Log in

8 мая 2021 года, 04:57

Браво, профессор!

Имя человека, о котором хочу рассказать, хорошо знакомо постоянным читателям «Кавказской здравницы». Александр Очман – несколько лет назад эта подпись стояла под целым рядом обширных материалов о пребывании в наших краях известных писателей и поэтов, объединенных в цикл «Новый Парнас». Я тоже читал эти материалы. Читал и завидовал. Позже в шутку говаривал, что «даже хотел отравить незнакомого мне Очмана, который умудрился написать о том, о чем хотелось, но не удалось написать мне». Позже понял, что именно так написать о Пушкине, Лермонтове, Толстом и других никогда не смогу, поскольку у меня совсем иной – не столь глубокий и научный – подход к этим литераторам. Где-то в середине 90-х годов мы познакомились с Александром Владимировичем, и вот уже около двух десятков лет нас связывают очень добрые дружеские отношения.

 

Постепенно мне открылась непростая судьба этого человека. Александр Владимирович родился 29 января 1937 года в Грозном. Там же окончил среднюю школу и филологический факультет педагогического института. Уже имея высшее образование, «загремел» в армию. Пройдя «от звонка до звонка» положенный срок воинской службы, работал учителем сельской школы в самом глухом уголке горной Чечено-Ингушетии. В alma mater вернулся уже в качестве преподавателя зарубежной словесности. Успешно окончив аспирантуру в Московским педагогическом институте имени В. И. Ленина, защитил кандидатскую диссертацию. Молодой ученый заведовал университетской кафедрой русской и зарубежной литературы в том же педагогическом институте, который позже был преобразован в университет. Общественность Грозного хорошо знала Александра Очмана. Большой знаток киноискусства, он многие годы руководил занятиями в Клубе любителей кино, собиравшими громадную аудиторию. Так же активно он пропагандировал и джазовую музыку, которой тоже увлекался смолоду.

В начале девяностых грянули известные события в Грозном. Он по последнего надеялся: а может быть, обойдется… Не обошлось! Надо было уезжать. Ведь основной удар случившегося пришелся на интеллигенцию, вынужденную уезжать практически в неизвестность, покидая насиженные места, руша многолетние связи и оставляя все то, что было нажито, накоплено в интеллектуальном и материальном плане – друзей, коллег, домашние библиотеки и рукописи, а главное разбитые надежды. Вот и Александр Очман лишился квартиры, богатого книжного собрания, была утеряна даже рукопись почти готовой докторской диссертации! У многих в такой ситуации опустились бы руки. В самом деле: рухнула научная карьера, потеряны квартира и все почти имущество. А ему уже за пятьдесят, и придется жить в чужом городе, где нет ни родных, ни знакомых, ни своего угла! Есть от чего прийти в отчаяние. И все-таки у него сохранялась надежда на лучшее, хотя надо было начинать все сначала на новом месте.

Александр Владимирович остановил свой выбор на Пятигорске. Почему? Может быть, потому, что отсюда до Грозного – легко получать вести с родины и, если все кончится благополучно, можно без труда вернуться. К тому же Пятигорск – город вузовский, где сосредоточены серьезные интеллектуальные силы. А главное, пятигорские коллеги знали доцента Очмана как серьезного ученого. И он вскоре получил приглашение работать на кафедре литературы и русского языка Пятигорского педагогического института иностранных языков, позже преобразованного в Пятигорский государственный лингвистический университет. Здесь он много лет трудился в должности доцента, а затем в звании профессора, завоевав и уважение своих коллег, и любовь нескольких поколений студентов.

В Пятигорске А. В. Очмана увлекла новая тематика – отражение региона Кавказские Минеральные Воды в русской литературе. Результатом исследований стали упомянутые выше газетные очерки, собранные в книгу «Новый Парнас». Из всех литераторов, посещавших Кавказские Минеральные Воды, Александра Владимировича более всего привлекала личность и творчество Михаила Юрьевича Лермонтова. Особенно волновали события,связанные с дуэлью и гибелью поэта. Началась кропотливая работа по выяснению причин и обстоятельств его гибели. На эту тему были написаны книги «Роковой поединок», «В чужом пиру. Михаил Лермонтов и Николай Мартынов», «Меж двух огней», «Трагедия под Машуком» и другие, вызвавшие большой интерес читателей. К биографии Лермонтова у него нетрадиционный, а главное, непредвзятый подход. Александр Очман даже заслужил в некоторых кругах обидную и несправедливую характеристику – «Мартыновед» – только за то, что призывает объективно посмотреть на личность приятеля Лермонтова и видеть в нем не злодея, а жертву определенных обстоятельств, вынудивших его выйти на дуэль.

Работу над лермонтовской темой Александр Владимирович продолжает и ныне, несмотря на многочисленные болячки и весьма почтенный возраст – как-никак исполняется восемьдесят! Недавно он закончил работу, посвященную личности секунданта в дуэли Лермонтова с Мартыновым князя А. Васильчикова, и здесь подойдя непредвзято к личности этого многими историками обруганного человека. Сейчас вникает в проблемы, связанные с малоизвестной поэмой Лермонтова «Сашка», обнаруживая в ней немало ниточек, ведущих к личности самого автора. Попутно находит и подбрасывает мне темы для моих журналистских расследований, которые касаются некоторых темных мест в биографии Михаила Юрьевича и других представителей российской словесности. А еще продолжает много читать, оставаясь в курсе всех новинок российской и мировой литературы. Порой так и тянет сказать ему: «Хватит, Саша, уймись!» Но понимаю: не уймется! И потому в день юбилея хочется пожелать этому чудесному человеку здоровья, долгих лет жизни. И крикнуть: «Браво, профессор! Так держать!»

Вадим ХАЧИКОВ, заслуженный работник культуры РФ.

На снимке: А. В. Очман на прогулке в лесу.

Фото автора.