Log in

19 августа 2019 года, 07:54

Кавказские страницы семьи Чайковских

Кавказские страницы семьи Чайковских

Мы привыкли говорить, что Кавказ и в первую очередь его замечательные курорты привлекали многих российских поэтов и писателей, находили яркое отражение в их творчестве. Гораздо реже вспоминаем художников, актеров, музыкантов, хотя и для них наши края были очень притягательны и многих вдохновляли на создание прекрасных произведений.

Достаточно назвать композиторов А. Алябьева, М. Глинку, М. Балакирева, С. Танеева, С. Прокофьева, С. Рахманинова, побывавших на Кавказских Минеральных Водах и испытавших их могучее влияние на свое творчество. И искренне жаль, что в этом ряду не стоит имя Петра Ильича Чайковского – очень хотелось бы связать имя великого композитора с нашими краями. А может быть, все-таки попробовать – вдруг что-то и получится? Что ж, давайте рискнем…

Для начала заглянем в первую половину века девятнадцатого, когда в Пятигорске действовала созданная по воле генерала А. П. Ермолова Строительная комиссия, многое сделавшая для развития молодого курорта. В 1834 году ее возглавил боевой офицер, активно сражавшийся во всех войнах, которые вела Россия с начала столетия. В одном из сражений он был тяжело ранен и больше в боевых действиях не участвовал – был назначен комендантом Севастопольского, потом Геленджикского портов, которые успешно обустраивал. Видимо, успехи на административном поприще и побудили высокое начальство направить толкового офицера на перспективный Кавказский курорт, который нужно было не только строить, но и защищать от возможных набегов горцев, еще случавшихся в те времена. Набегов, к счастью, на Пятигорск не было, но старший член Строительной комиссии, как официально именовалась эта должность, старался в меру своих сил защищать курорт и от других напастей. Так, он решительно выступал против строительства вблизи источников капитальных зданий, высказывая серьезные опасения относительно прочности грунта и постоянства источников. Опасения оказались напрасными: в курортном районе позже было выстроено немало великолепных каменных сооружений, но полковник уже не узнал об этом – в 1846 году Строительная комиссия была упразднена. А вскоре наш офицер вышел в отставку и покинул Северный Кавказ.

А теперь внимание! Называем его имя и фамилию – Петр Петрович Чайковский. Родственник? Да! И довольно близкий – родной дядя великого композитора. Именно он мог подробнейшим образом информировать племянника о Северном Кавказе и кавказских курортах, которыми фактически управлял целых двенадцать лет. Известно, что в 50-е годы семьи обоих братьев – Петра и Ильи, отца будущего композитора, жили в Петербурге и, более того, в одной квартире – в доме Гаке на 4-й линии Васильевского острова. Юный Петр, учившийся в Императорском училище правоведения, часто навещал родных и, конечно же, слушал рассказы любимого дядюшки о романтическом южном крае, о целебных ключах, о строительстве города у подножья Машука, об опасностях и тревогах тех далеких лет.

Вот она, первая ниточка, связавшая Петра Ильича Чайковского с Кавказом. Вторая протянулась благодаря брату композитора. Анатолий Ильич, так же, как и Петр Ильич, окончивший Училище правоведения, служил в Тифлисе прокурором Окружного суда с 1886 по 1888 год, а потом еще три года был здесь же вице-губернатором. За это время композитор пять раз побывал в Тифлисе. Как видно из его писем, Петра Ильича притягивала сюда не только чудная природа, но и та часть местного общества, в которой он вращался. Так что с Кавказом, точнее с Закавказьем, он был знаком достаточно хорошо.

Ну, а Северный Кавказ и Кавказские Минеральные Воды? Неужели композитор ни разу не побывал здесь? Увы, никакими данными на сей счет краеведы не располагают. И все же связь Чайковского-племянника с местами, где служил его дядя, продолжилась благодаря его ученику и другу, Сергею Ивановичу Танееву. Более десяти раз приезжал сюда этот известный музыкант и композитор. Он не только лечился и отдыхал на Водах, но и много работал, а также путешествовал по Кавказу. И обо всем рассказывал своему другу и учителю в многочисленных письмах: «Милый Пётр Ильич! Завтра выезжаю в путешествие, которое продолжится двадцать дней. Мы сделаем перевал через Кавказский хребет близ Эльбруса... потом проедем в Сванетию... Наше путешествие обставлено очень большими удобствами: нас провожает владелец перевала Измаил Урусбиев. Лошади и проводники будут готовы...».

Благодаря столь подробным описаниям Чайковский имел возможность хорошо узнать и места, полюбившиеся его другу, и людей, с которыми он общался на Кавказе. Особенно яркими фигурами среди них были князь Измаил Урусбиев и его сын Науруз, который во время своих поездок в Москву и Петербург лично познакомился с Чайковским и по его совету прослушал оперу «Евгений Онегин», протянув таким образом еще одну нить, связавшую композитора с Кавказом. Восхищенный музыкой, Науруз по возвращении в родные места просил Танеева, находившегося здесь, пригласить Петра Ильича на Кавказ, обещая самый теплый прием.

Можно не сомневаться: прими Чайковский это приглашение, он обязательно побывал бы не только в горах у Науруза, но и на Кавказских Минеральных Водах, получив, как и другие композиторы, а также писатели, поэты, артисты, незабываемые впечатления, которые, как знать, нашли бы отражение и в его музыке. Но, к великому нашему сожалению, его визит на Северный Кавказ не состоялся: возможно, ему помешал слишком ранний уход композитора из жизни. А потому последней нитью, связывающей Чайковского с нашими местами, будем считать его музыку, которая звучала и звучит в оперных спектаклях и многочисленных концертах на сценах курортных городов.

Вадим ХАЧИКОВ,

заслуженный работник культуры РФ.

Другие материалы в этой категории: « Сын генерала Юбилеи кавказских высот »