Log in

9 декабря 2019 года, 00:20

Праздник «застывшей музыки»

Праздник «застывшей музыки»

От него трудно оторвать взгляд. Золотистый кирпич, тронутый патиной времени, и серебристый машукский камень. Причудливые изгибы стен, неожиданно переходящие то в «фонарь», то в балкон, то в нишу. Полная свобода в форме и размерах окон. Спрятанный в глубине лоджии парадный вход, который выглядит особенно монументально благодаря двум массивным колоннам. Кованные кружева балконов и ограды. И рассыпанные по всему фасаду изящные декоративные панно из голубых керамических плиток с легким, словно воздушным, белым узором.

Разглядывая это чудо, понимаешь, почему архитектуру называют «застывшей музыкой» – ведь любая деталь, украшающая здание, звучит, как мелодия, созданная композитором. И радуешься, что не зря был придуман Всемирный день архитектуры, праздник всех зодчих нашей планеты и всех ценителей их творчества. Отмечается он в первый понедельник октября. В этот день архитекторы, собравшись вместе, делятся своим опытом, мыслями, идеями, обсуждают насущные проблемы. А для ценителей архитектурных шедевров лучше всего отметить этот день, отправившись на встречу с образцами «каменной музыки», которые подарят нам радость встречи с прекрасным.

Жителям и гостям Пятигорска сделать это нетрудно. На улицах города сохранилось немало замечательных памятников архитектуры, созданных зодчими разных времен: братьями Бернардацци, Иоганном Вильстером, Самуилом Уптоном, Владимиром Грозмани, Иваном Байковым, Владимиром Семеновым, Марианом Перетятковичем, Евгением Шреттером и многими другими, чьими трудами и стараниями создавался неповторимый облик Пятигорска. Ознакомиться со всеми сразу, конечно, невозможно. Давайте коснемся лишь зданий, построенных Андреем Ивановичем Кузнецовым, – к их числу принадлежит и то, с которого мы начали разговор о «застывшей музыке».

Для этого нам надо вернуться на сто с лишним лет назад, в начало ХХ века. Для курорта у подножья Машука это было время бурного строительства, когда и в центре, и в новых районах на окраинах, и на улочках старинного, лермонтовского, Пятигорска вырастали гостиницы и лечебницы, рестораны и кафе, дачи и частные особняки. Процветали большие и малые строительные компании. Во всю работали песчаные и каменные карьеры, кирпичные, известковые, алебастровые заводы, плотницкие и кузнечные мастерские. Не знали отбоя от заказчиков архитекторы и инженеры-строители, едва успевавшие выполнять проекты новых зданий, один оригинальнее другого.

Именно тогда появился в Пятигорске выпускник Петербургского института гражданских инженеров, сын крупного новочерчасского конезаводчика, Андрей Иванович Кузнецов. Очень быстро он сумел не только вписаться в среду местных зодчих, но и выделиться среди них своим индивидуальным «почерком», который отличает все построенные им здания. Их немало – и в Железноводске, и в окрестностях Пятигорска, но более всего в самом городе, где они составляют целый этап истории здешнего градостроительства. Вот лишь некоторые, самые заметные творения Кузнецова: изящное строение Тиличеевских (ныне Пироговских) ванн в Провальском курортном городке. Белый, с изразцовыми вставками особняк Мациевского на центральном проспекте (отделение Сбербанка). Величественная громада Азово-Донского банка – его многие годы занимал один из корпусов фармацевтического института, позже Фармакадемии. Внушительное и одновременно легкое, веселое здание Всесословного клуба, занятое ныне Театром оперетты. Каждое не может не привлекать всеобщего внимания.

И все же особняк на улице Суворовской, тоже построенный Кузнецовым, выделялся среди них особой красотой и элегантностью. Секрет тут прост: архитектор строил его для своей семьи. Он вложил в этот особняк весь жар своей души и силу таланта – чтобы радостно и покойно жилось там его красавице-жене и двум дочерям – Вере и Валентине. Он даже поместил по обеим сторонам парадной двери фигуры сфинксов, этих древних стражей покоя и благополучия, а над ними, на стенах – древнеегипетские символы, долженствующие оберегать обитателей дома от бед и несчастий.

Увы, не помогли ни сфинксы, ни символы. Да и сами они не уцелели в вихре грозных событий последующих лет (те, что стоят сегодня – новодел). А покой и радость ушли из особняка на Суворовской едва ли не через год после новоселья. Кузнецов заболел, уехал в Москву на операцию, и, вернувшись, расстался с супругой. Почему это произошло так внезапно и неожиданно, по чьей вине это случилось? Об том стены особняка молчат до сей поры.

Хозяева оставили дом. Вначале Андрей Иванович уехал строить дорогу в Закавказье, а спустя еще год грянули события семнадцатого года, заставившие и Елену Константиновну с дочерьми бежать из Пятигорска. В покинутый дом покой и тишина так и не вернулись. Сначала, как и соседние особняки, он был заселен беднотой из подвалов и предместий. Потом его заняли под школу-коммуну для беспризорников, а после войны разместили обычную школу.

Впрочем, есть у нее одна особенность, как бы оставшаяся в наследство от строившего особняк зодчего. Глубоко почитавший гений Лермонтова, Кузнецов явно неслучайно избрал местом жительства старинный квартал, где многие здания были связаны с великим поэтом. И даже ограду своего особняка он предназначал первоначально для памятника на Месте дуэли. Заповедный Лермонтовский квартал и ныне окружает школьное здание. Его могучая духовная аура, как и близкое соседство музея Лермонтова, не могут не влиять на ребят, которые учатся в этой школе: неслучайно из ее стен вышло немало людей гуманитарного труда.

О том, что дом построил талантливый архитектор, украсивший Пятигорск многими замечательными зданиями, было забыто напрочь. И лишь десятилетия спустя краеведы с большим трудом выяснили это. Слава Богу, сегодня об авторстве Кузнецова в городе хорошо знают. Но все же не мешало бы сохранить о нем память, поместив мемориальную доску на стене этого чудесного особняка, о котором еще не раз будем вспоминать, отмечая Всемирный день архитектуры.

Вадим ХАЧИКОВ,

заслуженный работник культуры РФ.

Другие материалы в этой категории: « Улица ведет к Машуку Отсветы Ренессанса »