Log in

21 июня 2024 года, 11:45

Приют бессмертных лир

Приют бессмертных лир

В кисловодском театре-музее «Благодать», известном своими инновационными идеями, представили новый мультикультурный проект, посвящённый 150-летию со дня рождения Сергея Рахманинова. Более тридцати лет лира, когда-то установленная на крыше театра, ждала бессмертную лиру великого композитора.

 

Через столетие Рахманинов вновь вернулся на Кавминводы. Именно отсюда в революционном 1917-м он

уехал на гастроли, не предполагая, что они продлятся долгие десятилетия. А вот возвращение в Кисловодск было ожидаемым, потому что под сенью «Благодати» в выставочных залах уже поселились соратники и друзья Сергея Васильевича – самый близкий друг Федор  Шаляпин, авиационный гений Игорь Сикорский, которому композитор постоянно помогал, Анна Смирнова-Марли, которая выступала в Парижской консерватории им. Рахманинова.

Проект «Бессмертная лира Рахманинова» включил в себя биографический фильм «Я слышу звуки в небесах», премьеру спектакля «Для музыки и жизни мало», новую выставку и книгу «Рахманинов: Россия в моей душе».

Зал гостеприимного театра заполнили гости из разных уголков России – ученые, политики, писатели, ветераны армии и флота, музейщики. К авторам – гендиректору «Благодати» заслуженному работнику культуры РФ Валентине Имтосими и руководителю научного отдела музея профессору Александру Портнягину обратился заместитель полпреда президента России в СКФО Максим Владимиров.

– На протяжении трети века вы ведете огромную научно-исследовательскую работу. За каждой такой премьерой – долгие перелеты, дни напролет, проведенные в архивах, бессонные ночи над статьями и перепиской. И все это для того, чтобы воссиял свет исторической истины!

К рахманиновской дате здесь готовились несколько лет, попутно не забывая о других выдающихся соотечественниках, тесно связанных с Кавказом,  которые стали гордостью страны. А еще – реализовывали благотворительные проекты, в первую очередь – для молодежи, ведь именно ей предстоит строить будущее.

А это невозможно без изучения и хорошего знания прошлого. 

 – Очень много в последнее время предпринималось попыток фальсифицировать историю, биографии легендарных людей, – сокрушается

В. Имтосими. – Наша задача как исследователей – тщательно разобраться в этом и на основе документов показать истину. Мы проехали по странам, где после революции был вынужден жить Рахманинов, и убедились, что во всем мире к нему испытывают огромное уважение – и как к композитору, и как к глубоко порядочному, благородному человеку.

Действительно, Сергей Васильевич – личность невероятно  притягательная. Что обусловлено и корнями, и утонченным воспитанием. Древний род Рахманиновых почти мифический. Свое начало он ведет от молдавских господарей. Один из них, Штефан Великий, – почитаемая по сей день в Молдавии историческая фигура. Мужчины этого рода всегда были людьми  военными, верой и правдой служили Российскому государству. Дед композитора был участником  турецких походов и  прекрасным музыкантом. Отец служил на Кавказе, имел много наград.

Связь с Кавказом словно была предначертана Рахманинову судьбой. Впервые он попал на Кавминводы в отрочестве благодаря выдающемуся педагогу Николаю Звереву. Лучших учеников он воспитывал как сыновей, оплачивал их обучение, покупал книги, одежду; кроме игры на фортепиано, обучал иностранным языкам, светским манерам. А каждое лето вывозил ребят в Крым и на Кавказ. Так Рахманинов оказался в Ессентуках и Кисловодске. Во время одной из этих поездок юноша  впервые попробовал себя в качестве композитора, написав несколько пьес для фортепиано. Именно тогда он понял, что хочет стать не просто исполнителем музыки, но – ее творцом. 

Не всегда публика сразу воспринимала  его сочинения: порой эти симфонии казались ей чересчур новаторскими. Но Рахманинов настойчиво продолжал формировать свой  неповторимый стиль, который кардинально отличался от всех музыкальных течений XX века.

