Log in

28 ноября 2020 года, 16:38

Литературная страница

Литературная страница

Наступает новый – 2020 год, который знаменателен для нашей страны юбилейной датой: 75-летием Великой Победы советского народа в Великой Отечественной войне. На литературной странице мы будем публиковать материалы, посвященные этому событию. Поздравляем всех с наступающим Новым годом, желаем здоровья и успехов

Лев Докторов,

и. о. руководителя литературного объединения «Слово» имени Эффенди Капиева при газете «Кавказская здравница».

Поэзия

Николай БОНДАРЕНКО

В новогоднюю ночь

Новогодняя ночь разноцветные

лампы развесила,

И весёлые граждане шумно

хлопочут в домах.

Год уходит... Тяжёлый...

А мне почему­то невесело,

Будто важное что не сумел

разглядеть я впотьмах.

Будто кто­то окликнул,

а я отвернулся и – мимо,

Будто что­то большое осталось

недодано мне...

Год уходит. Размеренно,

чинно и неумолимо,

Как уходит туман по озябшей

осенней стерне...


А в уютных квартирах горят

новогодние ёлки

И старательно вылизан

в доме любой уголок.

Обсуждаются слухи,

события и кривотолки.

И шампанское ждёт,

чтобы пробку влепить в потолок...

И у каждого жителя нашей

огромной России

С новой силой возникнет желание, чтоб

Стала жизнь наконец­то

счастливой, удачной, красивой,

Без такого обилия горя,

обманов и злоб.


Чтоб правительство

наше посулов своих не забыло,

Их раздав без оглядки,

как щедро нарезав пирог...

Как хочу я, чтоб было всё так.

Обязательно было...

Что ж, дай Бог, дорогие мои!

Дай вам Бог!


Владислав БУДАРИН

***

Ночь, и такая вокруг тишина,

Словно безмолвьем объята планета,

Белая улица насквозь видна

В тихо мерцающем, призрачном свете.


В белом наряде кусты и поля,

В белом наряде пушистые ели...

Словно невеста, оделась земля,

Даже заборы – и те побелели.


Город, отвыкший уже от торжеств,

Стал вдруг парадным

и празднично­светлым.

Тихо слетают снежинки с небес,

В белое белым ложась незаметно.


Будто бы праздник на землю пришёл,

Самый заветный и самый красивый...

Господи, как же вокруг хорошо!

Где ж тебя, зимушка, раньше носило?


Виктория КУЗНЕЦОВА

Зимние грезы


На живом холсте играли краски.

Поравнялись небеса с землёй.

Вмиг я оказалась в дивной сказке –

В царстве королевы ледяной.

Вот дворец хрустальный предо мною,

А вокруг него прекрасный сад.

Ёлочки с белёсой бахромою,

Как живая изгородь, стоят.

На берёзах шали кружевные

Из тончайших нитей серебра.

А на кедрах шишки золотые

И блестит под инеем кора.

От сосёнок – запах нежной хвои,

Он приятнее любых духов.

Пахнет свежей зимней чистотою

Выстланный хвоинками покров.

А мороз с подругою зимою

Ловко так узоры всюду шьют.

От порывов ветра над землёю

Дружным хором льдиночки поют.

Кажется, готово всё для бала,

Белизною радует паркет.

Вырос трон средь ледяного зала,

И разлился всюду яркий свет.

Вот идёт владычица­царица,

Слышен гулкий стук её шагов,

Словно веер – пышные ресницы.

Ничего, что нрав её суров.

Величавым жестом приказала –

Начался весёлый карнавал.

Вьюга всех на праздник приглашала,

С ними даже месяц танцевал.

Если хочешь оказаться в сказке,

Приглядись – и сам увидишь ты,

Как пейзаж предстанет в ярких красках

Необыкновенной красоты!


Витислав ХОДАРЕВ

Я Россию люблю


Я Россию люблю за ромашковый луг

За смиренные лики святые,

За холодный Таймыр

и за солнечный юг,

За казачьи старины седые.

Я Россию люблю в искрах

утренних рос,

И в сугробах, и в зелени лета.

Я Россию люблю,

что светла от берёз,

И судьбе благодарен за это.

Я Россию люблю

за спартаковский гол,

За леса с черемшой и грибами.

И за то, что всегда

пятигорский орёл

Держит крыльями небо над нами.


Стихи детям

Галина РЫБАК

Путешествие снежинки


Вышла девочка Галинка

Погулять немножко.

Вдруг красивая снежинка

Села на ладошку.


