Log in

19 августа 2019 года, 07:54

Пересеклись параллели

Пересеклись параллели

Геометрия утверждает, что параллельные линии не пересекаются. Что ж, с точки зрения науки, это верно. А вот в явлениях искусства действуют совсем другие законы. Линии человеческих и творческих судеб, лежащие параллельно и, казалось бы, не способные соприкоснуться, вдруг начинают сближаться и даже пересекаются. Так, разное время и место нахождения, иные настроения в обществе, различное воспитание разделяли Михаила Лермонтова и ссыльного декабриста Александра Бестужева и никак не предполагали их пересечения. И все же они очень близко соприкоснулись… на страницах романа Е. Хамар-Дабанова (псевдоним Е. Лачиновой) «Проделки на Кавказе».

Создательница его, Екатерина Петровна Шелашникова, родилась на год раньше Лермонтова в семье камергера, юность провела в Петербурге. Рано выданная замуж за генерала Н. Е. Лачинова, в 1836 году она уехала на Кавказ, где супруг служил по интендантской части. Там же, на Кавказе, находился и брат генерала, Евдоким, разжалованный в рядовые за участие в движении декабристов. Позже он вернул себе офицерский чин и вышел в отставку. Видимо, беседуя с ним, и задумала Екатерина Петровна написать роман о судьбе кавказского офицера.

Кстати сказать, Евдокима Лачинова считали поначалу прототипом главного героя романа, Александра Пустогородова – храброго, честного, благородного офицера. Однако современный исследователь А. Титов убедительно доказал, что за Пустогородовым стоит не Лачинов, а более значительная фигура – Александр Бестужев, у которого с героем романа много сходных черт. Даже псевдоним, который взяла Лачинова, носит явный «сибирско-декабристский» оттенок. Ведь Хамар-Дабан – это наименование горного хребта в Забайкалье, который одолевали «государственные преступники» на пути к месту ссылки. О нем Екатерина Петровна могла узнать только от человека, побывавшего в Сибири, а Евдоким Лачинов там не был.

Роман был выпущен отдельной книгой в середине 40-х годов. Первые лица Российской империи, прочитав его, пришли в ужас. Дело в том, что «Проделки» разоблачали слабость и некомпетентность кавказских начальников, выставляя многих из них в неприглядном свете, раскрывали истинную подоплеку некоторых громких дел и победных реляций. Большая часть тиража была изъята, и довольно скоро роман ушел из поля зрения читающей публики. Нам же он интересен той самой связью М. Лермонтова и А. Бестужева-Марлинского, о которой шла речь выше.

Объясняя, как сложился у нее замысел книги, Екатерина Петровна сообщила, что использовала, в частности, «несколько заметок об экспедициях, данных мне двумя офицерами, один из коих позднее погиб на дуэли, а другой как храбрец на поле боя…». Кто они, таинственные информаторы писательницы? Оказывается, интересующие нас российские писатели.

Погибший как храбрец на поле боя – это, определенно, Бестужев. Но каким образом мог оказать влияние на генеральшу Лачинову ссыльный декабрист? Ответить на этот вопрос несложно. Известно, что они познакомились в Тифлисе зимой 1837 года. Между ними возникли близкие отношения, о которых Бестужев упомянул в письме к брату. Именно Бестужев мог много рассказать своей возлюбленной о военном быте кавказцев, о схватках с горцами, в которых он принимал самое активное участие, а также о бездарности и продажности высших начальников. Подобный материал, вошедший в книгу, генеральша вряд ли могла собрать и осмыслить сама.

Ну, а другой? Это, конечно же, Лермонтов, ибо его влияние ощущается в романе достаточно явственно. Начать с того, что одним из действующих лиц «Проделок» стал… Грушницкий, который, оказывается, не погиб на дуэли с Печориным, а благополучно здравствует в должности адъютанта – играет в карты, жульничает, хвастает подвигами, скандалит и т. д. Упоминаются в романе и другие лермонтовские герои – Печорин, «хромой лекарь», то есть доктор Вернер. Среди персонажей «Проделок» встречаем немало лиц, которые окружали Лермонтова во время его пребывания на Кавказских Водах. Это ресторатор Найтаки и доктор Конради, первопоселенцы Кавминвод Ребров и Мерлини, брат Александра Сергеевича Пушкина, Лев, князь Голицын и «Роза Кавказа» – Эмилия Александровна Клингенберг. Наконец, действие романа Лачиновой происходит в местах, что описаны в «Герое нашего времени».

Где и как могли пересечься пути Лачиновой и Лермонтова? Знакомство-то их произошло, скорее всего, в Тифлисе осенью 1837 года, но тогда Лермонтов, недавно приехавший на Кавказ, очень немногое знал об идущей здесь войне и ее подоплеке. Такое знание пришло к нему после участия в военных действиях 1840 года. А случилось ли им увидеться после этого? Таких возможностей было две. Не исключено их общение поздней осенью в Ставрополе, где Михаил Юрьевич провел более месяца после возвращения из Чечни. Правда, нет никаких сведений о том, была ли там Лачинова.

А вот о том, что Екатерина Петровна приехала в Пятигорск 4 июня 1840 года, мы знаем достоверно, поскольку это отмечено в Ведомости посетителей Вод. И тут ее встречи с Лермонтовым вполне возможны – ведь он тем летом дважды заезжал в Пятигорск – по дороге в отряд и после экспедиции, отпущенный на короткий отдых. Кое-кто из исследователей предполагает, что они вообще могли не видеться – просто Лачинова внимательно прочитала роман Лермонтова, а находясь в Пятигорске, основательно познакомилась с лермонтовским окружением. И все же хочется верить, что встреча произошла.

Но так или иначе, творческие параллели, олицетворяющие гений Лермонтова, талант Бестужева-Марлинского, скрестившись благодаря Кавказу, образовали некий пространственно-временной треугольник, ставший весьма любопытным явлением российской словесности.

Вадим ХАЧИКОВ,

заслуженный работник культуры РФ.

Другие материалы в этой категории: « На Кавказе был трижды Сын генерала »