1916 год выдался для Сергея Васильевича особенно трудным. Шла Первая мировая война, в России назревали революционные события. Все это приводило его в замешательство, обострило депрессию и давнюю болезнь – подагру руки. Было принято решение ехать лечиться на Кавказ. В Ессентуках, где собрались и многие другие российские знаменитости, он поселился на даче Фигуровых. Вместе с Федором Шаляпиным пил лечебную воду, прогуливался по парку, с удовольствием слушал оркестр Терского казачьего войска. Целебные ванны сделали свое дело – рука больше не причиняла композитору страданий. Он даже начал работу над циклом романсов на стихи известных поэтов Серебряного века.

Летом 1917 года Рахманинов приехал в Кисловодск и поселился на Курортном бульваре, в гостинице «Россия». В номере стоял рояль, и публика, которая не могла попасть на выступления, собиралась под балконом, чтобы услышать игру маэстро. В Курзале состоялся его прощальный концерт. Белый рояль, на котором он играл в тот вечер, до сих пор стоит в зале Государственной филармонии на Кавказских Минеральных водах. А рояль из гостиницы «Россия» продолжает жить и работать в Театре-музее «Благодать».

Революционные перемены вынудили  композитора уехать на гастроли. Решение покинуть родину далось ему с трудом и болью, ведь он не представлял жизни вне ее.

– Чтобы понять и почувствовать настроения и переживания великого соотечественника на чужбине, мы совершили поездку по нескольким странам, которые избрал Сергей Васильевич для проживания, – говорит профессор Александр Портнягин. –  Как говорится, в мире нет случайностей. Нежданно-негаданно мы поселились в дрезденской гостинице рядом с местом, где жила семья Рахманиновых. До сих пор в знаменитом на весь мир молочном магазине в Дрездене помнят именитого покупателя.

На чужбине композитор всегда окружал себя тем, что напоминало ему родину. Домом его до конца жизни оставалась  Россия. Он был вне себя от радости, когда на гастроли в Нью-Йорк в составе труппы  МХАТа приезжали  Станиславский, Москвина, Книппер-Чехова.

Судьба Отечества всегда была ему небезразлична. С первых лет эмиграции Сергей Васильевич часто давал благотворительные концерты в помощь соотечественникам. Благодаря его помощи авиаконструктор Игорь Иванович Сикорский сумел в США создать свою империю, ставшую лидером авиастроения в мире. С семьей Сикорского  Рахманинов был связан до последнего дня. Он стал крестным отцом его сына Николая, который не раз приезжал в Кисловодск, был гостем «Благодати», передал в дар музею личные вещи отца.

Не отказал Рахманинов в помощи композитору  Глазунову, писателю Бунину, философу Ильину и многим другим. Благотворительные концерты в пользу Красной армии он давал несколько раз.  Средства, собранные на одном из них, передал советскому послу. На эти деньги в СССР построили самолет для армии.

Александру Портнягину удалось добраться до города Ноксвилля, штат Теннесси, где стоит памятник Сергею Рахманинову – единственный в Западном полушарии:

«И тут произошло нечто неожиданное. Смотрю на памятник – и вижу не камень, а живого человека, который прощается с Россией. Она в годы скитаний олицетворяла для него саму Жизнь. Я вдруг ощутил энергию, исходящую от человека, тоскующего по родному краю».

Эта история неожиданно получила почти мистическое продолжение. Известный писатель-маринист Николай Черкашин, с которым театр-музей связывает давняя творческая дружба, увидев фото памятника, вдруг узнал макет. Он был ранее подарен ему автором, скульптором Виктором Бокаревым. Недавно Черкашин передал его в дар «Благодати»:

– Хотя Рахманинову не удалось исполнить заветную мечту – вернуться на родину, но память о нем, воплотившаяся в макете, поселилась навечно в залах «Благодати»!

В церкви Иконы Божьей Матери «Взыскание погибших» в Лос-Анджелесе, где отпевали Рахманинова, авторы проекта обнаружили запись: «Тело временно помещено в усыпальницу до времени возможной перевозки его в Россию». Мы по-прежнему ждем, когда завещание композитора будет исполнено.