Log in

17 ноября 2019 года, 10:45

Рождалась биография поэта

Рождалась биография поэта

Пятигорск. Год 1870-й. Жаркий летний день, возможно, такой же, как и те, которые почти сорок лет назад Михаил Юрьевич Лермонтов проводил под крышей маленького домика, стоящего на окраине города, у подножья Машука. Машук – вот он, такой же зеленый и курчавый, плавится в лучах полуденного солнца. Домик тоже стоит на месте и как будто бы не очень изменился. Но внимательный взгляд сразу же увидит следы беспощадного действия времени: обвалившаяся кое-где штукатурка, потрескавшиеся деревянные ставни, облезлая краска на входной двери…

Но внутри все выглядит так же или почти так же, как и во времена знаменитого постояльца: низкие комнаты, оклеенные окрашенной бумагой, – их расположение не изменилось за четыре десятилетия. Мебель та же, только диван заменили.

По комнатам ходят двое. Тот, что одет в форменный сюртук с обер-офицерскими эполетами, держит в руках карандаш и записную книжку, в которой, слушая собеседника, что-то записывает, иногда чертит. Это Петр Кузьмич Мартьянов, приезжий. Военная служба не мешает ему сотрудничать в журналах. Множество его стихов, повестей, исторических и историко-литературных работ и статей по военным вопросам можно найти во «Всемирном труде», «Древней и новой России», «Историческом вестнике», «Ниве», «Военном сборнике», «Солдатской беседе» и других.

Приезд в Пятигорск вызвал, по его словам, у него интерес к трагической кончине Михаила Юрьевича Лермонтова. Впрочем, могло произойти и обратное – интерес к гибели Лермонтова побудил его приехать в Пятигорск. Но так или иначе, Петр Кузьмич стал собирать материалы о личности и жизни поэта. В Пятигорске он рассчитывал встретиться с еще живыми родственниками Михаила Юрьевича, но, увы, не смог этого сделать. Аким Акимович Хастатов, которого еще пять лет назад разбил паралич, почти безвыездно сидел в своем имении «Земной рай» на Тереке. А Аким Павлович Шан-Гирей, находившийся в добром здравии, переехал жить в Армению, где активно занимался земской деятельностью. Там же находилась и его супруга, Эмилия Александровна, которая могла рассказать очень многое о поэте.

Мартьянов все же сумел собрать в Пятигорске кое-какие сведения о Лермонтове от людей, еще помнивших его. Особенно результативной оказалась встреча с отставным майором Василием Ивановичем Чилаевым, которому принадлежал домик – последний приют поэта. Именно он сопровождал Мартьянова при осмотре комнат домика, давая подробнейшие пояснения. Он же сообщил Петру Кузьмичу множество разнообразных сведений о последних днях жизни своего постояльца – его привычках, времяпрепровождении, окружавших его лицах, а также о дуэли и событиях, предшествовавших ей. Пересказал даже кое-какие стихотворные экспромты, якобы сочиненные Лермонтовым. А еще Василий Иванович передал Мартьянову ценнейшие документы бывшего пятигорского комендантского управления, связанные с приездом Лермонтова и Столыпина в Пятигорск и дуэлью Лермонтова и Мартынова. И наконец, прощаясь с гостем, Чилаев подарил ему сбереженный им сафьяновый, с серебряным замком, бумажник Лермонтова. Документы и бумажник Мартьянов передал в Лермонтовский музей при Николаевском кавалерийском училище, а полученные от Чилаева сведения использовал для написания нескольких материалов, посвященных Лермонтову.

Часть их была вскоре напечатана в журнале «Всемирный труд» за 1870 год, затем в «Историческом вестнике», а позднее в книге «Дела и люди века». Перу Мартьянова принадлежат также обширная работа «Последние дни жизни поэта М. Ю. Лермонтова» и статья «Новые сведения о М. Ю. Лермонтове». Все они представляют несомненную ценность для поклонников и почитателей поэта. Однако слишком уж живо нарисованные автором эпизоды с репликами и диалогами персонажей, как и прочие приемы беллетризации документов, вызывают сомнения серьезных исследователей. Тем не менее это были, в сущности, первые материалы к будущей биографии Лермонтова.

Почти одновременно с публикацией основных работ Мартьянова вышла в свет и книга профессора Дерптского университета П. А. Висковатова «Михаил Юрьевич Лермонтов: жизнь и творчество». Этот капитальный труд появился в результате исследования всех доступных к тому времени архивов, тщательного изучения публикаций в печати, поездок автора в поисках сведений о Лермонтове «от берегов Волги до Западной Европы, от Петербурга до Кавказа» и, конечно, бесед с современниками, знавшими поэта.

Мартьянов ревниво следил за деятельностью соперника, полемизировал с ним по многим вопросам, старательно отмечая все неточности и промахи, которых у Висковатова, несмотря на основательность подхода к теме, все же немало. Полемика двух первых биографов поэта представляет немалый интерес и сегодня, демонстрируя, как рождалось лермонтоведение, в котором Висковатов и Мартьянов выступали основателями двух его основных направлений – строго научного и «беллетризированного». Оба они существуют и сегодня, имея сторонников как среди ведущих лермонтоведов, так и местных исследователей. Не боюсь признаться, что придерживаюсь второго, считая, что любые научные открытия нуждаются в популяризации, иначе они остаются достоянием узкого круга специалистов.

Но это так, к слову. Что же касается Петра Кузьмича Мартьянова, то, заканчивая разговор, стоит высказать ему нашу благодарность за то, что именно он первым высказал мысль о необходимости поставить в нашем городе памятник Лермонтову. В одной из своих статей, опубликованных в журнале «Всемирный труд» за 1870 год, он писал: «Почему бы в Пятигорске с его тысячами посетителей не принять инициативы в деле сооружения памятника М. Ю. Лермонтову?»

Подхваченная патриотами Пятигорска, идея получила поистине всероссийский резонанс и привела к событию, 130-летие которого мы с вами отмечали в этом году.

Вадим ХАЧИКОВ,

заслуженный работник культуры РФ.

Другие материалы в этой категории: « «Трухменская царица» Венок любви и благодарности »