Log in

13 декабря 2018 года, 08:20

Бывал, бывал у нас «Баян русской песни»!

«Раскинулось море широко». Думаю, что девяносто девять из ста опрошенных ответят, что эта песня получила распространение благодаря Леониду Утесову. И все девяносто девять ошибутся, потому что песню эту, называвшуюся первоначально «Вахта кочегара», как говорится, «пустил в народ» другой певец-одессит – Юрий Морфесси. Именно благодаря ему стали популярными и такие, широко известные ныне, песни и романсы, как: «Налей бокал, в нем нет вина», «Отцвели хризантемы», «Бублики», «Калитка», «Мы только знакомы», «Чубчик» и еще многие, исполнявшиеся потом его последователями и продолжателями.

Сегодня Юрий Морфесси известен немногим: долгие годы его имя было под запретом, поскольку певец после революции стал эмигрантом и особого желания вернуться на Родину не изъявлял. А в начале прошлого столетия имя это было чрезвычайно популярно в России. Морфесси по праву считался звездой эстрады. Залы на его концертах были полны зрительских восторгов и рукоплесканий. Слава о певческих талантах Морфесси была столь высока, что летом 1914 года его пригласили выступить перед самим императором Николаем II. Поклонники и журналисты называли артиста не иначе, как «Баян русской песни» – легенда гласит, что именно так отозвался о нем сам Федор Иванович Шаляпин.

А ведь Морфесси вовсе не был русским. Грек по национальности, он родился в Афинах, а вырос в Одессе, где сделал первые шаги на артистическом поприще. Пел в опере и оперетте, но нашел себя на эстраде как исполнитель русских и цыганских песен, салонных, городских и «жестоких» романсов. С этим обширным репертуаром он объехал всю Россию – от Вильно до Владивостока. Не раз посещал и Кавказ.

И на Кавказских Минеральных Водах Морфесси бывал неоднократно. По крайней мере, о двух приездах сюда он рассказывает в книге своих воспоминаний «Жизнь, Любовь, Сцена». Эти визиты раскрывают нам, пусть небольшие, но любопытные эпизоды жизни наших курортов в начале ХХ столетия. Первый относится к 1906 году. В Ростове, пишет артист, «я играл вместе с Валентиной Ивановной Пионтковской. Это был расцвет ее молодости, таланта и красоты. В нее был влюблен колоссальный богач барон Штейнгель…Год спустя Пионтковская держала театр на Кавказских Минеральных Водах, а барон Штейнгель субсидировал ее предприятие. Это был золотой сезон в полном смысле слова: гонорары были неслыханные и выплачивались вовремя – час в час, минута в минуту. Сам барон Штейнгель был у нас кассиром. Он раскладывал перед собою кирпичики новеньких, только что из казначейства, денег, вся труппа с довольным видом рассовывала по карманам девственно хрустящие бумажки. Кончил свои дни барон Штейнгель в эмиграции, в Париже. Я его не встречал, но, по слухам, он чрезвычайно нуждался и где-то у кого-то служил швейцаром. Какая гримаса судьбы для человека с таким миллионным богатством!».

Раскрывая страничку театральной летописи Кавминвод, эта заметка повествует и о судьбах двух приметных гостей наших курортов. Валентина Ивановна Пионтковская – известная русская актриса и певица, получила музыкальное образование в Италии. Выступала в Вильно, Варшаве, Киеве, Одессе, Москве и других городах. Славу Пионтковской как артистке оперетты создали актёрское мастерство, искусное владение техникой танца и оригинальная, яркая и непринуждённая трактовка ролей. Известно, что Валентина Ивановна организовала театр оперетты в Санкт-Петербурге, а так же в Париже. А из воспоминаний Морфесси мы узнаем, что такой театр был у нее и на Кавказских Водах.

Владимир Рудольфович Штейнгель, о котором идет речь, был сыном известного инженера, строителя железных дорог барона Рудольфа Васильевича Штейнгеля, которому мы должны быть благодарными за сооружение железнодорожной магистрали Ростов – Владикавказ. Владимир Рудольфович был хорошо известен своей благотворительной деятельностью: на его средства строились школы, больницы, дороги. Благодаря Морфесси выясняется, что он финансировал, правда, не совсем бескорыстно, и театр, дававший представления в наших краях.

Второй визит Морфесси на Кавказские курорты состоялся уже в годы Мировой войны – этот период мало описан в нашей краеведческой литературе, поэтому так ценно свидетельство очевидца: «… я задержался на группах Минеральных Вод. Там война не сказывалась, как в Тифлисе. Там жизнь била ключом и еще более повышенным темпом, нежели в мирное время. Понаехало много из Петербурга и Москвы дам света и полусвета. Офицеры залечивали свои раны и полученные на фронте недуги, и поэтому скопление военных было чрезвычайное. Гостиницы и пансионы не могли вместить и половины приезжих. Останавливались в частных квартирах, в казачьих станицах, в черкесских и кабардинских аулах. В таком же духе переполнены были и концерты... Наилучший показатель моего успеха следующий: большой симфонический оркестр в Железноводске, давно уже мечтавший о своем бенефисе, привлек к этому бенефису меня, чтобы округлить и свою рекламу, и свой сбор. Оркестр не прогадал ни на том, ни на другом».

Исполнительское творчество Юрия Морфесси, как и других вокалистов «Серебряного века» – Александра Вертинского, Михаила Вавича, Изы Кремер, Петра Лещенко, Вари Паниной, Анастасии Вяльцевой, Надежды Плевицкой – составляют значительную страницу русской культуры. Полузабытые в свое время, они сегодня возвращаются к российскому слушателю. Уже можно, при желании, отыскать книгу воспоминаний Морфесси «Жизнь, Любовь, Сцена». Уже можно найти в Интернете статьи о творчестве певца и записи песен в его исполнении. Думается, доброе дело делает и наш земляк Илья Иллиади, который работает над книгой о своем соотечественнике Ю. Морфесси, рисующей полную картину его жизни и песенного творчества.

Вадим ХАЧИКОВ,

заслуженный работник культуры РФ.