Удивилась сразу Гала:

«Ах, какая красота!

Я такого не видала

Раньше никогда.


Буду я запоминать

Все узоры сложные,

Ведь снежинки вырезать

Из бумаги можно».


Рассмотреть её Галинка

Ближе захотела…

Раз! И лёгкая снежинка

Тут же улетела.


Вот снежинка увидала

Серенькую белочку.

Та в дупло своё бежала

По сосновой веточке.


Ближе к белке подлетела

И на хвост пушистый села –

Хочет с ней попасть в дупло.

К сожаленью, там тепло!


Но вокруг все осмотрела:

«Всё в порядке!» Полетела.

Вот сидят на ветках птички –

Яркие красавицы!

Там снегирь, а здесь синички

Громко распеваются.


Чтоб послушать их, снежинка

Опустилась на тропинку.

Вверх снежинка улетает

И оттуда наблюдает.


Возле пня сугроб большой.

Кто здесь прячется зимой?

Это мишкина берлога,

Здесь зимует лежебока:


До весны настроен спать,

Лапу сладкую сосать.


Вдруг подумала снежинка:

«Возвращусь­ка я к Галинке.

Я ведь тоже подустала –

Целый день в лесу летала».


Видит: возле дома детки

Ёлку наряжают.

Вешают шары на ветки,

Серпантин бросают.


Полетала, посмотрела,

На верхушку ёлки села.

Пригляделась: что за диво!

Как здесь здорово, красиво!


Это все снежинки вместе

Собрались на Новый год.

А под ёлкой дети с песней

Дружно водят хоровод!



Презентации

Представляем новую книгу нашего товарища по перу Арша Аркадия Михайловича «Возвращение в Магадан», вышедшую из печати в 2019 году (Изд. «Радио Софт», Москва. 228 стр.)

Это история возникновения едва ли не самого загадочного и неоднозначного города России – Магадана, где прошло послевоенное детство автора. В книге, с определённой долей фантазии, с двадцатых годов прошлого столетия, автор, задолго до своего рождения, невольно оказался в гуще всех тех событий, плавая вместе с героями книги на корабле, сплавляясь с геологами на плотах по бурным рекам, бредя с ними в пургу при 50­градусном морозе, в качестве якобы корреспондента беря интервью у первых строителей Магадана. Одним из главных действующих лиц книги стал первый начальник «Дальстроя» Берзин Эдуард Петрович, памяти которого посвящена книга.

Слушатели литературного объединения «СЛОВО» поздравляют своего коллегу с выходом в свет книги и желают ему дальнейших творческих успехов.



О стихах

«Что касается слога, то чем он проще, тем будет лучше...

Главное: истина, искренность».

А. С. Пушкин


Проза

Перечитывая Ивана Кашпурова…

Есть в Александровском районе село Калиновское, где родился известный поэт Иван Кашпуров.

Когда я прочитал его стихи, то понял: земляки недаром чтут своего поэта. Иван Васильевич так ярко, с такой любовью воспел свою малую родину, что захотелось побывать в Калиновке, своими глазами увидеть места, вдохновлявшие поэта на прекрасные стихи и поэмы – ведь в каждом сборнике он воспел своё село и своих трудолюбивых земляков.

Так, в книге Ивана Кашпурова «Не за морями чудо» (Ставрополь, 1973) из 160 стихотворений 98 посвящено Калиновке и её жителям. В сборнике «Стихи» (М.,1984) из 196 стихо-
творений 125 – о Калиновке и её жителях, в книге «Песня Калиновке» (М., 1985) из 115 в 94. А всего поэтом было издано – в Ставрополе, на Украине и в Москве – около трёх десятков книг! И в каждой калиновская тема – наиглавнейшая.

Вывод у меня такой: Кашпурову повезло родиться в таком старинном, самобытном селе, как Калиновка, а селу повезло, что в нем родился такой большой и, главное, так влюблённый в свою малую родину поэт. Неслучайно более полувека подряд мы произносим: Калиновка, а подразумеваем – Кашпуров, произносим: Кашпуров, а подразумеваем – Калиновка. И это – прекрасно!

Большой жизнелюб, оптимист, человек с высокими моральными принципами, настоящий патриот своего родного села, Ставрополья и своей великой страны – таким предстаёт перед нами автор многих поэтических книг Иван Васильевич Кашпуров. Его герои – односельчане: колхозный сторож, доярка, агроном, бригадир, почтальон, сельский корреспондент, строители… И для каждого он находит тёплые, душевные слова.

