Log in

19 июня 2018 года, 22:54

Я расскажу вам о войне

Тема патриотизма бессмертна. Сегодня в России это – основная идея, направленная на сплочение российского общества, дающая мощный толчок к духовно – нравственному, политическому и экономическому возрождению нашей страны. Роль ветеранов в патриотическом воспитании подрастающего поколения неоценима.

Григорий Филатович Аверин, ветеран Великой Отечественной войны, считает, что лучшее воспитание – это личный пример.

– Григорий Филатович, скажите, часто ли Вы общаетесь с детьми?

– Довольно часто. Ведь мы, ветераны, приходим в школы для того, чтобы помочь педагогам в формировании у детей чувства патриотизма. Мы рассказываем о своей боевой жизни и о том нелегком времени, которое пришлось нам пережить, об искренней любви к Родине.

– Вам было всего 16 лет, когда вы ушли на фронт. Не страшно было?

– Я тогда не думал об этом. Я родился и вырос в отрогах Саянских гор, в селе Никулино Красноярского края, окончил семь классов и пошел работать трактористом. А в 1943-м добровольцем ушел на фронт. В то время уже пришла похоронка на отца, а два моих старших брата были на фронте. Сложно представать, каково было моей маме, Василисе Фроловне, ведь она оставалась совсем одна…

– Вы сразу попали на фронт?

– Нет. Меня вместе с моим другом Иваном сначала направили в полковую школу, которая находилась на станции Заозерной в Иркутской области. Ивана определили в пехоту пулеметчиком, а меня – артиллеристом, и шесть месяцев я учился: собирал, разбирал и катал по боевым позициям пушку, которую за маломощность назвали «Прощая, Родина». И только в апреле 1944-го я прибыл наводчиком в 12-й артиллерийский полк 11-й армии, которая стояла в обороне на Витебском направлении. Здесь и произошел мой первый бой, в который, надо сказать, я рвался. Это был обстрел фашистских танков, проводивших разведку. Мне очень хотелось подбить вражеский танк, но у меня не получилось. Не успели мы, еще не обстрелянные молодые воины, освоиться на передовой, как армию вывели в тыл на переформирование и передислокацию на другой участок фронта. Передвигались мы исключительно в ночное время, и вскоре прибыли на новый участок главного стратегического удара 3-го Белорусского фронта.

– Вы участвовали в наступательной операции «Багратион», которая продолжалась 68 дней. Расскажите об этом.

– Это одна из самых крупных и выдающихся во Второй мировой войне операций, начавшаяся 23 июня 1944 года. Бой принял затяжной характер, мы преодолевали топи, болота, обходя опорные пункты, двигаясь в тылы врага. Представьте себе мощную оборону противника, и мы – молодые, рвущиеся в бой. На одном коротком привале из боевой листовки «Молния» узнали, что там, куда мы выходили (а это было у реки Березино), 130 лет назад, отступая, наполеоновские войска сжигали знамена своих прославленных корпусов, чтобы они не достались российской армии. Это нас здорово вдохновило тогда. Нашими войсками были разгромлены две наиболее крупные и сильные группировки противника. Для немцев это было катастрофой. Мы полностью освободили Белоруссию, частично – Литву, Латвию и Восточную Польшу, и вышли к государственной границе Восточной Пруссии. Линия фронта отодвинулась на Запад на целых 600 километров.

– Вы прошли тяжелый путь по дорогам войны, получили тяжелые ранения, но поднимались и снова шли на фронт. Что Вами двигало?

– Мы по-другому не могли. У нас было сильно развито чувство долга. Я прошел всю Пруссию, и в Кенигсберге за несколько часов до капитуляции гарнизона поверженной крепости я был серьезно ранен. Меня поместили в санчасть, где я и встретил День Победы. Выстрелы заполонили все пространство, и мы подумали, что это немцы наступают, но выкрики, звучавшие отовсюду: «Победа, Победа!» все расставили по своим местам. Мы все стали кричать «Ура!», радости нашей не было предела. Люди обнимались, целовались.

– Какие чувства Вы испытали, когда шли по Европе?

– Хотя я тогда слабо разбирался в политике, но, увидев заграничную жизнь, я был крайне удивлен: как Россия смогла победить такую развитую цивилизацию? У них было все то, о чем мы могли только мечтать. Везде какой-то особый порядок. Я видел, как происходила уборка урожая. Вся техника шла, как по струнке: все выверено, учтено, – я даже позавидовал.

– А как реагировало на вас местное население?

– Если говорить о Германии, то там местное население пряталось от нас, не желая вступать с нами в контакт. А если и приходилось вступать, то вели себя несколько заносчиво, надменно, по-прежнему считая себя высшей расой. Местное население закапывало продукты, бытовую технику и все прочее прямо в землю, чтобы нам ничего не досталось.

– Расскажите о своих наградах.

– Награжден орденом Отечественной войны 1 степени, медалями: «За взятие Кенигсберга», «За Победу над Германией». Имею гражданское звание «Почетный адвокат России» и медаль 1 степени «За заслуги в защите прав и свобод граждан».

– Продолжили ли Вы службу по завершении войны?

– После войны я служил в Дунайской флотилии в Югославии, где и окончил свою военную службу. Затем я учился в юридической специальной школе, по окончании которой был направлен в Омский областной суд, а затем по собственному желанию был переведен в Пятигорск. Долгое время я был членом Совета ветеранов. Я написал книгу «На пути к Кенигсбергу», где описал всю свою военную жизнь. Думаю, что молодому поколению полезно будет знать правдивую историю о войне.

Лариса ГУЛИЕВА.

НА СНИМКЕ: ветеран Великой Отечественной войны Григорий Филатович Аверин на встрече с воспитанниками пятигорского Дворца детского творчества.

Фото автора.