Log in

22 июля 2019 года, 12:10

«Автомедоны наши бойки…»

«Автомедоны наши бойки…»

Дом, в котором довелось когда-то жить мне и где сейчас живет семья моей дочери, – один из старейших в западной части улицы Теплосерной. Заинтересовавшись его историей, я выяснил, что дом был построен в ту пору, когда стала энергично застраиваться именно эта часть улицы, расположенная рядом с курортной зоной и потому очень удобная для всех занятых обслуживанием приезжих. Здесь селились медики, хозяева частных пансионов и гостиниц, владельцы магазинов и мастерских, работавших на курорт. А извозопромышленникам была на руку близость стоянок наемных экипажей, так называемых бирж. Одна из них находилась тут же, у Теплосерных ванн. Две других тоже рядом – около «Цветника» и на городской площади, напротив памятника Лермонтову. Поэтому хозяева лошадей и экипажей охотно строили здесь свои дома.

Большой красивый двухэтажный дом, который числится ныне под номером тринадцатым, был возведен в 1902 году – эта дата выложена над карнизом с правой стороны. С левой видна фамилия владелицы – Клепикова. Известно, что звали ее Анна Петровна и что муж ее, Федор Евграфьевич, занимался извозом. Но можно предположить, что главной в деле была она, поскольку позже продолжала его самостоятельно. Клепиковой принадлежал и соседний, сравнительно небольшой, одноэтажный домик, где она поселилась, видимо, после смерти супруга, продав двухэтажный. Позже, выйдя замуж за фотографа Раева, она продала этот дом доктору Шельдешову – деду моей жены Наташи.

Очень известна была в Пятигорске фамилия Ляликова. Хоть она и не красовалась на фронтоне дома, имеющего ныне седьмой номер, все в городе знали, что дом этот, тоже достаточно приметный и богатый, построил Петр Пименович. В молодости он работал конюхом. Со временем, поднакопив денег, завел собственных лошадей и экипажи на любой вкус. Позже стал заниматься и ломовым извозом: доставкой грузов и продуктов в магазины и на рынки. Обслуживал также стройки, обеспечивая подвоз леса, песка, кирпича. Не отказывался от перевозки керосина, доставки мебели. Гужевым транспортом владел и купец Фома Афанасьевич Фролов – хозяин усадьбы, что числится ныне под номером сорок. Во дворе ее имелись конюшни для трудяг-лошадок.

Эти дома на улице Теплосерной хранят память о последнем поколении «пятигорских Автомедонов» – лихих ямщиков и извозчиков. Автомедоном звали кучера гомеровского Ахиллеса, а потом стали именовать, чаще в шутку, любого искусного возницу. У А. С. Пушкина есть известные строки: «Автомедоны наши бойки, неутомимы наши тройки».

А когда же славные Автомедоны появились в Пятигорске? Что касается ямщиков, то они возили своих пассажиров с первых дней существования курорта. А вот извозчиков увидим гораздо позже. Ведь первые курортники совершенно не нуждались в них, поскольку приезжали в собственных каретах и колясках, со своими кучерами и лошадьми – на них и разъезжали куда хотели – хоть на ванны, хоть на охоту или на пикник в живописном месте. Но по мере того как среди лечащихся увеличивалось количество «безлошадной» публики, росла и потребность в наемных экипажах с кучерами. Известно, что в Пятигорске первые извозчики имелись к началу 40-х годов позапрошлого века. Так, в истории города фигурируют братья Чухнины, профессионально занимавшиеся извозом. Оба были крепостными отставного подполковника Мурныкина, содержавшего извозчичью биржу, которая располагалась в верхней части улицы Крайней (ныне – улица Чкалова).

К началу 60-х годов в Пятигорске уже официально числилось 24 извозчика. В других городах они появились позднее. В «Листке для посетителей Кавказских Минеральных Вод» за 1870 год напечатано объявление о фаэтоне некоего Ефима, возившего посетителей Железноводского курорта – он был единственным извозчиком на этой «группе». Но уже к концу ХIХ века даже в Ессентуках насчитывалось более ста сорока наемных экипажей, не говоря уже о Пятигорске и Кисловодске.

Работу этой важной службы курортного сервиса регламентировали специальные правила, существовали и утвержденные расценки. Один из гостей Кавминвод, побывавший здесь в 1895 году, не без удовольствия отмечал: «Извозчики в Пятигорске хорошие, экипажи удобные, есть такса, и поэтому можно смело ехать и смотреть окрестности». Извозчичьи экипажи были различных видов. Самыми комфортабельными считались фаэтоны – на рессорах, с откидным верхом. Экипажи попроще именовались дрожками, пролетками, шарабанами. А самыми простыми были извозчичьи линейки – в них, кроме возницы, помещалось всего три человека, сидевшие боком.

Стоит отметить, что когда в Пятигорске было решено провести трамвай, самыми ярыми противниками новшества стали извозчики, опасавшиеся потерять клиентуру. Но опасения оказались напрасными – пассажиров хватало на всех. Не конкурировали с извозчичьими экипажами и автомобили – в начале прошлого века их были единицы, да и те с началом Мировой войны реквизировало государство для военных нужд. А первые такси появились лишь в 30-х годах, когда извозчиков не было уже и в помине, хотя экипажи, запряженные лошадьми, – по большей части грузовые телеги – старожилы видели еще в середине прошлого века, с грустью вспоминая, как детьми бегали за ними, подсаживаясь иной раз на задок. Потом исчезли и они. С годами уходит и память о «бойких Автомедонах», возивших «с ветерком» наших дедов и прадедов по улицам городов-курортов.

В наши дни делаются попытки возродить извозчичьи экипажи в качестве экзотического развлечения. Особого успеха они почему-то не имеют, хотя на улицах многих европейских городов нередко можно увидеть запряженные лошадьми экипажи с пассажирами, очень довольными таким способом передвижения. И действительно – здорово было бы прокатиться в фаэтоне или коляске, например, вокруг Машука или въехать, как когда-то, на его вершину. Так что, может быть, все-таки стоит сегодня, в век засилья автомобилей, подарить людям радость неспешной езды «на старинный манер»?

Вадим ХАЧИКОВ,

заслуженный работник культуры РФ.

Другие материалы в этой категории: « Ветер, ветер, ты могуч! Неутомимый Радде »