Log in

20 сентября 2019 года, 15:46

И они бывали на Водах

И они бывали на Водах

Бульвар в верхней части проспекта Кирова – не самое многолюдное место сегодняшнего Пятигорска. А когда-то была Горячеводская долина шумной и оживленной. Бурлила в ней жизнь, кипели страсти, происходили всяческие события! Как увидеть это давнее прошлое? Что ж, призовем на помощь воображение и… Смотрите: вот он, бульвар, посыпанный желтым песком, с молоденькими липками по краям. Как на нем людно! Тут и столичные гвардейцы, и кавказские офицеры, приезжие и местные модницы, степные помещики со своими женами и дочерями, черкесы, монахи, купцы… Прогуливаются неспешно, сидят на скамейках, стоят группами. Болтают, смеются, разглядывают друг друга.

Увидим здесь и многих известных личностей, в разное время бывавших на Кавказских Водах, – Александра Сергеевича Пушкина, Михаила Юрьевича Лермонтова, Евдокию Петровну Растопчину, Александра Александровича Алябьева, Григория Александровича Печорина… Стоп! Ведь Печорин-то не реальная историческая личность, а художественный образ, персонаж лермонтовского романа! Верно. Но талант автора сделал героя настолько зримым, что охотно верится в его реальное присутствие на наших курортах.

Интересно, а кто еще из героев произведений российской словесности волею авторов побывал на Кавказских Минеральных Водах? Давайте вспоминать. Первым по времени будет, пожалуй, грибоедовский Чацкий, о котором в комедии «Горе от ума» сказано: «…Лечился, говорят, на Кислых он водах, не от болезни, чай, от скуки…» Ну, а раз лечился на Кислых, то не минул и Горячих Вод – ведь все приезжие начинали свое лечение именно здесь. Жаль только, что нам точно не известно, бывал ли на Горячих Водах его автор – документальных свидетельств тому нет.

Зато мы отлично знаем о пребывании у подножья Машука Александра Сергеевича Пушкина, отправившего сюда и своего Евгения Онегина, который с завистью смотрит на болящих пациентов целебных источников, будучи сам здоровым, но одержимым хандрой. Собираются ехать на Воды и героини несостоявшегося пушкинского «Романа на Кавказских Водах» Катерина Петровна Томская и ее дочь. На курорте им должны были встретиться другие герои повествования – злодей Кубович и благородный Гранев. Но увы, их фигуры так и остались не выписанными детально, разве что Гранев превратился в Гринева из «Капитанской дочки», а Кубович в Швабрина, но это совсем другая история.

А мы вернемся к литературным гостям Кавминвод. Следующий – это лермонтовский Печорин, вместе с которым на курорте появилась целая группа персонажей – Грушницкий, доктор Вернер, драгунский капитан и, конечно же, трогательная Вера, очаровательная княжна Мери и ее мать, княгиня Лиговская. Любопытно, что Грушницкий, созданный творческим воображением Лермонтова, появляется и на страницах романа Е. Хамар-Дабанова (псевдоним Е. Лачиновой) «Проделки на Кавказе». Автор уверяет нас, что Грушницкий, оказывается, не погиб на дуэли с Печориным, а благополучно здравствует в должности адъютанта – играет в карты, жульничает, хвастает подвигами, скандалит и т. д. Упоминаются в романе и другие лермонтовские герои – Печорин, «хромой лекарь», то есть доктор Вернер. Правда, на Кавказских Водах мы их не видим, но понятно, что они там бывают. И, конечно, там появляются главные персонажи романа – Александр Пустогородов, прототипом которого послужил А. Бестужев-Марлинский, и его брат Николай.

Летом 1837 года на Кавказских Водах лечилась Елена Ган, очень популярная в свое время писательница, которую И. С. Тургенев называл «русской Жорж Санд». Надо полагать, что в том же курортном сезоне пребывали на Водах и герои ее повести «Медальон» – баронесса Энгельберг и князь Юрьевич. Несмотря на пышные титулы, оба они – обычные люди со своими страстями и слабостями. Описывая их отношения, писательница защищает права женщины на независимость в личной жизни, доказывает, что в сфере любви женщина всегда оказывается выше мужчины.

Галерею представительниц прекрасной половины человечества, лечивших на курорте свои недуги – действительные и мнимые, – продолжает Мимочка, героиня трилогии В. Микулич (псевдоним Л. Веселитской), знакомящей читателей с семейными делами и любовными приключениями молодой генеральской жены. В повести «Мимочка на Водах» рассказывается о ее пребывании в Железноводске и Кисловодске, но мы можем быть уверенными, что Мимочка не могла миновать и Пятигорск.

И здесь, и на других курортах мы встречаем персонажей других писателей XIX столетия. Правда, и те, и другие гораздо менее известны нынешней публике. Это герои рассказа Александра Бестужева-Марлинского «Вечер на Кавказских Водах в 1824 году», повестей Александра Дружинина «Легенда о Кислых Водах» и Владимира Тихонова «Меледа». Произведения эти в наши дни интересны больше историкам литературы, а нам, жителям Кавминвод –лишь описаниями давнего прошлого наших мест. На их персонажей мы не обращаем особого внимания, может быть, и зря.

А вот в веке двадцатом нас посетили герои широко известные и горячо любимые большинством читателей страны. Это «великий комбинатор» Остап Бендер и его сподвижник Киса Воробьянинов, созданные фантазией писателей И. Ильфа и Е. Петрова. Думаю, что всем пятигорчанам и многим гостям города хорошо известно, что они не только посетили Пятигорск, но и остались в нем надолго, если не навсегда. Увековечить память о посещении Пятигорска «Кисой и Осей» догадались наши современники, поставившие в Пятигорске их скульптурные изображения. На аллее «Цветника» торчит фигура Кисы Воробьянинова, который, по воле авторов, просил здесь милостыню на трех языках, упирая на то, что якобы был депутатом Государственной Думы. А у входа в Провал встречаем Остапа, решившего стереть «позорное пятно на репутации города», не желавшего брать плату за «вид на малахитовую лужу».

Фигуры этой парочки мошенников пользуются постоянным вниманием публики. Это, конечно, хорошо. Жаль только, что нет на пятигорских улицах скульптурных изображений более значительных литературных гостей нашего города. Хочется верить, что будут.

Вадим ХАЧИКОВ,

заслуженный работник культуры РФ.

Другие материалы в этой категории: « Прелюдия к теме Кавказа Идущий впереди »