Log in

21 сентября 2019 года, 04:28

Влекущий свет рампы

В конце девятнадцатого столетия пятигорские театралы были лишены возможности удовлетворять свою страсть к сценическим зрелищам. Единственное театральное здание, построенное еще в середине века, пришло в ветхость, было продано и новым владельцем превращено в цирк «Колизей» (сегодня его занимает кинотеатр «Родина»). Редкие заезжие труппы были вынуждены давать спектакли в маленьких тесных зальцах при гостиницах или в частных домах, где на сцене и развернуться негде. А большинство артистов, зная об этом, старались и вовсе обходить город стороной. Выход из такого печального положения помогли найти любители сцены, объединившиеся в драматический кружок.

Кружок этот обязан своим появлением человеку, весьма далекому от театрального искусства, – полковнику Михаилу Анзельмовичу Лыщинскому, командиру Осетинского конного дивизиона, дислоцированного тогда в Пятигорске. У людей сторонних подобный факт может вызывать удивление. Но все знавшие Михаила Анзельмовича считали это в порядке вещей. Ведь он отнюдь не был солдафоном вроде грибоедовского Скалозуба. Родом из дворян Санкт-Петербургской губернии, Лыщинский детство провел в столице, образование получил в Императорском училище правоведения и только потом вступил вольноопределяющимся в гвардейскую артиллерию. Служил в казачьих частях, в канцелярии иркутского генерал-губернатора, затем получил назначение на Кавказ. Театром же Михаил Анзельмович увлекался смолоду, живя в столице, и это увлечение всемерно поддерживала его супруга Мария Петровна, тоже в прошлом столичная жительница.

Лыщинские начали искать и собирать вокруг себя местные таланты, в которых, как оказалось, недостатка не было. Режиссировать взялся сам Михаил Анзельмович. Ну а репетировать решили, конечно же, в просторной квартире семьи Цаликовых, хорошо известных в городе. Главу семьи, священника Александра, выслали из Владикавказа за «антиправительственную деятельность». Он переехал в Пятигорск с тремя взрослыми дочерями, которые активно включились в культурную жизнь города. И, конечно, все они приняли самое деятельное участие в занятиях кружка, особенно младшая, Анна, оказавшаяся удивительно талантливой актрисой. В Пятигорске потом долго помнили исполнение ею главных ролей в пьесах «Коварство и любовь» Шиллера, «Гроза» и «Бедность не порок» Островского.

Когда в Пятигорск приехал на лечение близкий друг семьи Цаликовых, осетинский поэт, публицист, художник Коста Хетагуров, он сразу же был привлечен в кружок, сначала как художник – для создания декораций. Но очень скоро кружковцы обнаружили у него артистические способности и включили в число исполнителей. Той осенью в кружке решили поставить пьесу «Муза», напрочь забытую сегодня, но весьма популярную в те времена. Коста получил главную роль и ко дню спектакля написал отличные декорации.

Нужно отметить, что о деятельности драмкружка нам многое стало известно именно благодаря Коста, который активно сотрудничал с ним, живя в Пятигорске. Так, прочитав его пьесу «Дуня», опубликованную ранее в газете «Северный Кавказ», кружковцы загорелись желанием поставить ее. Цензурное разрешение на постановку было получено, начались репетиции.

В этот февральский день 1901 года ресторанный зал гостиницы Шульгина «Централь» был переполнен. Очень многим хотелось увидеть сочиненную гостем из Осетии пьесу, вернее, «фантазию в четырех картинах», как значится в афише, под названием «Дуня». Она включена в программу вечера, организованного в пользу Общества распространения образования среди горцев Терской области. К сожалению, его афиша не сохранилась, и мы не можем назвать имена большинства исполнителей ролей.

Елена Цаликова в своих воспоминаниях утверждала, что роль Дуни исполняла ее сестра Анна. Но рецензия на спектакль, помещенная во владикавказской газете «Казбек», прямо указывает: «Заглавную роль Дуни г-жа В. А. С. провела хорошо и ровно». Как видим, инициалы ведущей актрисы, хотя и не расшифрованы, но к Анне Цаликовой явно не подходят. Мы знаем, что участниками спектакля были сам Коста, ставивший его как режиссер, Елена Цаликова, бывшая суфлером, и врач Владимир Саввич Борисовский, которому рецензент посвятил восторженные строки: «…более всего поражал своей игрой г. В. Б., этот действительно талантливый артист-комик, которого вид один на сцене приводит всю публику в неподдельный смех». По окончании спектакля в зале долго не смолкали овации и крики «браво». По сути дела Коста получил в этот вечер прощальный привет от Пятигорска, с которым очень скоро расстался, уехав в Ставрополь.

А его прощальным подарком любимому городу стала статья «Пятигорск», опубликованная в февральском номере владикавказской газеты «Казбек». В ней рассказывается о культурной жизни города – любительских спектаклях, благотворительных концертах, чтениях для народа в чайных. Особенно добрые слова сказаны о драматическом кружке, показавшем пятигорской публике два спектакля и три концерта, порадовавших «превосходными голосами и музыкальными средствами». Что это были за спектакли, Коста не сообщает. Но из воспоминаний старой пятигорчанки Марии Варфоломеевны Бердниковой нам известно, что любители театрального искусства в начале ХХ века ставили, наряду с опереттой «Корневилльские колокола», и серьезные вещи – оперы «Травиата» Верди и «Фауст» Гуно.

Театральные традиции, сложившиеся в Пятигорске не без участия Коста, сохранялись здесь многие годы после его отъезда. Старожилы вспоминали, что еще в конце 20-х – начале 30-х годов артисты-любители из городской интеллигенции показывали пятигорской публике оперу Бородина «Князь Игорь» и балет Делиба «Коппелия». Еще недавно жили в Пятигорске участники этих спектаклей, не знавшие о том, что среди их предшественников был замечательный поэт, художник, публицист Коста Хетагуров, блестяще показавший себя и как драматург, актер, режиссер.

Вадим ХАЧИКОВ,

заслуженный работник культуры РФ.