Log in

19 августа 2019 года, 22:49

В памяти своей минувшее храня

В памяти своей минувшее храня

Сегодня Марине Федоровне Шаляпиной-Фредди исполнилось бы 105 лет.

 

В истории нет другого имени, которое по своей популярности среди самых широких народных масс могло бы сравниться с Шаляпиным. Документальная история сохранила немало бесценных воспоминаний коллег, друзей и незнакомых современников великого баса. Подавляющее большинство свидетельств посвящено, разумеется, творческой лаборатории оперного артиста. Но при всех своих профессиональных и дружеских отношениях Федор Иванович всегда уделял особое внимание своей большой и дружной семье. Поэтому главным героем сегодняшней публикации предстает последний прямой потомок русского гения – дочь Марина Федоровна, которая в память о великом отце всегда подписывалась «Шаляпина-Фредди». Кисловодский музей «Дача Шаляпина» посвятил ей монографию «Тоненькая хрупкая блондинка с глазами цвета васильков». На вопросы редакции отвечает автор этой исследовательской работы, старший научный сотрудник музея Оксана Власенко.

– Когда весенним утром 14 марта 1912 года появилась на свет Марина Шаляпина – восьмой ребенок певца, знаменитый отец готовил роль Дон Кихота по одноименной опере Массне.

А маленькая Марина уже в 4 – 5 лет была натурой мечтательной, романтичной – женским воплощением рыцаря справедливости. Уже тогда она влюбилась в Италию, конечно, не зная, где та находится. Скорее всего, она слышала рассказы о Дон Кихоте и его подвигах, затем увидела картинки Италии, соединила их вместе – и влюбилась в далекий и загадочный Апеннинский полуостров. В конце концов, Марина Федоровна действительно уехала в Италию и прожила там всю жизнь.

Постоянные гастроли Шаляпина подолгу выключали его из семейной жизни. Но трепетное отношение Федора Ивановича к детям проявлялось в постоянном внимании к их занятиям, играм. Он был хорошим и заботливым отцом, радовался, когда у кого-то из детей обнаруживался творческий талант, всегда посещал спектакли и концерты, в которых они принимали участие. А мама, по воспоминаниям Марины Федоровны, была очень строгой, все время повторяла: «Не надоедайте отцу». На спектаклях отца она не разрешала детям аплодировать, считала это неприличным. Тогда сестры стали брать с собой игрушечную обезьянку по имени Кина, и она вместо них хлопала своими заводными лапками.

– Эту игрушку Марина Федоровна хранила всю свою жизнь, – продолжает рассказ Оксана Власенко. – На портрете Бориса Кустодиева «Шаляпин в шубе» – внизу две маленькие девочки – Марфа и Марина, и в руках у Марины как раз та самая обезьянка Кина. Наш музей часто перезванивался с жившей в Италии Мариной Федоровной, именно ее воспоминания помогли нам восстановить обстановку кисловодского особняка тех далеких лет.

«Однажды я танцевала на вечере у Матильды Феликсовны Кшесинской, – вспоминает Марина Шаляпина о Париже 1931 года. – Я окончила балетную студию и мечтала стать балериной… Исполняла «Шопениану»: на меня надели чудный венок, красиво загримировали, и, наверное, я очень хорошо смотрелась со сцены. В зале находились Бунин, Коровин, Куприн. Вот им и пришла в голову идея выбрать «Мисс Россию» среди эмигрантских девушек». Девизом памятного конкурса в столице Франции стали слова Куприна: «Красивых женщин много, но прелестных своей миловидностью очень мало».

Сама же Марина, которую жюри выбрало «Мисс Россией», была очень скромного мнения о своей наружности.

– Хотя она действительно была очень красива, – показывает фотографии Оксана Власенко. – Прелестное лицо русской девушки. Высокая, стройная блондинка со светлыми, чистыми, голубыми глазами; слабый, естественный румянец; улыбка, освещающая радостью все лицо – в ней было что-то «русалочье», бесконечно девичье.

«Мне было 9 лет, когда я уехала из России, – вспоминала Марина Федоровна. – Я училась в английском лицее, но русский язык – мой родной, я его люблю и никогда не забуду. Голоса своего папа мне не передал, он все себе забрал. А я мечтала быть балериной».

