Log in

19 августа 2019 года, 22:45

Славные драгуны-северцы

Наверное, многие пятигорчане знают, что в нашем городе почти три десятка лет располагалась знаменитая воинская часть – Нижегородский драгунский полк. Об этом говорилось и писалось вполне достаточно. Старожилам известно, что в память о пребывании этого полка были даже названы улицы – Нижегородская (ныне – нижняя часть улицы Дзержинского), а также Драгунская, сегодня носящая имя Рожанского. Думается, что она должна хранить память не только о славных нижегородцах, но и об их менее известных собратьях-драгунах, связанных с Пятигорском. Я имею в виду Северский драгунский полк, тоже не один год стоявший в нашем городе.

Нижегородцы и северцы по праву считали себя братьями-близнецами, поскольку Северский полк, названный по имени старинного славянского города Новгород-Северского, был создан на базе Нижегородского. Произошло это в 1857 году, после завершения Восточной, или, как ее еще называют, Крымской войны, при переводе российской армии на штаты мирного времени, но с учетом продолжения боевых действий на Кавказе. И вновь созданный полк вместе с уже существующим собратом сразу же включился в них.

Нужно признать, что судьба молодого полка оказалась очень беспокойной. Его все время сотрясали организационные пертурбации: менялось число эскадронов, менялись номера, шефы, а с ними и названия. Несколько раз менялось место дислокации полка – Владикавказ, Моздок, Царские Колодцы, Нальчик, Пятигорск. И каждый раз это вызывало необходимость обустраиваться на новом месте, создавать условия для людей и конского состава, для боевой учебы. Заменялась в эскадронах масть лошадей, а сами драгуны считались то пехотой, то кавалерией, что изменяло наименование некоторых чинов: пехотный унтер-офицер в кавалерии назывался вахмистром, прапорщик – корнетом, капитан – ротмистром.

Но никакие перемены не мешали северцам отлично выполнять свой воинский долг. Они отважно сражались и на Кавказской, и на Русско-турецкой, и на фронтах Первой мировой войны. На боевом счету полка – десятки удачных операций. И это вполне закономерно. Ведь драгуны – особый род войск, соединяющий достоинства и пехотинцев, и конников. Их часто называли «скачущей пехотой», способной воевать как в пешем, так и в конном строю. Эти преимущества позволяли северцам, как и их братьям-нижегородцам, неизменно одерживать победы, отмеченные всеми возможными в русской армии коллективными наградами. Среди них Георгиевский полковой штандарт, Георгиевские трубы, особые петлицы на воротниках мундиров, широкие георгиевские ленты к штандартам 1-го и 2-го дивизионов. И это – не считая многочисленных персональных наград.

Пленение Шамиля – одна из самых памятных страниц в истории Северского драгунского полка. В августе 1859 года войска Кавказской армии окружили резиденцию Шамиля в ауле Гуниб на территории Дагестана. Аул находился на вершине горного плато, представлявшего собой природную крепость и имевшего на большей части периметра практически отвесные склоны. Единственный путь к аулу Гуниб – узкая и крутая тропа.

Штурм начался 25 августа перед рассветом, и уже к полудню войска вошли в аул. После переговоров с Шамилем о бесполезности дальнейшего кровопролития имам сдался. Вместе с семьей его отправили в Санкт-Петербург. В пути следования Шамиля сопровождал эскадрон Северского драгунского полка. А его поручик Д. Б. Тер-Асатуров отличился не только в боях и походах, но и при выполнении очень деликатной миссии. Его попечительству были поручены жены имама. Любезный молодой человек быстро снискал их доверие, хотя хлопот с этими барышнями-дикарками было достаточно… Внимание, оказываемое Тер-Асатуровым дамам, оказалось приятно и самому Шамилю. В знак благодарности имам подарил поручику свой кинжал и белого арабского жеребца. Конь этот был предметом гордости северцев более десяти лет и пал в почтенном возрасте, когда полк уже находился в Пятигорске.

Сюда северцы с нижегородцами прибыли одновременно в августе 1870 года. Штаб разместился в самом городе, эскадроны – в окрестных станицах – Горячеводской, Суворовской, Александрийской, Незлобной. Здесь офицеры обоих полков могли дружески общаться со своими бывшими однополчанами. Приемы, пикники, любительские спектакли устраивались совместно. Оркестры нижегородцев и северцев поочередно услаждали слух публики, гулявшей в «Цветнике». Находясь в Пятигорске, нижегородцы и северцы вместе хоронили умершего в 1873 году прославленного военачальника генерала Н. Евдокимова, под началом которого когда-то сражались. Офицеры обоих полков постоянно устраивали скачки и джигитовки, проверяя выучку и резвость лошадей, причем победа чаще доставалась северцам.

Из Пятигорска уходили драгуны на Русско-турецкую войну, где покрыли новой славой свои знамена. А потом военная судьба разделила их. Нижегородцы вернулись в Пятигорск, где пробыли почти до конца ХIХ столетия. А северцы были направлены во Владикавказ, потом в Александрополь и оставались там до начала мировой войны, в пламени которой сгорели, как и другие славные полки русской армии.

Но осталась память. Она в заложенной драгунами станице Северской на Кубани. В построенном для них военном городке под Александрополем – таково дореволюционное название старинного армянского города Гюмри. Большая часть его построек и в ХХ веке использовалась военными, причем стоявшие в городке части местные жители в обиходе называли северскими. Память о северцах живет в именах замечательных воинов, служивших в этом полку. Среди них и потомки видных российских военачальников – Багратиона, Баратова, Чавчавадзе, а также Маршал Советского Союза Семён Михайлович Будённый и рядовой музыкант Василий Иванович Агапкин, прославивший свое имя маршем «Прощание славянки».

К сожалению, не сохранилось памяти о Северском драгунском полке в Пятигорске. А жаль! Надо бы дать его имя какому-то, пусть даже небольшому, объекту городского хозяйства – чтобы была возможность повесить мемориальную табличку, рассказывающую о славных драгунах-северцах, ставших частицей воинской истории нашего города.

Вадим ХАЧИКОВ,

заслуженный работник культуры РФ.

Другие материалы в этой категории: « Перпендикулярна… самой себе На Кавказе был трижды »