Log in

23 апреля 2021 года, 06:27

Из одного металла льют – медаль за бой, медаль за труд…

В государственном архиве новейшей истории Ставропольского края хранятся документы военного времени. С годами они приобретают особую ценность, являя собой летопись мужества, подвига повседневной жизни в тяжелейших условиях военного быта. Они воссоздают прошлое, ставшее уже историей. Историей, которая не стареет от времени.

 

Роль фронтовиков в победе над фашистской Германией переоценить невозможно, но фронт не выстоял бы без помощи тыла. В тылу люди делали все возможное и невозможное, чтобы помочь своим воюющим отцам, мужьям, братьям и сестрам одолеть ненавистного врага: кормили, одевали и вооружали армию.

Как жилось семьям фронтовиков в тяжелое военное время, которое требовало мужества и стойкости не только от солдат и офицеров, воевавших на фронте и защищавших Родину, но и от тех, кто остался в тылу трудиться и воспитывать детей? Тяготы военного быта довели многие семьи до обнищания. Дров и угля на всех не хватало. Часто топили печки подсолнечной шелухой и кукурузными кочерыжками.

Из акта обследования семьи фронтовика: «Семья фронтовика Бабенко с четырьмя маленькими детьми живет в исключительно тяжелых условиях. Дети разуты и раздеты, в комнате сыро, холодно, топливо отсутствует. Из мебели одна кровать и табуретка».

Раненые фронтовики, возвращаясь домой, видели, как тяжело жилось их родным в тылу. Письмо инвалида войны Климова А. Н. Пятигорскому горкому ВКП(б): «После тяжкого ранения находился в госпитале «Бристоль». При отходе наших войск из г. Пятигорска 9 августа 1942 года был оставлен в госпитале ввиду невозможности вывозки носилочных ранбольных. Во время оккупации города находился на частной квартире в лежачем состоянии. Состояние моего здоровья мало улучшилось и по-прежнему я ходить не могу. При вступлении наших войск я обратился в военкомат за получением денежного содержания по аттестату и оформлении пенсии. С оформлением результатов нет до настоящего времени. В связи с этими обстоятельствами материальное положение моей семьи крайне тяжелое».

Справка: «Тов. Климов нуждается в оказании ему помощи в получении грязелечения на дому и обучении его сапожному делу, а также в закреплении его жены на работе на кондитерской фабрике. Пенсия ему, как инвалиду войны, оформлена».

Положение осложнялось и тем, что в край хлынул поток беженцев.

В телеграмме председатель край-исполкома В. А. Шадрин сообщает: «Телеграмму о расселении 23 тысяч ленинградцев приняли к исполнению. Можем принять коечных 7 тысяч человек, остальные 16 тысяч – только с размещением в квартирах в порядке уплотнения в городах и крупных районных центрах».

Расселение эвакуированного населения и семей военнослужащих, прибывающих в край, было большой проблемой для местных властей. Власти Пятигорска сообщали в край: «Расселение эвакуированного населения, прибывающего в г. Пятигорск, в настоящее время встречает большие затруднения. С июля 1941 года по январь 1942 года в Пятигорске расселено 14886 человек.

Принимая во внимание, что не менее 20% общей жилой площади непригодно для использования в зимнее время, и население на этой площади зимой не проживает (не утепленные комнаты, мансарды, подвальные помещения и т.п.), фактически в настоящее время приходится на одного человека

3,6 м2 жилой площади. Имеются массовые случаи, когда в отдельных квартирах и семьях на одного человека приходится менее 3 м2 жилой площади».

Война разлучила многие семьи. От фронтовиков в городской комитет ВКП(б) поступали письма с просьбой отыскать родных и близких, оказать им посильную помощь.

Из письма старшего лейтенанта Реутова: «До оккупации Северного Кавказа моя семья проживала в г. Пятигорске. Я потерял связь с семьей: жена и трое сыновей. Прошу сообщить мне их адрес». Ответ: «Ваша семья здорова и о Вашем письме поставлена в известность».

Из письма старшего лейтенанта Свинина: «Во-первых, разрешите вас поздравить с освобождением от проклятых гитлеровских извергов г. Пятигорска и всех городов Кавминвод. Я был счастлив, услыхав об освобождении моего города Пятигорска. Спешу узнать о судьбе моей семьи жены Таисии Ивановны и детей Владимира 5 лет и Риммы 2 лет». Ответ: «Все живы, здоровы. Дети чувствуют себя хорошо».

Из письма фронтовика Сиверсова Пятигорскому городскому комитету ВКП(б): «От души благодарю за оказанную помощь жене и сыну. Это лишний раз иллюстрирует неразрывную связь фронта и тыла, вселяет уверенность в Победе. Недалек тот час, когда все будем снова у родных очагов и будем воевать с причиненными врагом разрушениями».

Несмотря на выпавшие испытания, наши земляки не утратили чувства сострадания и желания помочь ближнему.

Госпитали Кавказских Минеральных Вод, принимавшие огромный поток раненых, постоянно испытывали острую нехватку донорской крови. Наши земляки пошли на станции переливания крови. Среди доноров Пятигорска было немало тех, кто сдал на нужды фронта от 10 до 13 литров крови, что в два раза превышает количество крови в человеческом организме!

Из характеристики донора Резниченко Марии Гавриловны: «Муж и сын на фронте. Донор с 1941 года. Сдала всего 10,5 литров крови. Победы Красной Армии под Сталинградом, Таганрогом, Киевом и Новгородом она отметила сдачей в фонд обороны 2,7 литра крови».

В Пятигорских госпиталях доноры поддерживали живую связь со спасёнными ранеными, приносили им подарки. Искреннюю благодарность выражали донорам бойцы во время этих посещений.

Городские власти неоднократно принимали решения об улучшении обеспечения семей военнослужащих.

В Пятигорске 857 гектаров земли было отведено под подсобные хозяйства для городских предприятий и учреждений, 400 гектаров под индивидуальные огороды горожан для улучшения снабжения населения продуктами питания, дороговизна которых вынуждала городское население вести полуголодное существование.

Работники швейно-трикотажной фабрики и артели «Обувщик» решили в ознаменование первой годовщины освобождения города Пятигорска от немецко-фашистских захватчиков, 11 января 1944 года, отработать в фонд помощи семьям фронтовиков. Деньги были перечислены на текущий счет отдела гос-обеспечения и розданы нуждающимся семьям военнослужащих.

Из информации об оказании помощи семьям фронтовиков артелью Зернохлеб: «Обследовано 30 семей, 23 чел. выдано 3000 рублей, выдано 6 тонн топлива – шелухи. Выдано жмыха 400 кг, картофеля – 144 кг, капусты – 40 кг».

Труженики тыла – так их официально называют теперь. Но тыл ли это был? Здесь тоже шла война: война с голодом и нищетой. Преодолевая отчаяние, оставшиеся в тылу женщины и старики боролись за жизнь детей, трудясь при этом по 10 – 11 часов на заводах и в поле, чтобы снабдить всем необходимым воюющих с фашистами на фронте сыновей и мужей. Это был не труд – это был настоящий подвиг. Те, кто работал не покладая рук, так же приближали Победу, как и те, кто воевал с оружием в руках.

Татьяна КОЛПИКОВА.

Другие материалы в этой категории: На волне бессмертия »