В 1936 году Марина Федоровна училась в Вене на те-атрального режиссера, а потом решила поехать в Италию, работать в студии. Ей уже было 24 года, но мама и папа все время ее опекали. Мама Мария Валентиновна говорила: «Ты так влюблена в Италию, что стоит тебе увидеть итальянца – и уж не знаю, что с тобой будет». Действительно, Марина обожала Италию, она представлялась ей сказочной страной. Мечты сбываются, Италия и в самом деле стала для Марины Федоровны вторым домом.

Однажды в Пизу приехал генеральный директор кинематографического департамента при министерстве культуры и пропаганды Италии Луиджи Фредди. «Смотрю, – описывает встречу Марина Федоровна, – симпатичный, живой и очень элегантный. Мы сидели. Говорили, затем зажгли свечи. Он рассказывал про Италию, про то, как мечтает, чтобы в его стране было лучшее кино»… Затем Луиджи попрощался, а когда он ушел, я легла на пол перед парадной дверью и повторяла: «Случилось чудо, случилось чудо. Я влюбилась».

Через несколько лет у Марины Шаляпиной и Луиджи Фредди родилась дочь Анжела.

«В апреле 1938 года, – продолжает воспоминания Марина Федоровна, – сестра Марфа сообщила мне, что папочка умирает. Я находилась в Неаполе. Самолеты тогда летали три раза в неделю, и мне пришлось задержаться на день или два в ожидании рейса. Наконец, прилетаю в Париж, протягиваю на границе паспорт. Пограничник долго читал мое имя, а рядом с ним лежала газета, и мне в глаза бросился заголовок: «Шаляпин умер». Сколько народу приходило проститься! Помню, из деревни приехал какой-то старичок с женой. Они позвонили, вошли черным ходом и скромно стояли в дверях, стеснялись пройти. Потом протянули кому-то из прислуги васильки: «Федору Ивановичу цветочки… Мы его так любили». Васильков было море. Папины любимые цветы… После похорон я вернулась в Италию. А через несколько месяцев началась война».

Тяжелое время, надо было как-то выживать. После войны Марина Федоровна стала закладывать свои вещи, украшения. Наследства не было, все деньги папа завещал маме.

«Однажды моя подруга предложила мне пойти к президенту морских рейсов «Италиен лайн» и предложить свои услуги. Тогда на кораблях была редкая должность – отвечать за досуг пассажиров. И вот пришла телеграмма от президента «Италиен лайн»: он приглашал меня работать на корабле. Я думала, что сначала меня возьмут на какой-нибудь завалящий корабль, а мне сразу предложили плыть на роскошном «Andrea Doria», одном из лучших кораблей». Пять лет Марина Федоровна плавала по маршруту Генуя – Нью-Йорк. Восемь дней туда и восемь обратно. Увы, ее первый корабль утонул. Чудом Марины Федоровны тогда на нем не оказалось».

– Конечно, в газетной статье невозможно передать все воспоминания этой удивительной женщины, – признается Оксана Власенко, – но даже некоторые эпизоды ее яркой жизни дарят нам незабываемые мгновенья знакомства с ушедшей эпохой.

Из письма Марины Федоровны в Кисловодск: «Милые друзья! Благодарю вас от души за ваше сердечное внимание, которое меня глубоко тронуло. Я чудно помню Кисловодск, Эльбрус, хотя и была маленькой. Я много, много думаю о моей Родине… Я так бы хотела приехать опять в Кисловодск и на Эльбрус. Я все так хорошо помню, хотя мне было всего пять лет, когда я уехала оттуда. Обнимаю всех сотрудников музея от всего сердца. И спасибо за любовь к папе».

…Горькая весть пришла из Италии 14 июля 2009 года: ушла из жизни 97-летняя Марина Федоровна Шаляпина-Фредди. Яркая судьба последнего прямого потомка в семейной династии русского гения проливает дополнительный свет на легендарную личность великого отца.

Остается добавить, что на будущий год приходится юбилей и самого Шаляпина. Музей уже начинает подготовку к 145-летию со дня рождения великого баса. Широко отмечая знаменательные даты, кисловодская «Дача Шаляпина» бережно хранит память о великом сыне России. Над всей планетой продолжает мощно звучать Царь-бас – и осененный его именем государственный литературно-музыкальный музей на курорте приумножает великое духовное наследие.

Анатолий ДОНСКОЙ.