поменяет ситуацию? Вряд ли найдутся настолько наивные люди.

Особого внимания заслуживает статья 9, формулирующая особые требования к осуществлению градостроительной деятельности на территории курортного региона. Очень трогательной выглядит норма, согласно которой «коэффициент озеленения в отношении рекреационных зон в границах курортного региона должен быть не ниже показателя, установленного законом субъекта Российской Федерации». Для степного Ставрополья, часть территории которого занимают полупустыни, «средняя температура по больнице», если так можно выразиться о коэффициенте озеленения, применительно к курортам федерального значения звучит как-то с издевкой. Специалисты-дендрологи утверждают, что площадь озеленения на курортах необходимо увеличить в 2 – 3 раза. А здесь – просто и незатейливо – коэффициент озеленения не ниже среднего по краю.

В рассматриваемом законопроекте детально прописали, какой должна быть наружная реклама, уличное освещение, таблички с номерами домов и тому подобные нужные, но не самые актуальные для курортов Кавказских Минеральных Вод вещи.

В то же время в проекте закона о КМВ не нашлось места для формулирования особых требований к государственному мониторингу состояния недр, защите природных лечебных ресурсов от преждевременного истощения и загрязнения, проведению государственной экологической экспертизы строящихся объектов и целого ряда других, жизненно важных для Кавказских Минеральных Вод мероприятий.

Почему так произошло – можно лишь догадываться. Возможное объяснение можно отыскать в статье 12 законопроекта, где сказано: «Со дня утверждения Правительством Российской Федерации границы курортного региона, установленные до дня вступления в силу настоящего Федерального закона, признаются недействительными». Вероятнее всего, в этом кроется скрытый смысл принятия закона о КМВ в предлагаемом Минкавказа варианте. Главное – изменить охранные зоны курорта, а все остальное – не имеет значения.

Если быть беспристрастным и объективным, следует признать, что самая последняя версия законопроекта о курортном регионе Кавказские Минеральные Воды все же существенным образом отличается от всех ранее предлагаемых. В новом варианте законопроекта больше не содержатся нормы, обязывающие развивать на Кавминводах кумысолечение, а также обустраивать лиманы и пляжные территории. Это значительный прогресс. Во всем остальном новый проект закона предстает либо беззубым, не улучшающим положения дел и отсылающим к другим законодательным актам, либо представляющим для курортного региона скрытую угрозу огромной разрушительной силы, способную окончательно добить пока еще подающий признаки жизни особо охраняемый эколого-курортный регион Российской Федерации – Кавказские Минеральные Воды.

Пора, наконец, признать, что ранее было принято ошибочное решение, обязывающее экономистов Минкавказа разработать проект закона, призванного регламентировать особенности функционирования природно-ресурсного комплекса курортного региона и создать условия для развития санаторно-курортного комплекса четырех федеральных курортов. Ну, не их это профиль. Вот и сводят они, по привычке, экологию и курортологию к сухим экономическим расчетам.

И чем быстрее такое осознание наступит, тем больше появится шансов на возрождение былой славы курортов Кавказских Минеральных Вод.

Ирина ТАНГАРОВА.

Фото Василия ТАНАСЬЕВА.