Log in

25 апреля 2019 года, 19:47

Озеленяли Пятигорск…

Озеленяли Пятигорск…

Много разных знаменательных дат можно отмечать в нынешнем году. Правда, не все они заслуживают большого внимания. Но каждая позволяет вспомнить какую-то страничку истории нашего города. Возьмем год 1829-й. Помимо всего прочего, он стал стартовым для озеленения Пятигорска. Его стали вести по воле генерала Г. А. Емануеля, который заметил почти полное отсутствие зелени на молодом курорте у подножья Машука и распорядился посадить бульвар на главной улице. Это произошло в 1827 году. Следующим летом работы начались, а еще через год развернулись в полную силу. Занимались ими солдаты военно-рабочей команды, приданной Строительной комиссии, а руководили архитекторы братья Бернардацци. Однако у них было много и других дел, а потому для ухода за посадками потребовались отдельные люди. И в том же 1829 году впервые был поднят вопрос о приглашении специалистов-садоводов, которые тоже могут вести отсчет своей истории с этого времени.

Нужно сказать, что эта, почти двухвековая, история пятигорских озеленителей вовсе не была гладкой дорогой. Случались на ней рытвины и ухабы – эпизоды забавные, а подчас и драматические. О некоторых рассказывает книга Я. Верховца «Садоводство и виноградарство в районе Кавказских Минеральных вод 1825 – 1850 г.г.» Выпущенная в начале прошлого века, ныне она стала библиографической редкостью. Тем интереснее сообщаемые в ней сведения.

Итак, год 1829-й. Строительная комиссия обращается к инспектору казенных Кизлярских виноградных садов Мицкевичу с просьбой найти садовника для Кавказских Вод. Тот рекомендует опытного специалиста Велизария Барта, который, увы, так и не прибыл в наши края, ибо командующий на Кавказской линии генерал Емануель объявил комиссии, что он уже договорился с руководством Никитского ботанического сада в Крыму о присылке одного из способных учеников. Однако и он по какой-то причине не приехал. Пришлось довольствоваться местными кадрами. В Горячеводское поселение были

командированы из разных полков знакомые с садоводством служивые казаки Герасим Маркин, Дмитрий Ермолаев и Мусса Абрашев. Они сразу же энергично приступили к делу, но доставили начальству массу проблем: один хотел торговать на Водах вином собственного производства, другой требовал освободить от службы кого-то из родственников. Доложили генералу Емануелю, который вынужден был согласиться с требованиями казаков.

Так прошло шесть лет. Доморощенные садоводы неплохо справлялись с уходом за первыми посадками на бульваре, в Николаевском цветнике и Емануелевском парке, а также и с небольшой садовой школой, которая была устроена в Елизаветинском цветнике (приблизительно там, где сейчас находится верхний корпус Пушкинских ванн). А в 1835 году было решено заложить солидный питомник в создаваемом за городом Казенном саду. Туда требовался уже серьезный специалист, и таковой был найден в лице англичанина Людвига Джерсея. Под руководством Джузеппе Бернардацци он создал садовую школу площадью четыре гектара, которая стала основой нынешнего парка культуры и отдыха имени С. М. Кирова. Документы того времени сохранили обширный список деревьев, кустарников и цветов, посаженных в пойме Подкумка. Они быстро пошли в рост и очень скоро позволили отправить посадочный материал в Старополь, где закладывался свой парк. Занимался этим тот же Джерсей.

Казалось бы, он достоин всяческих похвал. Но у руководства Строительной комиссии появились претензии к садоводу: сохли посаженные им деревья, а часть посадочного материала англичанин использовал в личных целях. Доложили новому командующему на Кавказской линии генералу Граббе. Однако тот положительно оценил работу Джерсея в Ставрополе, и садовод продолжал выполнять свои обязанности до 1839 года, когда покинул Кавказ.

Снова начались поиски специалиста. На помещенное в газетах объявление откликались разные люди, в том числе некий Ф. Конради, который, как оказалось, не знал ни слова по-русски и к тому же «был одержим глухотой». Ему, естественно, отказали. А вот другой кандидат, чех Иосиф Новотны, подходил по всем статьям, но оказалось, что еще не утверждена смета, да и с деньгами у Строительной комиссии было в тот момент туговато, так что Новотны тоже не был принят.

Пришлось снова искать садовника на месте. Остановились на объявившем себя ученым садоводом ссыльном польском шляхтиче Петре Ковальском, попавшем в солдаты за участие в Варшавском восстании. Каким он был специалистом, сейчас уже не скажешь, а вот человеком оказался скандальным. За конфликт с посетителями Казенного сада его даже сажали под арест.

Подобная нестабильность положения с садоводами продолжалась до той поры, пока наместником Кавказа не стал М. С. Воронцов. Он добился передачи Кавминвод в его непосредственное подчинение. Строительная комиссия была упразднена, а вместо нее создали Дирекцию Вод, которую возглавили толковые, знающие, а главное, ответственные офицеры. Именно они, следуя указаниям наместника, заботились об озеленении курортов. Эти ближайшие помощники Воронцова лично привозили из Никитского и Тифлисского ботанических садов семена редких цветов и лучшие сорта деревьев и кустарников. И, конечно же, внимательно следили за их посадкой и посевом, которые вел ученый садовод Иосиф Новотны, наконец-таки принятый на искомую должность. В результате зеленый наряд Пятигорска стал гораздо обширнее, богаче и разнообразнее.

Подводя итог сказанному, стоит, во-первых, обратить внимание на то, что над озеленением нашего города трудились русские Герасим Маркин и Дмитрий Ермолаев, горец Мусса Абрашев, итальянцы братья Бернардацци, англичанин Людвиг Джерсей, поляк Петр Ковальский, чех Иосиф Новотны – целый интернационал! А во-вторых, отметить, что, несмотря на все сложности и «ухабы» первых десятилетий, именно тогда трудами этих первопроходцев была создана основа садово-паркового оформления Пятигорска, которую дополнили, обогатили последующие поколения садоводов и озеленителей, сделав наш город одним из самых зеленых и тенистых на Северном Кавказе.

Вадим ХАЧИКОВ,

заслуженный работник культуры РФ.