Log in

11 августа 2020 года, 18:49

Соприкасались с Пушкиным

Покидая нынче спальный вагон прямого поезда на пятигорском вокзале или воздушный лайнер в аэропорту Минеральные Воды, мы едва ли представляем себе, как добирались сюда современники Пушкина. Для них поездка, занимающая сегодня сутки – двое, а то и несколько часов, длилась неделями, ведь иного транспорта, кроме экипажей, запряженных лошадьми, тогда не существовало. Ехать на курорт приходилось много дней, трясясь по пыльной или грязной дороге, с ночевками на почтовых станциях, а то и прямо в чистом поле. Но предки наши, не зная ничего другого, считали такое путешествие обычным делом. И каждую весну кое-кто из жителей больших и малых городов, обитателей дворянских усадеб и поместий собирался в дальний путь на Кавказские Воды, чтобы поправить там свое здоровье. Кто такие эти курортники? Сколько их было? В первые десятилетия курорта у подножья Машука мы насчитаем их не слишком много. Согласно тогдашней статистике, на Водах лечилось не более трехсот «особ высшего сословия» за сезон. Прислуга и люди простого звания – не в счет.

Ну, а кто они такие? Большинство этой публики не представляет для нас никакого интереса – помещики из глухих медвежьих углов, неприметные городские чиновники, офицеры кавказских полков и дальних гарнизонов, матери обширных семейств со своими чадами. Чем они могли обогатить духовную ауру будущего Пятигорска, какие связи с российской культурой подарить ему? Но в этой безликой массе посетителей Вод уже в те далекие времена почти каждый год мы встречаем фигуры более или менее приметные, способные и оценить яркие впечатления, полученные в этих удивительных местах, и одарить их духовными сокровищами своей души.

Скажем, в 1818 и 1831 годах молодой курорт дважды посетил композитор Александр Алябьев. В 1827 году на Горячих Водах лечился поэт-гусар Денис Давыдов. Год 1823 отмечен пребыванием на Водах композитора Михаила Глинки, 1824 – визитом семейства Арнольди, основательно вписанного в российскую историю. Глава его, Иван Карлович, – боевой генерал-артиллерист эпохи наполеоновских войн. Сын Александр был сослуживцем М. Ю. Лермонтова по Гродненскому гусарскому полку. Его дядя, Николай Иванович Лорер, – один из ближайших друзей и соратников Пестеля, руководителя Южного общества декабристов. Сводная сестра, фрейлина Александра Осиповна Россет-Смирнова, приятельница Пушкина, Жуковского, Вяземского, Лермонтова, Гоголя.

Не будем касаться таких значительных представителей российской культуры, как М. Ю. Лермонтов и Л. Н. Толстой – их визиты приходятся на более позднюю пору. А вот второе десятилетие позапрошлого века памятно посещениями наших мест Александром Сергеевичем Пушкиным, а также многими лицами из его окружения. Вот о них и стоит поговорить, поскольку это фигуры достаточно интересные, но широкой публике малоизвестные.

Так, годом позже молодого Александра Пушкина, побывавшего здесь летом 1820 года, на Водах побывал его большой приятель, будущий декабрист Александр Якубович. Сосланный на Кавказ за участие в дуэли, он хорошо узнал этот южный край и написал о нем в газете «Северная пчела». Пушкин, прочитав статью в Михайловской ссылке, подписанную «А. Я.», сразу же запросил Александра Бестужева: «Кто написал о горцах в «Пчеле»? Вот поэзия! Не Якубович ли, герой моего воображения? Когда я вру с женщинами, я их уверяю, что я с ним разбойничал на Кавказе… в нем много в самом деле романтизма…».

Статья была опубликована в 1825 году, когда по странному совпадению на Кавказском курорте побывали сразу три человека из окружения Александра Сергеевича. В «Ведомости посетителей Горячих Вод» находим, например, семейство генерала Ивана Васильевича Сабанеева, участника суворовских походов, героя Отечественной войны 1812 года. О целебных свойствах здешних вод он узнал от самого доктора Гааза, открывшего на склонах горы Горячей несколько выходов минеральной воды.

 

Выбрав один из них, достаточно отдаленный от главного, Александровского, источника, где было слишком многолюдно, генерал устроил для себя «персональную водолечебницу»: приказал поставить над источником калмыцкую кибитку, а в ней разместить ванну. По утрам ею пользовалась генеральская семья, после обеда разрешалось купаться всем желающим. Уезжая, Сабанеев оставил курорту и ванну, и кибитку. Но нам генерал интересен не столько этими актами благотворительности, сколько своей связью с Пушкиным. Александр Сергеевич был очень хорошо знаком с Сабанеевым. Они не раз встречались, дружески беседовали. Считается даже, что это генерал рассказал поэту историю, которая легла в основу повести «Метель».

В память о посещении генералом Горячих Вод источник, в котором он купался, назвали Сабанеевским, как и ванны, поставленные около него по совету генерала. Позже их сменили Ново-Сабанеевские ванны, которые ныне называются Пушкинскими. Так что имя высокого гостя надолго вошло в историю курорта. А преемственность названий служит сегодня зримым свидетельством связи между великим поэтом и славным воином.

К Пушкину тянутся прочные нити и еще от двух петербургских гостей, побывавших на курорте тем летом. Это, прежде всего, Николай Иванович Гнедич, сотрудник Публичной библиотеки, поэт, переводчик «Илиады» Гомера, театрал. Александр

Сергеевич познакомился с ним сразу же по выходе из лицея и поддерживал отношения до конца своих дней, хотя не всегда они были ровными. Достаточно близко был знаком с Пушкиным и Павел Петрович Свиньин – писатель, историк, путешественник, собиратель древностей, издатель журнала «Отечественные записки». Личность, интересная и сама по себе, и, конечно, близостью к великому поэту.

К сожалению, никакими данными о пребывании этих гостей, кроме записи в «Ведомости посетителей Вод», мы не располагаем. А, наверное, стоило бы порыться в богатых архивах этих известных людей, чтобы отыскать какие-то сведения на сей счет. Ведь и тот, и другой вполне могли делиться впечатлениями о курорте со своим приятелем Пушкиным, дополняя те представления, что сложились у него об этом чудесном южном крае.

Вадим ХАЧИКОВ,

заслуженный работник культуры РФ.

Другие материалы в этой категории: « Была счастлива Ай да Мимочка! »