Log in

14 декабря 2018 года, 21:23

Пятигорск. История на полотне

До чего же интересно заглянуть в давнее прошлое нашего города! Сделать это отчасти помогают фотографии, запечатлевшие курорты, какими они были на заре прошлого века. Еще любопытнее было бы увидеть снимки двухвековой давности. Но вот беда – не изобрели тогда еще фотографию! Рисунки же той поры не слишком точны. Скажем, работы Христиана Гейслера, сопровождавшего академика Палласа в 1792 году: по времени, это самые первые изображения Кавказских Вод. Но трудно узнать в каких-то холмиках Машук и Бештау, а в куче снега – красавца-Эльбруса!

И все же, есть изображения тех далеких лет, которые способны вполне удовлетворить любителей истории. Расскажу о некоторых, наиболее интересных и значимых. Так, на одном из рисунков мы видим Машук с Горячеводской долиной и кусочком горы Горячей – местом, где очень скоро начнет рождаться Пятигорск. Пока здесь нет ни улиц, ни домов, но любой знаток Пятигорска легко найдет места их будущего расположения. Рисунок этот не раз публиковался, потому широко известен. А вот о его авторе и истории появления рисунка сведений сохранилось немного.

Емельян Михайлович Корнеев. В первой половине XIX века любители искусства хорошо знали его. В начале 1802 года император Александр I, недавно взошедший на престол, решил получить представление о стране, доставшейся ему в управление, и послал осмотреть ее генерала Герана Магнуса Спренгпортена. Его и сопровождал Емельян Корнеев, недавний выпускник Академии Художеств. Несмотря на молодость, он уже успел получить известность как живописец, отличавшийся достоверной передачей натуры. Предельно точные рисунки Корнеева, сделанные в пути, позволяют ознакомиться с Россией того времени.

Экспедиция прошла не одну тысячу верст по ее просторам. На Кавказ она прибыла в разгар курортного сезона 1803 года, который оказался на редкость многолюдным. Правда, на акварели Корнеева мы не замечаем этого многолюдства – видим два-три экипажа да несколько всадников и пешеходов. Художник явно не стал загромождать свой рисунок обилием людей, чтобы уделить главное внимание местности, изображенной с топографической точностью. Именно эта точность позволяет нам наглядно представить себе, как выглядел молодой курорт, и даже кое в чем изменить наши представления о нем. Например, считается, что первый дом в Горячеводской долине появился в 1809 году. Но на рисунке запечатлено несколько строений – значит, они уже были и тогда.

Вслед за Корневым Пятигорск начала XIX столетия рисовали безвестный иллюстратор книги доктора Киммеля, вышедшей на французском языке в 1812 году, художник Н. Чернецов, написавший акварельный вид молодого курорта в 1829 году, академик А. Тон, создавший панораму Пятигорска в 1832 году, и, наконец, архитектор Бернардацци, неоднократно изображавший на своих рисунках город, который строил. Одним из первых, кто запечатлел местность у подножия Машука изобразительными средствами, был и Михаил Юрьевич Лермонтов – не только великий мастер слова, но и прекрасный художник. Среди его работ – изображение Эльбруса, освещенного рассветными лучами солнца, рисунок «Бештау близ Железноводска». Окрестности Пятигорска узнаются в картине «Воспоминания о Кавказе», в рисунке «Офицер и амазонка». Очертания вершин Бештау использованы Лермонтовым как фон для совместного с Г.Гагариным рисунка «Эпизод сражения при Валерике».

Сам Пятигорск изображен на рисунке 1840 года «Пятигорский бульвар» и на картине «Пятигорск», написанной по впечатлениям лета 1837 года. Она более всего важна для нас, поскольку являет взгляд автора на место действия повести «Княжна Мери». Горячеводская долина с двумя рядами домиков. Гора Горячая, испещренная сетью дорожек и тропинок. Пойма Подкумка и панорама гор за ней, с Эльбрусом на горизонте. Все запечатлено удивительно точно. На переднем плане – площадка Елизаветинского источника и « домик с красной кровлею на ванной», известный нам по лермонтовскому тексту. Вокруг заросли деревьев и кустарников, группа скал над ними, в которых угадывается грот, считающийся местом свидания Печорина с Верой. На площадке у источника происходит завязка повести «Княжна Мери», действие которой продолжается на бульваре – он тоже хорошо виден на картине. Там просматривается даже дом, где, могла жить героиня. Так, Лермонтов-художник дополняет то, о чем рассказывает Лермонтов-писатель.

Лермонтовский Пятигорск с исчерпывающей полнотой изображен на акварели швейцарского художника Иоганна Майера, написанной в середине 1840-х годов. Перед нами Цветник, состоявший тогда всего из нескольких клумб и десятка деревьев. Еще стоят на горе Горячей старые Ермоловские ванны – с башенкой и колоннадой, а за ними – Оборонительная казарма, в которой располагалось солдатское отделение военного госпиталя. Рядом с Домом для неимущих офицеров – старое здание того же назначения. Хорошо видны Скорбященская церковь, беседки на возвышенных местах, и даже ванное здание у Елизаветинского источника. Поистине бесценное историческое пособие по истории Пятигорска!

В послелермонтовские времена число желающих запечатлеть Машук и город у его подножия становится куда больше. Важное место среди этих работ занимает изображение Лермонтовских мест – лучшие сделали В.Тимм, В. Верещагин, М. Зичи. В конце ХIХ столетия в Кисловодске поселился художник-передвижник Н.Ярошенко. На десятках полотен он запечатлел различные уголки Кавказа, по которому много путешествовал. Нам особенно интересны пейзажи Кавказских Минеральных Вод – «Шат-гора», «Эльбрус в облаках», «Березовая балка», «Красные камни». Несколько пейзажных работ Ярошенко посвятил Пятигорску, изобразив гору Бештау и вид Пятигорска с вершины горы Горячей.

А картины художников ХХ столетия могли бы составить обширнейшую выставку – пополнение ее продолжается и по сей день работами как приезжих, так и местных художников. Но это, как говорится, уже совсем другая история.

Вадим ХАЧИКОВ,

заслуженный работник культуры РФ.

Другие материалы в этой категории: « Досуг в летние дни Рекорд высокогорного погружения »