Log in

27 мая 2018 года, 06:35

Шумел сурово лес на Ставрополье

С 1 января 2017 года в Российской Федерации вступил в силу Федеральный закон № 353-ФЗ, более известный как закон о «Зеленом щите». В соответствии с указанным законом, для гарантии обеспечения гражданам, проживающим на данной территории, прав на благоприятную окружающую среду, внутри и вокруг крупных городов предполагалось создать лесопарковый «зеленый пояс». А для того, чтобы никто не посмел в дальнейшем посягнуть на законные права граждан, в «зеленом поясе» ограничивался режим природопользования и налагался запрет на любые виды хозяйственной деятельности.

Фактически это было сильно запоздалое, но жизненно необходимое решение, призванное спасти от уничтожения ту часть зеленых насаждений, произрастающих на территории городов и вокруг них, которую некие пронырливые бизнесмены рассматривали как досадную помеху на пути реализации своих проектов, но лишившись которой наши города могли бы запросто превратиться в своеобразные каменные джунгли.

Первые же шаги на пути создания «зеленых поясов» натолкнулись на отчаянное сопротивление представителей бизнеса и местных чиновников. Понять их нежелание признать значительные участки муниципальных земель свободными от посягательств всемогущего строительного лобби было совсем несложно. Как только земли «зеленого щита» получат соответствующие охранные грамоты и будут поставлены на кадастровый учет, о возможности заработать на них можно будет навсегда позабыть. Смириться с мыслью о том, что привычный хруст заграничной «зелени» должен смениться на спокойный шелест зеленой листвы, для многих из них оказалось ой, как трудно.

За время действия закона о «зеленом щите», т. е. за весь 2017 год, который, как известно, был объявлен в нашей стране Годом экологии, лесопарковые «зеленые пояса» удалось создать только в 16 городах. Но и здесь не обошлось без всякого рода казусов.

Первым российским городом, отрапортовавшим о создании «зеленого пояса», стал город воинской славы Смоленск. Местные чиновники трудились в поте лица, собирая по крупицам сведения обо всех городских зеленых насаждениях. Итогом их многотрудных деяний стало выстраданное решение о придании статуса лесопаркового «зеленого пояса» участку площадью 362 га, что составляет примерно 2 % от общегородской территории. Иными словами, на каждого жителя славного города Смоленска теперь приходится 10 м2 «зеленого щита». Честно говоря, на таком земельном участке не каждое взрослое дерево способно разместиться. Теперь горожанам впору поторопиться, и обозначить соответствующей табличкой свое дерево, к которому они периодически будут приходить, чтобы надышаться вдоволь свежим воздухом.

Несколько иной подход продемонстрировали в городе Кирове. Там мелочиться не стали, и постановили считать лесопарковым «зеленым поясом» территорию в 175 тыс. га. Чтобы было более понятно, это примерно в десять раз больше площади самого города Кирова. Фокус только в том, что все эти 175 тыс. га зеленых насаждений уже давно, в соответствии с законом, признаны особо охраняемыми природными территориями, и лишняя верительная грамота, придающая им некие дополнительные защитные функции, нужна им не более, чем зайцу стоп-сигнал.

Степное Ставрополье тоже не осталось в стороне от всенародного движения за сохранение зеленых насаждений. Кроме всего прочего, к этому обязывало то обстоятельство, что одним из инициаторов принятия закона о «зеленом щите» была депутат Госдумы России от Ставропольского края, сопредседатель ОНФ Ольга Тимофеева.

В нашем крае всю подготовительную работу взяла на себя Общественная палата Ставрополья. Сделано было, действительно, очень много. В итоге составили перечень из 245 территорий площадью около 4,2 тыс. га, на которых расположены парки, скверы, защитные лесополосы и небольшие лесные массивы внутри и вокруг краевого центра. Общественники организовали и провели слушания, на которых смогли высказать свои замечания и предложения многочисленные эксперты и представители экологических объединений, после чего все материалы были направлены в думу Ставропольского края.

Несмотря на плотный график работы, краевые депутаты смогли выкроить время, и в ноябре 2017 года рассмотрели проект создания лесопаркового пояса краевой столицы.

Сразу следует оговориться, что идея создать полноценный «зеленый щит» Ставрополя пришлась по вкусу не всем краевым парламентариям. После творческой переработки материалов, представленных Общественной палатой Ставропольского края, депутаты предложили свой вариант законопроекта, в соответствии с которым в лесопарковый «зеленый пояс» предлагалось включить не более 20 участков, на которых произрастают деревья. Несложно сосчитать, что депутаты решили оставить защищенными от произвола местных чиновников только каждый двенадцатый участок, предложенный Общественной палатой Ставрополья. Но и это еще не предел максимального сжатия «зеленого пояса». По имеющейся информации, администрация города Ставрополя настаивает на исключении из этого заметно поредевшего списка еще нескольких территорий, на которые у них имеются собственные виды. В идеале они хотели бы видеть в качестве территорий с особым охранным статусом только городские леса и скверы. Но эти природные объекты и так имеют необходимую степень защиты, и рубить деревья на их территории запрещено законом. Поэтому попытка свести всю работу к простому дублированию статуса защиты скверов и городских лесов является ничем иным, как пустой тратой времени.

