Log in

20 ноября 2019 года, 17:07

Сын генерала

Весной 1837 года Михаил Юрьевич Лермонтов, сосланный на Кавказ за стихотворение на смерть Пушкина, прибыл в Ставрополь, где нашел теплый прием в семье своего двоюродного дяди, генерал-майора Павла Ивановича Петрова.

Он подружился с дочерями Павла Ивановича, а его маленькому сыну Аркадию посвятил шутливое четверостишие:

Ну что тебе скажу я спросту?

Мне не с руки хвала и лесть:

Дай Бог тебе побольше росту –

Другие качества все есть.

Нам стоит обратить особое внимание на этого мальчика, которого биографы Лермонтова, как правило, не замечали, сосредоточив внимание на личности его отца. А ведь Аркадий Петров и на Кавказе проведет не один год, и кое-какие сведения о Михаиле Юрьевиче мы получим благодаря его записям в рукописной книге с довольно длинным названием: «Дневник. Собрание заметок, картин, мыслей, чувств и происшествий, случившихся с Аркадием Петровым. 1842, 1843, 1844, 1845, 1846, 1847 гг.»

Родился Аркадий в станице Наурской, где жили его родители в бытность Павла Ивановича командиром Моздокского казачьего полка. Сначала с отцом, потом самостоятельно юноша немало колесил по Руси. Образование получил в Одессе, в частном французском пансионе Д. Журдана. Учился в университетах – Киевском, Московском, но ни тот, ни другой не окончил, хотя и заработал право на получение «гражданского чина по 2-му разряду». Он успешно продвигался по служебной лестнице и к концу жизни даже стал генералом. Точнее, получил чин действительного статского советника, соответствующий воинскому званию генерал-майора. Впрочем, не стоит считать Петрова-младшего сугубо штатским человеком. Едва началась Крымская война, он, добровольно вступив в армию, служил в Нижегородском драгунском полку. Стал юнкером, потом получил унтер-офицерский, а за ним и офицерский чин. Храбро воевал, особо отличился при штурме и взятии турецкой крепости Карс.

Тепло давних встреч со своим знаменитым и горячо любимым родственником семья Петровых будет хранить в памяти многие десятилетия. Семейными реликвиями станут подаренные поэтом автографы некоторых стихотворений. Музыкально одаренная Екатерина, старшая из сестер, сочинит музыку к стихотворениям «Молитва» и «Колыбельная песня». Они будут исполняться на семейных концертах и благотворительных вечерах, организованных Петровыми. Поставят дети Павла Ивановича для одного из таких вечеров и отрывки из «Маскарада». Это произойдет 31 января 1847 года, на пять лет раньше, чем пьеса появится на столичных сценах России.

А главным хранителем памяти о Михаиле Юрьевиче в семье Петровых явно был Аркадий. Об этом убедительно свидетельствует и семейная поездка на Кавказ, совершенная летом 1843 года. Известно, что по дороге на юг Петровы заехали в Апалиху, к своим родственникам Шан-Гиреям, хранившим некоторые рукописи Михаила Юрьевича. Именно Аркадий Павлович списал с них предисловие к «Герою нашего времени», имеющее некоторые разночтения с каноническим текстом, а также четырнадцать стихотворений Лермонтова. Из Апалихи Аркадий Павлович дважды ездил в недалекие Тарханы навестить бабушку Мишеля, Елизавету Алексеевну. В своих записках он отметил: «Вот женщина, на которую я не могу смотреть без слез, слушать для меня совершенное наслаждение: такое высокое самоотвержение!». Бабушка поэта подарила гостю картину своего внука, изображающую один из кавказских видов.

Как знать, не это ли побудило Аркадия Павловича тоже запечатлеть места пребывания Мишеля на Кавказе? В «Дневнике», среди записей о пребывании семейства на Кавказских Водах, есть и рисунки курортных городов, в частности, Кисловодска: «Вид кисловодского водопада», «Вид ресторации и сада в Кисловодске», «Вид части Кисловодска (дома Мерлини и других)». Все они помечены августом 1843 года.

Находим в «Дневнике» и рисунок, изображающий уголок станицы Ессентукской, но он датирован уже 1845 годом. К тому времени Аркадий Павлович служил в Ставрополе, в канцелярии Кавказского областного управления, где оставался около четырех лет. А в станицу Ессентукскую он, скорее всего, приехал по служебной надобности. Любопытно, что некая «княжна Гагарина», видимо, лечившаяся на Ессентукском курорте, попросила у него почитать «Героя нашего времени» и «Демона» в рукописи. Не исключено, что этой «княжной» могла оказаться сестра Николая Соломоновича Мартынова, Юлия, вышедшая замуж за князя Л. А. Гагарина.

И, конечно же, Аркадий Павлович очень интересовался кавказским бытием Лермонтова. Летом 1837 года он сам имел возможность видеть поэта и в Ставрополе, и на Водах, куда приезжал с отцом. Ну, а о том, что происходило в Пятигорске летом 1841 года, скорее всего, расспрашивал Эмилию Клингенберг, падчерицу генерала Верзилина. С ней Аркадий Павлович сошелся довольно близко, посетив Пятигорск в 1843 году с отцом и сестрами – и разница в возрасте (Эмилия была на девять лет старше) им не помешала. Позднее в его дневнике появилась запись, дающая некоторое представление об их отношениях: «По приезде в Москву, как глупа показалась мне Эмилия; я гораздо выше ее. – Послушайте, сказал я ей, полулежа возле нее на диване, – Вы очень милы, это правда, но вы были бы еще гораздо лучше, если б в вас было поменьше манерности; к чему это сжимание губок? Это очень портит ваше личико». Позже автор дневника записал, что собирался даже написать «… историю Эмилии Клин или Верз, под названием «Падший ангел» – так она сама себя назвала».

Об отношениях «Розы Кавказа» и генеральского сына мало кому известно. Думается, что более внимательное изучение его биографии позволит нам узнать еще немало интересного и о нем самом, и о других фигурах из лермонтовского окружения.

Вадим ХАЧИКОВ,

заслуженный работник культуры РФ.