Log in

4 февраля 2023 года, 00:02

«Тщетная предосторожность». Явление третье

  • Автор Наталья ЮХНО.
  • Рубрика Театр
«Тщетная предосторожность». Явление третье

С тех пор как при дворе Екатерины Медичи гостям показали новое, невиданное доселе действо – балет, мир увидел сотни новых постановок, но далеко не каждой из них была суждена такая долгая сценическая жизнь, как творению хореографа Жана Доберваля. Премьера комического балета «Тщетная предосторожность» состоялась аж в 1789 году.  За два с хвостиком столетия он неоднократно менял название, имена главных персонажей, хореографию и даже музыку: некоторое время у него не было собственной музыкальной партитуры, зато впоследствии их стало две. Сохранялась только сюжетная канва.

 

Она незамысловата: Лиза, единственная дочь зажиточной фермерши-вдовы, влюблена в бедного крестьянина Колена, лишь о нем она мечтает, его одного с волнением ждет. Но Марцелине не нужен зять-бедняк, у нее более амбициозные планы на будущее дочери. Находчивые влюбленные дурачат корыстолюбивую мать и жениха – сына богатого мельника Мишо. Сюжет легко передается средствами танца, либретто можно даже не читать.

Накануне закрытия 83-го сезона этот комический балет (композитор П. Гертель) после нескольких лет отсутствия вновь появился в афише Ставропольского государственного театра оперетты. На его сцене он обретает жизнь уже в третий раз. Премьера состоялась в 2012 году. Пять лет спустя  был показан новый вариант спектакля, под названием «Уж замуж невтерпеж». Над ним трудилась команда под руководством главного балетмейстера-постановщика почетного деятеля искусств СК Татьяны Шабановой.

Но театр – живое искусство. Некоторое время назад было принято решение обновить постановку: сохраняя в основном ее редакцию, концепцию и главные мизансцены, расставить какие-то акценты и, по возможности, улучшить качество исполнения.

Артисты получили шанс еще раз раскрыть свой талант и показать творческий потенциал, успешно справляясь с поставленными задачами.  Их танцевальные движения и позы, мимика и жесты отражают чувства и взаимоотношения героев, рисуют их психологические портреты.  Все персонажи обаятельные, живые, каждый со своими особенностями, яркой индивидуальностью.

Роль Лизы на премьере исполнила Александра Балабанова. Артистке удалось передать характер своей героини: она мила, послушна и в то же время своенравна. Кстати, в разные годы в этой роли на сцене блистали танцовщицы первой величины: Авдотья Истомина,  Матильда Кшесинская, Анна Павлова, Тамара Карсавина, Екатерина Гельцер,

Ольга Лепешинская.

У роли Марцелины, которую по сложившейся традиции отдают мужчинам (это добавляет образу черты гротеска), исполнитель по-прежнему один. Когда-то Татьяна Шабанова рискнула доверить ее Дмитрию Патрову, несмотря на то, что по образованию он не артист оперетты.

 – И Дима, человек очень способный актерски, с хорошим чувством юмора, вложил душу и сердце в эту работу. Конечно, меня волновал момент, что актер актером, но танцевать-то надо.  Дмитрий и сыграл, и станцевал все замечательно. Я была одновременно удивлена и довольна. Он, действительно, настоящая Марцелина, которую я себе представляла, – рассказала Татьяна Борисовна.

Сам Патров об этой роли никогда не мечтал – как, к примеру, мечтал о ней Николай Цискаридзе, который тоже выходил на сцену в образе вдовушки.