Это лишний раз подтверждает тезис о том, что не всем выгодно терять деньги от возможной продажи земельных участков с «непонятными» зелеными насаждениями под застройку. С большой долей вероятности можно утверждать, что именно в этом заключается предмет ожесточенного спора за экологическое будущее региона. Именно поэтому никто не берется предсказать, когда и в каком виде появится закон Ставропольского края о лесопарковом «зеленом поясе».

Все сказанное выше относится только к краевому центру. О том, что «зеленый щит» должен надежно защищать федеральный курортный регион Кавказских Минеральных Вод, пока еще ничего не слышно. Можно не сомневаться, что к тому моменту, когда очередь дойдет до этой уникальной курортной территории, произойдет немало не только интересных, но и очень опасных в экологическом плане событий.

За примерами далеко ходить не нужно.

В декабре 2017 года природоохранная прокуратура через суд обязала администрацию города-курорта Ессентуки провести инвентаризацию городских зеленых насаждений. Несколько ранее подобную малоприятную процедуру прокурорские работники вынуждены были проделать в отношении администраций городов-курортов Кисловодска и Пятигорска. Это лишний раз свидетельствовало о нежелании муниципальных чиновников навести порядок в учете зеленых насаждений. А раз нет четких границ участков с зелеными насаждениями, раз нет такого же понятного статуса этих территорий и даже нет сведений о количестве произрастающих деревьев, то с такими территориями можно делать все, что заблагорассудится. А в качестве оправданий своих неблаговидных делишек можно, как, например, в случае с лесополосой по улице Московской в городе-курорте Пятигорске, при случае заявить, что это никакая не защитная полоса, а пустырь, на котором невесть каким образом появились непонятные насаждения.

Как показала практика, вхождение того или иного участка в границы городских лесов вовсе не гарантирует их от посягательств чиновников. В конце ноября 2017 года природоохранная прокуратура пресекла очередную попытку администрации Пятигорска «оттяпать чуток» от Машукского лесничества. Местные чиновники замежевали и поставили на кадастровый учет участочек в 10000 м2, указав для него разрешенный вид использования «Для размещения иных обслуживающих сооружений и строений», не обратив внимания на то, что он полностью попадает в границы лесного массива. Прокуратура сочла такие действия местных чиновников незаконными и опротестовала их.

В конце прошлого года природоохранная прокуратура проводила проверку законности использования городских лесов города-курорта Железноводска. Каково же было удивление проверяющих, когда они обнаружили, что площадь городских лесов Железноводска незаконно сократилась на 286 га. На этой территории сформировано и поставлено на кадастровый учет 103 земельных участка, в среднем по 2,5 га каждый. Это были гектары леса, которые чиновники приговорили к вырубке и застройке, с чем категорически не согласилась прокуратура.

Но не только городские леса мешают ушлым чиновникам. Некоторым из них не дает спокойно спать сама мысль о существовании Бештаугорского заказника. Вначале на «бештаугорскую бессонницу» жаловался бывший мэр Пятигорска Лев Травнев. В конце концов судьба и старшие товарищи сжалились над ним. Теперь гражданин с ботанической фамилией может спокойно отдохнуть от мэрских обязанностей и не напрягаться больше по поводу сохранности флоры.

Сумев защитить себя от атаки с юга, Бештаугорский заказник сразу же подвергся атаке с севера – с той стороны, с которой, казалось бы, беды ждать не стоило. Руководство Минераловодского городского округа (как прежнее, так и нынешнее) вознамерилось исключить из границ заказника целых 310 га заповедных территорий. Делается это для того, чтобы практически в центральной части заказника дать возможность китайским инвесторам построить развлекательный комплекс. А что станет с флорой и фауной заказника – это их абсолютно не волнует.

Как видно, борьба за создание защитных «зеленых поясов» предстоит еще не шуточная. Те, кто привык делать свое состояние на разграблении природных богатств, никогда не откажется от возможности заработать лишние миллионы. Но и тем, кто просто живет на данной территории и связывает с ней дальнейшую судьбу своих детей и внуков, тоже отступать дальше некуда. У них тоже есть право на благоприятную окружающую среду, что записано в Конституции Российской Федерации.

Поэтому и хочется, чтобы и в Ставрополе, и на Кавминводах лес больше не шумел сурово, опасаясь за свое будущее.

Андрей ВАСИЛЬЕВ.