Log in

16 декабря 2019 года, 15:17

Хранители зеленых сокровищ

Хранители зеленых сокровищ

День работников леса, который приходится на 15 сентября, пожалуй, самый красивый из профессиональных праздников, которые отмечают в нашей стране. Ведь лес – это удивительное создание природы – не только приносит людям огромную пользу, но и украшает нашу жизнь. Степное Ставрополье не слишком богато лесами. Зато на Кавказских Минеральных Водах изумрудная зелень деревьев одевает подножья и склоны окрестных гор, вплотную подступает к границам городов-курортов. Обширность и красота этих лесных массивов, богатство и разнообразие их деревьев и кустарников есть результат взаимодействия вековечной природы и трудов нескольких поколений лесоводов, сберегавших и умножавших зеленый наряд Пятигорья. И, отдавая дань уважения многочисленному отряду нынешних сотрудников лесного хозяйства, мы обязательно должны вспомнить и тех, кто создавал и хранил лесные сокровища нашего региона в давние годы.

Кто же были эти люди? В краеведческой литературе, в прессе и давних документах встречаются фамилии некоторых работников Пятигорского лесничества и Бештаугорской лесной дачи. Так, известно, что в 1869 году должность пятигорского уездного лесничего занимал подпоручик Адам Иванович Киявский, с 1870 по 1875 год – коллежский асессор Пантелей Александрович Ланге-Позднев, в 1876 году – титулярный советник Алдар Иванович Кржевец. В документах за 1886 год упоминается пятигорский лесничий по фамилии Шаламов, в документах 1899 года – лесничий Фёдор Васильевич Гневышев. Увы, это фамилии, только фамилии. А что это были за люди, как работали, что сделали?

К счастью, о некоторых кое-какие сведения имеются. Так, одним из первых служителей здешней лесной охраны был поляк Перхальский, очень вероятно, дворянин, шляхтич. На Кавказе он оказался среди участников Польского восстания 1830 – 1831 годов, которых в качестве наказания отдали в солдаты и сослали сюда, в «теплую Сибирь». Но в солдатах Перхальский пробыл недолго. В 1832 году российский Комитет по лесной части разрешил своим службам на местах «требовать в лесную стражу людей из военного ведомства». Ясно, что грамотный шляхтич гораздо лучше темного крестьянина подходил для должности лесного объездчика.

Ссыльный поляк свою службу выполнял исправно и достаточно долго, о чем позднее хорошо известный в Пятигорске священник Василий Эрастов рассказал в интервью журналу «Русская старина»: «...была Перхальская караулка... в ней чуть ли не с самого основания жил солдат-лесник, поляк Перхальский, годов тридцать, так что начальство, во внимание к его долговременной службе, считало его лесником, и хоть он был уже слепым, нанимало ему прислугу, предоставляя ему жить в этой караулке до смерти».

А вот еще интересная фигура. С 1 мая 1904 года Пятигорское лесничество возглавил Фёдор Николаевич Коченов. Уроженец Осетии, он в 1892 году закончил Санкт-Петербургский лесной институт и был направлен на родину, в Терскую область, где работал помощником лесничего и преподавал в Воздвиженской лесной школе. Видимо, он сумел хорошо показать себя, поскольку был направлен работать в Боржомское имение великого князя Михаила Николаевича, что для молодого лесовода было большой честью.

В 1901 году Фёдор Николаевич был назначен лесничим Медвеженского лесничества Ставропольской губернии, где очень долго не удавалось создать лесные насаждения в сухих приманычских степях. Проведя поистине титаническую работу, Коченов добился неплохих результатов и, видимо в качестве поощрения, был направлен в заграничную командировку. Проведя несколько недель в Германии, молодой лесовод изучал там производство бочарной клепки из древесины бука, а сразу же по возвращении получил назначение в Пятигорское лесничество. Можно предположить, что здесь собирались наладить подобное производство, используя запасы буковой древесины, которая имелась в лесах на склонах Машука, Бештау, Железной.

Но проявить себя на новом месте Коченов не успел. Грянула революция 1905 года, и лесничий вместе с другими уважаемыми гражданами принимал участие в политических событиях, сотрясавших Пятигорск, за что был арестован и выслан за пределы Терской области. Почти десять лет Коченов возглавлял Геок-Чайское лесничество, а к 1916 году вернулся во Владикавказ, работал в Ставропольско-Терском управлении земледелия.

Его должность пятигорского лесничего унаследовал Владимир Феликсович Пимоновский, который активно занялся обустройством Бештаугорской лесной дачи. В газетах того времени имеются сообщения о том, что лесничеством ведутся работы по «отропиниванию Машука», то есть прокладке пешеходных дорожек у подножья и по склонам горы, в том числе и на вершину. Все основные дорожки и тропы были пронумерованы и снабжены указателями. Пимоновский также затеял строительство нового здания для лесничества прямо в Машукском лесу, близ Перкальской поляны, позднее переименованной в Комсомольскую. Здание было готово к 1909 году, но обживать его пришлось уже преемнику Пимоновского – выпускнику Санкт-Петербургского лесного института Вячеславу Михайловичу Васильеву.

Выходец из крестьян Пензенской губернии, он «на медные деньги» учился в Петербургском лесном институте. Окончив его в 1897 году, работал на Урале. На Кавказские Минеральные Воды Вячеслав Михайлович приехал в 1911 году. Как лесничий Бештаугорской дачи он сделал немало, но самую добрую память о себе оставил активным обустройством Перкальского арборетума. По указанию Васильева во многих европейских питомниках закупались саженцы ценных и редких видов деревьев и кустарников. Они образовали уникальную коллекцию, которая широко использовалась для озеленения городов-курортов.

Новое время выдвинуло новые фигуры в лесоводстве Кавказских Минеральных Вод. Но достигнутые ими успехи в умножении зеленых богатств региона во многом опираются на достижения предшественников, о которых нам обязательно стоит помнить.

Вадим ХАЧИКОВ,

заслуженный работник культуры РФ

231

Другие материалы в этой категории: « Идущий впереди Первая телепередача »