Поэт с такой симпатией описывает простых тружеников, что это чувство передаётся читателю. Лично у меня сжалось от сострадания сердце, когда я прочитал стихотворение «Вдовий колодец» – о том, как вдова с детьми, переселенка, в поисках лучшей доли осела под Александровском и выкопала там колодец, которым (вот уже более века!) пользуются благодарные жители района. Нельзя без волнения читать «Песнь о друге» – о том, как на друга детства поэта, Митю Коваленкова, который «Даниловичем не стал», в лихую военную пору свалилась очень нелёгкая доля – возглавить «учёт колхозный… в шестнадцать неполных лет», и как мальчик от перенапряжения, без скидок на слабое здоровье, умер на этом посту. Через 20 лет поэт сложил проникновенные строки о друге, целую поэму, тем самым поставив маленькому труженику, тоже работавшему на Победу, вечный памятник. И это очень трогательно…

Иван Кашпуров – мастер сравнений, метафор, он умеет находить неизбитые слова.

«У наших ног задумчиво и строго

Волной сарматской плещет синева».

«Как Млечный Путь, размывчаты апрельские сады».

«И городеет с каждым годом

Село старинное моё».

«Лесом, полем шёл Апрель –

весело апрелил».

И таких примеров мастерского владения словом у Ивана Кашпурова – сотни. А до чего свежи, запоминаемы строки о селе Елизаветинском Благодарненского района:

Елизаветинка-

елезаметинка,

душе заветинка-

как жить-

советинка.

Своим влюблённым в родной край пером он оставил нам прекрасные стихи также о сёлах Иргаклы и Кевсала, хуторе Извещательном, о Ставрополе, Пятигорске, Ессентуках.

Но ошибётся тот, кто назовёт Ивана Васильевича чисто местным поэтом: у него есть стихи о Марокко, Монголии, Турции, о девушке из Конго. Всюду, куда бы ни забрасывала его судьба, поэт зорко всматривался в окружающий мир и, уловив самое характерное, «выплёскивал» свои впечатления на бумагу, чтобы поделиться увиденным с читателями.

Как образно сказал Кашпуров о пустыне Гоби:

«… где в гравий Жернова мильонолетий

Перемолололи горные кряжи»…

Встретив в Марокко подозрительного эмигранта, он не стал общаться с ним, заметив:

«Кто он – из власовской ли дряни

Или иуда-полицай?»

(Сравните это с попытками некоторых современных персон обелить генерала-предателя – и сразу станет ясно, кто здесь патриот, а кто – из «пятой колонны».)

Сразу запомнилось стихотворение «Сапоги» – как отец стачал Ване сапоги из жёлтой юфти и тот побежал к друзьям, которые были – кто в опорках, а кто босиком, – похвалиться обновкой, а те покинули его. И поэт делает вывод:

«Не унижай, по крайней мере,

Своей удачею других».

А сколько у Кашпурова превосходных лирических стихотворений... При чтении многих в душе слышится мелодия, добавьте хорошей музыки – и будет задушевная песня. Не знаю, разрабатывают ли композиторы эту золотую жилу?

В память врезалась «Заря в вёдрах»:

Неделю – дождь,

а нынче – вёдро,

и за окном хлопочет день,

и женщина проносит вёдра,

зарёй наполненные всклень.

Жена не знает,

и, наверно,

о том не надобно ей знать,

что этой женщине я первой

дарил стихов своих тетрадь.


С тех пор годов прошло немало,

воды немало утекло.

Но только женщина та стала

ещё красивей, как назло.


И я гляжу на профиль гордый –

проходит,

взгляда не даря.

Лишь в голубых –

из цинка –

вёдрах

случайно вздрогнула заря.

«Случайно вздрогнула заря»… Всего три слова – а такая яркая картина встаёт перед глазами.

Всем нам, увлечённым поэзией, полезно поучиться у Ивана Кашпурова кристально чистому русскому языку, умению двумя-тремя штрихами нарисовать внешность и характер человека. И, конечно же,
неустанной работе над словом, которая сделала его известным не только на Ставрополье, но и в масштабе Советского Союза, о чём красноречиво говорит издание книг поэта в Москве солидными для поэтических сборников тиражами – 20000, 25000 экземпляров.

Я очень благодарен руководителю Ставропольской краевой писательской организации Александру Ивановичу Куприну за приглашение посетить, в составе творческой группы, Калиновку, благодаря чему я (да, наверное, не только я) заново открыл для себя большого и яркого поэта – Ивана Васильевича Кашпурова.

