Log in

25 января 2020 года, 00:15

О пятигорских нарзанах

О пятигорских нарзанах

«Нарзан» – в переводе с кабардинского «Богатырская вода» – главное богатство кисловодского курорта. Эта минеральная вода имеет свои особенности, отличающие ее от всех прочих лечебных вод. Но очень часто, забывая или не зная об этом, в бытовых разговорах, письмах или даже в литературных произведениях «нарзаном» называют воду любых минеральных источников – ессентукских, железноводских. И это, конечно, неверно. А вот в Пятигорске есть воды, имеющие право называться «нарзанами», поскольку они очень сходны по своим свойствам с кисловодской «богатырь-водой». Давайте вспомним, когда и как они появились.


В мае 1902 года газета «Кавказские Минеральные Воды» сообщала: «В настоящее время от главного бассейна прокладывается водопровод через Емануелевский парк на казенные участки». Речь здесь идет о будущем провальском городке. Размах строительства там ожидался нешуточный, а потому уже имевшийся водопровод, проложенный к Сабанеевским ваннам, конечно, не мог обеспечить новый район питьевой водой из Юцкого водопада.

Руководил прокладкой водопровода младший горный инженер Управления Кавказских Минеральных Вод Э. Э. Эйхельман, которому было не впервой заниматься водоснабжением городов-курортов. Дело спорилось, трасса продвигалась все дальше. Но 15 мая рабочие доложили инженеру, что рытью канавы мешают прорвавшиеся подземные воды. Обследовав препятствие, тот обнаружил подземный фонтан воды, так называемый грифон, бьющий на глубине двух аршин, то есть около полутора метров. Кисловатый вкус свидетельствовал, что вода – минеральная. Эйхельман вспомнил рассказы о том, что еще 12 лет назад инженер В. М. Сергеев, прокладывавший линию к Сабанеевским ваннам, обнаружил где-то здесь же выход минеральной воды, которому не придал значения, и потому о находке было вскоре забыто.

В отличие от предшественника, Эйхельман не отмахнулся от увиденного, поскольку был человеком пытливого ума, склонным к научному поиску. Ему принадлежало несколько исследовательских работ по геологии Кавминвод. А за год до этого скромный инженер сделался известным не только коллегам, но и широкой публике благодаря тому, что обнаружил любопытный природный феномен – участок «вечной мерзлоты» у подножья горы Развалки. Кстати сказать, это открытие тоже было связано с прокладкой водопровода – для снабжения Железноводска водой из так называемого Графского ключа.

Неизвестный минеральный источник в окрестностях Пятигорска тоже не мог не заинтересовать Эйхельмана: он передал воду подземного грифона для исследования в лабораторию Управления Вод. Анализ показал, что по своим физическим и химическим свойствам новый источник очень отличается от всех других, вытекающих у подножья Машука: он холоднее остальных, а главное – в его составе отсутствует наиболее характерный компонент пятигорских вод – сероводород, зато имеется много свободной углекислоты, что делало источник похожим на кисловодскую «богатырь-воду». Поэтому источник получил название «Новый нарзан» или «Пятигорский нарзан».

Открытие нового минерального источника пришлось как нельзя кстати. Ведь некогда известный как питьевой курорт, Пятигорск стал терять эту свою роль. Повинны в том были некоторые медики, утверждавшие, что «принятие внутрь серной воды не имеет существенного значения», а потому «почитается совершенно излишним» (понимай – вредным). И курортная публика перестала ходить к источникам. Питьевые галереи – Михайловская и Елизаветинская (ныне Академическая) – опустели и стали использоваться не по назначению.

Эйхельман позаботился, чтобы новый источник стал действующим, – каптировал его неглубоким колодцем. «Новый нарзан» благодаря своему кисловатому вкусу и прохладной температуре быстро сделался очень популярным и у лечащихся, и у курортных медиков, признавших его целебные свойства. Так начала возрождаться вера в питьевые достоинства пятигорского курорта, тем более что открытие Эйхельмана оказалось лишь «первой ласточкой», за которой потянулась целая серия подобных находок.

В 1915 году ученый-гидролог А. Н. Огильви обнаружил в нескольких сотнях метров от «Нового нарзана» еще один источник аналогичного состава, но с более высокой температурой. После этого эйхельмановский источник перекрестили в «Холодный нарзан», а открытый Огильви назвали «Теплым нарзаном». Позже ему дали имя академика И. П. Павлова. Став директором созданного в 1920 году Бальнеологического института, Огильви и его сотрудники повели активные поиски новых минеральных ресурсов, которые очень скоро увенчались успехом: вдоль Красноармейского спуска были выведены при помощи скважин три углекислых источника, которые назвали «Красноармейскими нарзанами». В 30-е годы к Павловскому, имеющему седьмой номер, добавился еще один теплый нарзан, зарегистрированный под номером четвертым. В 50-е годы из скважины № 19, пробуренной на северо-западном склоне Машука, ударил фонтан горячего нарзана, который стали использовать и для питья на месте, и разливать в бутылки под названием «Машук». Одной из последних была найдена углекислая вода поблизости от Провала – она подается в питьевой бювет и для ванн санатория «Пятигорье». Так что сегодня Пятигорск располагает целым семейством «нарзанов».

И в заключение – несколько слов о судьбе эйхельмановского источника. Вскоре после открытия над ним устроили деревянный павильон. В 1911 году его сменила сохранившаяся поныне беседка-ротонда, созданная по проекту архитектора А. И. Кузнецова. Она многие десятилетия была местом паломничества как курортной публики, так и местных жителей, любивших утолять жажду стаканом холодной, кисловатой, щиплющей язык воды.

В 1963 году около санатория «Тарханы» построили бювет источника № 20, открытого инженером И. И. Володкевичем. Сюда же провели и воду «Холодного нарзана». И хотя она поступала из скважины, пробуренной позднее, источник сохранил свой почетный первый номер. Когда «двадцатый» иссяк, вода «первого» осталась единственной в бювете и по-прежнему пользуется всеобщим признанием. А беседка-ротонда была закрыта, и теперь она – лишь архитектурное украшение курорта.

Вадим ХАЧИКОВ,

заслуженный работник культуры РФ.