Log in

17 октября 2019 года, 14:51

Первый век российского альпинизма

Первый век российского альпинизма

Столетие российского альпинизма, пришедшееся на 1929 год, официально не отмечалось, юбилей прошел незаметно. И все же он оказался отмеченным благодаря своеобразному альпинистскому буму, случившемуся как раз в это время. Если в предшествующие годы, даже самые «урожайные», вершины Кавказа покоряли за сезон не более двух десятков человек, то в 1929 году только на Эльбрусе было зарегистрировано до тридцати удачных восхождений.

Причина этого перелома кажется яснее ясного: изменение общественного строя, создание структур, специально занимавшихся развитием горного спорта, его широкая пропаганда. Но, признавая влияние этих обстоятельств и восхищаясь порожденным ими бурным развитием отечественного альпинизма во втором веке его существования, не следует забывать, что до него был век первый. Именно он сыграл в альпинистском буме, начавшемся в нашей стране с конца 20-х годов, не менее, а может быть, и более важную роль.

Считается, что в XIX столетии подавляющее большинство восхождений на кавказские вершины совершали иностранные спортсмены, а россияне практически не знали, что такое альпинизм. Это не так. За сто лет, начиная с 1829 года, в горах Кавказа побывало около трехсот (!) человек. И две трети горовосходителей – около двухсот человек – были российскими подданными. Впечатление же о преобладании иностранных горовосходителей создалось, прежде всего, потому, что далеко не все граждане Российского государства носили русские фамилии. Так, занесенные в летопись альпинизма И. Паррот, Г. Абих, Г. Радде и другие, несмотря на иностранные имена, верно служили России, найдя в ней вторую родину. К тому же каждое восхождение зарубежных альпинистов отмечалось как спортивная победа. У россиян же подъем на вершину нередко был связан с какой-либо служебной или научной необходимостью и не воспринимался как рекорд

Да и стоит ли вообще делить покорителей гор на «своих» и «чужих», если многие победы над горами достигались общими усилиями? Достаточно взглянуть, например, на список участников экспедиции на Эльбрус в 1829 году: серб Емануель, итальянец Бернардацци, венгр Бессе, немцы и швейцарцы Купфер, Майер, Ленц, кабардинец Хаширов, балкарец Соттаев, русский Лысенков... Интернациональным был и состав смельчаков, покоривших в том же, 1829, году «библейскую гору» Арарат.

И почти все позднейшие восхождения были, как правило, многонациональными. Прибывающие из-за рубежа «гляциаристы» (так в России называли первых иностранных альпинистов) обязательно привлекали проводников и носильщиков из местных жителей горцев, которые становились полноправными участниками восхождений. Известно, например, что знаменитый английский альпинист Дуглас Фрешфильд и его товарищи при восхождении на Эльбрус в 1868 году, испугавшись сильного мороза с ветром, хотели было повернуть назад... «И только поведение проводников (это были жители аула Урусбиево А. Соттаев и Д. Доттаев) заставило нас продолжать путь и взойти на вершину», – признавался позднее Фрешфильд.

Еще более тесным и частым было общение с горцами у русских горовосходителей. Директор Тифлисского естественно-исторического музея Г. Радде в 1865 году предпринял попытку подняться на Эльбрус в сопровождении жителей карачаевского аула Учкулан. Покоритель Казбека топограф Пастухов взошел на вершину в сопровождении осетина Т. Царахова. Много лет вместе покоряли вершины инженер Девдоракского медного рудника А. Духовской и рудокоп Я. Казаликашвили. Первая русская альпинистка М. Преображенская совершила все свои восхождения в сопровождении одного из братьев Безуртановых. Все эти примеры убедительно доказывают, что в течение первого века российского альпинизма к нему приобщались жители нашей страны разных национальностей, не только учась ходить по горам у иностранцев, но и кое в чем опережая их. Это одно из неоспоримых достижений того периода, о котором идет речь.

Другое, не менее существенное: дороги к кавказским вершинам для тысяч и тысяч горовосходителей второго века прокладывались именно тогда, задолго до начала альпинистского бума. Немногие энтузиасты, не имея карт и схем, путеводителей и описаний маршрутов, на свой страх и риск забирались в самое сердце гор по козьим тропам, которые уже потом, в XX веке, становились торными дорогами. Окрестности Эльбруса и Казбека, район Безынгийской стены, Домбай и Дигория – эти дикие уголки Кавказа осмотрели, исходили, обжили альпинисты-первопроходцы.

Огромная заслуга зачинателей российского альпинизма состоит и в том, что благодаря им произошел перелом в сознании людей, в их отношении к горам, которые считались местностью, неудобной для проживания человека, даже враждебной ему, а горные путешествия – сущим мучением. Они доказали соотечественникам, что горы – это прекрасный и удивительный мир, где можно испытать великую радость от общения с красотой, а также от победы над высотой и самим собой.

В результате к началу ХХ столетия, еще в рамках своего первого века, альпинизм, вместе с горным туризмом, из дорогостоящего хобби отдельных чудаков понемногу становился более или менее массовым увлечением. А, самое главное, первый и второй века российского горного спорта не были разделены непроходимой стеной благодаря усилиям дореволюционных энтузиастов. Пятигорчанин член КГО Я. И. Фролов, всходивший на Эльбрус в 1911 году, снова поднялся сюда полтора десятилетия спустя, приобщая к горному спорту молодых грузинских альпинистов. Стараниями москвича члена Русского горного общества А. Раковского в конце 20-х годов на склонах Эльбруса были построены приюты. Раковский и его коллеги по РГО С. Панютин и В. Конопасевич увлекали своих молодых друзей на Кавказ, помогали им покорять вершины, на которых сами побывали в 1911 – 1915 годах.

Высокие результаты, как и массовость горного спорта в ХХ столетии, дают кое-кому основание свысока смотреть на первопроходцев века минувшего: «Мол, разве то был альпинизм? Да не было его в России!». Но, право же, не стоит с пренебрежением относиться к горовосходителям первого столетия. Тот альпинизм был столь же нужен для последующих успехов россиян в горном спорте, как нужны корни прекрасному цветку, как нужен прочный фундамент зданию самой великолепной архитектуры.

Вадим ХАЧИКОВ,

заслуженный работник культуры РФ.

Другие материалы в этой категории: « Первая телепередача Славный полк »