Log in

13 июня 2024 года, 06:28

Свет, уходящий в бесконечность

Свет, уходящий в бесконечность

 

Видеть вечность в одном мгновении и небо в чашечке цветка – мало кто обладает таким даром. Но есть люди, которые этим своим редким умением могут щедро поделиться с другими – и вот уже даже неискушенный зритель останавливается,  завороженный, вглядывается в холст, открывая для себя новый мир. К таким относится «царица цветов»  художница из Кисловодска Елена Файко, которая в эти дни отметила юбилей.

 

В ее работах – яркие брызги цвета и солнца, торжество самой Жизни, побеждающей уныние, печаль и безнадежную серость. Они, что называется, «держат» зал. Недавно очередная выставка Елены Владимировны  открылась в историко-

краеведческом музее Ессентуков. 

 – Всегда с удовольствием организовываем вернисажи Елены Файко, – говорит директор  музея Алла Корчевная. – Она необыкновенно позитивный человек и вместе с тем очень глубокий, склонный к философичности, к осмыслению каждого мига бытия. Глядя на ее картины,  зрители ощущают гармонию природы, полностью погружаются в красоту мира, а значит, становятся счастливее.

Елена Файко получила известность как непревзойденный мастер изображений цветов. Цветочные композиции любили многие живописцы: от Амброзиуса Босхарта Старшего до Клода Моне и Екатерины Белокур. И каждый находил в них что-то свое. Нежнейшие маргаритки и фиалки, скромные васильки и фрезии, горделивые подсолнухи и астры – все они раскрывают художнице свою душу и свои сокровенные тайны, порой милые, а порой весьма важные.

Раз и навсегда влюбившись в свет, она умеет заставить его послужить целям искусства. Он и есть главный герой ее работ, на которых цветы с цветами говорят. Даже увядшие розы, запечатленные  Еленой Файко, не вызывают печали. Они лишь видоизменились, но сохранили память о былом аромате и свежести и остались столь  же победоносными и неподвластными времени.

– Родители цветы выращивали,  с любовью заботились о них. Так было всегда, сколько себя помню, а я предпочитала смотреть на клумбы, любоваться ими и рисовать, – улыбается Елена Владимировна. – Остаюсь верна этой теме уже несколько десятков лет. Хотя совсем не была уверена, что стану настоящей художницей. Жизнь могла обернуться иначе.

Отец, бравый полковник, танкист, герой войны, поначалу не верил в призвание дочери, считал рисование делом не слишком серьезным. Настоял, чтобы девушка получила  востребованную профессию. Елена спорить не стала, окончила медучилище по специальности «фармацея» и успешно трудилась в аптеке. Но… все равно рисовала, начала выставляться. Люди на вернисажах сразу выделяли ее работы. Так пришло решение получить уже профессиональное образование – в Московском государственном университете искусств имени Н. Крупской.

– Может, это высшие силы так распорядились, а может, все дело в генах, – рассуждает художница. – Моя бабушка вязала уникальной красоты вещи, обладала тончайшим чувством цвета, даже когда потеряла зрение, а мама поне-

многу рисовала. Краски профессиональные она мне купила, но хороших кисточек в то время было не достать. И я, шестилетняя непоседа, придумала выход: разгрызала и расщепляла обычные спички, так что получался «хвостик» – кисточка.  

Галереи, где во время вернисажей размещают ее картины, мгновенно преображаются, словно наполняются особым светом. Он выходит за пределы рам и окутывает помещение – будь то небольшой зал  местного музея или огромное пространство столичного дворца. Санкт-Петербургская публика  особенно почитает живопись Елены Файко. Там  открытие ее выставок  сопровождалось выступлением хора Исаакиевского собора, а среди гостей были известные политики и деятели искусства. Неудивительно, что буйные и выразительные краски  цветов Юга так дороги сердцу жителей малосолнечной Северной столицы. Но этот же трепетный и радостный свет сквозит и в ее пейзажах Русского Севера. Он также дорог сердцу художницы, ведь семья отца родом из Псковской области. А залитый солнечными лучами Кисловодск стал родным уже после замужества. Супруг, с которым недавно отпраздновали рубиновую свадьбу, всецело поддерживает творческую натуру своей второй половины. Впрочем, он и сам представитель творческой профессии. Кто же посмеет сказать, что кулинария – это не искусство?

Дочь Мария тоже отлично рисовала, хоть и выбрала иной путь, а теперь уроки мастерства берет внук. Елена Владимировна нередко пробует разные техники. Говорит, что порой хочет удивить саму себя. Меняется выбор фона, тематика, композиция. Появились работы религиозного содержания. К примеру, на одной из новых картин изображен Серафим Саровский. А еще – много сочных, «вкусных» натюрмортов. Впрочем, «мертвая натура» – не совсем подходящее выражение, когда речь идет о работах Елены Файко. Это, скорее, остановленный миг  быстротекущей жизни. Каждый предмет – будь то банка с ароматным вареньем или собранные  в соседнем лесу грибы –  благодаря ей обретает душу и  собственный, идущий изнутри свет. Не зря ценители живописи  называют ее Елена-светоносица.

И это еще одно удивительное совпадение: имя Елена в переводе с греческого означает «факел, свет».