Юрий ТИМАШЕВ.




Голос елки

Кузьма был мужчина в самом соку: высок, статен, копна кудрявых волос, серо-голубые глаза. Иногда даже молодухи заглядывались на него, что тешило самолюбие в его сорок с хвостиком лет! Правда, «хвостик» был уже солидный, но это его не страшило. Всё бы было хорошо, но была у Кузьмы слабость – очень уж он любил выпить и постоянно тянулся к этой ласковой и весёлой бутылочке. Вот и сейчас, в канун Нового года, он пришёл домой навеселе. Получку не дали, а мелочь, которая оставалась в карманах, угнетала, и какой-то червь сомнения точил его изнутри: «Мужчина, добытчик! Новый год на пороге, а денег нет».

А тут ещё жена стала ворчать: «Внуки праздника ждут, подарков, а у нас даже ёлки нет». Это была последняя капля. Кузьма выскочил в сени, напялил старый кожух,
заткнул за пояс маленький топорик и в лес.

«Срублю в лесу ёлочку, игрушки есть, а подарки, наверное, жена всё-таки сделала «за счет сэкономленных средств».

Темнело быстро, снег кружил и падал лёгким пухом на село, но мороз был небольшой. Кузьма направился к ближайшему леску, где он видел несколько маленьких ёлочек и старательно оправдывал свой, пока ещё не совершённый, гадкий поступок. Конечно, ему было очень жаль молодую поросль, но, с другой стороны, нет даже денег поехать в город за ёлкой, да и цены на них кусаются. Так он шёл, говоря сам с собой и оправдывая себя. Ну, вот и пришёл, присел на пенёк, решил передохнуть и потом заняться своим делом. Было тихо и спокойно. Кузьма стал доставать рукавицы из кармана тулупа и вдруг нащупал маленькую плоскую бутылочку. Открыл, понюхал – водка! Вот это подарок! Он, не торопясь, опорожнил посудину, занюхав рукавом, поплевал на лезвие топора.

– Что-то ёлка какая-то неровная, один бок пушистый, а другой…

И вдруг услышал голос ёлки:

– Не нравлюсь – ищи себе другую! – до его ушей донёсся всхлип, так обычно всхлипывают обиженные женщины.

– Ну, всё, допился.

Кузьма отпрыгнул в сторону, но садиться не стал. Хоть он мужик и не робкий, но струхнул.

– Если уже ёлки в лесу разговаривают, то дела совсем плохи.

И снова тот же ёлкин голос: «Иди отсюда быстрей. Я видеть тебя не желаю!» Следующих слов Кузьма уже не слышал. Бегом, сломя голову, он бросился в село, и, как назло, огромная туча скрыла от него луну. Темно… Кубарем скатился с косогора, добежал до своей хаты, которая стояла на самом краю села, пулей влетел в горницу, по пути чуть не сшиб свою жену Домну, которая в тот момент доставала из печи противень с духмяно пахнущими пирогами. Домна, его жена, статная румяная женщина, удивлённо вскинула брови и широко открыла глаза:

– Допился, голубчик! «Белочку», что ли, поймал? А ведь как хорошо жили, нарадоваться не могли.

И она снова стала хлопотать по дому, делая всё складно и красиво. «До чего же она хороша! – подумал Кузьма. – И годы её не берут. А я дурень, действительно, допился».

– Пойду, покурю. Что-то я совсем раскис.

– Вот-вот, покури. Да ёлку приладь к крестовине. Катькин ухажёр из города привёз ей в подарок. А она губы надула – ей ноутбук подавай. А откуда у парня столько деньжищ возьмётся? Простой водитель. Ну, молодежь… – вздохнула Домна.

Кузьма вышел во двор, метель ослабевала, ветер не такой сильный, мороз отступил, да и луна снова засветила, как ей положено. Чудеса!!!

Проходя мимо сенника, он, как хороший хозяин, решил закрыть дверь в сарай. И вдруг оттуда послышался ёлкин голос, который перешёл в заливистый негромкий смех. Это их младшая, дочка Катька, снова помирилась со своим ухажёром.

Кузьма еще немного потоптался во дворе, докурил и уже спокойный, с улыбкой вошёл в сени – снял тулуп, валенки, положил свой треух на полку и вошёл в горницу.

На душе у него было снова светло и радостно.

Анжелика ГАЙ.

Страницу подготовил Лев ДОКТОРОВ.


Другие материалы в этой категории: « Литературная страница