– Услышав предложение балетмейстера, я был озадачен и даже пытался отказаться, – признался он. – Потому что первый вопрос, который задал себе сам, был: а как это танцевать? Татьяна Борисовна смогла убедить меня, что это роль больше актерская, характерная, сложной хореографии в ней нет. Но только после непосредственного знакомства с материалом и начала репетиций я успокоился и постепенно стал находить какие-то черты и краски своего персонажа. Сначала было сложно и необычно, потому что любой драматический актер будет всегда пытаться донести подтекст словом. Здесь же все, что требуется от героини, нужно выразить только языком жестов, мимики и пластики. Сегодня могу сказать, что за годы исполнения, безусловно, привык к этой роли, сроднился с ней. Она стала частью меня или я частью ее. Считаю, что это одна из лучших моих работ.

Марцелина  в интерпретации Патрова – любящая, заботливая и в то же время строгая мать. Как и любая мать, она желает счастья дочери. Но, если та не слушается, может и отшлепать ее.

– Моя героиня, как и у Цискаридзе, совсем не старуха, она не прочь устроить и свое счастье, тем более что кандидата долго искать не надо: это мельник Мишо, – дополняет характеристику Дмитрий. –  В обновленной версии в роли появились свежие мелкие штришки, некоторые оценки я изменил, но все они в ключе сюжета и характера произведения.

Танец Марцелины запоминается надолго, его можно назвать одним из самых ярких моментов этого спектакля на сцене пятигорского

театра.

Еще одна «изюминка» – менуэт. Он исполняется на чудесном фоне сельского пейзажа и радуги в каплях только что пролившегося дождя. Но музыка не  Петера Гертеля, а Жоржа Бизе. Это часть его первой сюиты из

«Арлезианки» по одноименной драме А. Доде. Для этого вставного номера балетмейстер

Т. Шабанова нашла свое, очень красивое, хореографическое решение.

На премьере успех выпал и на долю молодого артиста Степана Лысенко, исполнившего роль Никеза – незадачливого, слегка инфантильного жениха.

Как известно, в оперетте  (а это основная составляющая репертуара пятигорского театра) вокальные партии и танцевальные номера чередуются со сценами без музыкального сопровождения. Балет «Тщетная предосторожность», который  идет в двух действиях, продолжительностью примерно 55 минут каждое,  – это почти два часа чистой музыки.

– Для оркестра, который не соприкасается с таким материалом каждый день, – задача сложная, а для дирижера еще и нервная, – рассказал  дирижер-постановщик Алексей Кириченко.

Музыкальную карьеру он начинал как рядовой оркестрант, профессионально рос в симфонических оркестрах Новосибирского театра оперы и балета и Новосибирской филармонии.

– Я называю себя холериком-перфекционистом, в силу того, что получил очень хорошую, можно сказать первоклассную, школу в плане исполнительского мастерства и дирижирования, – признался Алексей Олегович. – Что касается особенностей работы оркестра в оперетте и балетном спектакле, я бы сравнил это с драматической постановкой в прозе и стихах. Если артист «вылетел» из текста, в первом случае есть возможность маневра в виде импровизации; в стихах же жесткое ограничение рамками рифмы. Теперь применительно к музыкальному материалу. В оперетте какие-то моменты можно завуалировать. В балетном спектакле это не удастся, мы находимся в жестких «рамках рифмы», все открыто, как на ладони. Может быть, для рядового зрителя это незаметно, но я слышу все. Иногда это печалит, потому что хочется в первоклассном качестве  исполнения донести музыку, которую придумал автор.

Конечно, нужно отметить декорации, выполненные сценографом почетным работником культуры СК Инной Августинович, прекрасные костюмы Юлии Труновой (яркие, светлые и нежные у молодых крестьян и крестьянок; немного чудаковатые наряды Никеза и т. д.),  работу художника по свету Андрея Григорьева и других сотрудников, ведь любой спектакль – плод труда всего коллектива.

Хотя «Тщетная предосторожность» – самый старинный дошедший до нас балетный спектакль, со временем он не утерял жизнерадостности и веселья;  эмоции, которые он дарит зрителям, по-прежнему ярки, свежи и непосредственны. Хочется, чтобы на этот раз он как можно дольше оставался в репертуаре пятигорского театра.