Log in

25 мая 2019 года, 03:12

Пятигорск дуэльный

Пятигорск дуэльный… Неужели наш город можно так назвать на основании одного-единственного поединка, пусть даже окончившегося гибелью великого поэта? Не спешите с выводами! Дело в том, что дуэль, состоявшаяся 15 июля 1841 года, была самой известной, но далеко не единственной в истории города. А сколько ж их было? Этого сейчас, пожалуй, не скажешь, хотя они случались время от времени – ведь в Пятигорске на протяжении всего XIX века располагались различные воинские части, а их офицеры почитали за благо решать споры между собой с оружием в руках. Просто не сохранила история сведений о дуэлях рядовых.

А вот о тех, в которых участвовали личности известные, – случались у нас и такие – кое-какие любопытные данные имеются. Начнем с людей военных. В семидесятые годы позапрошлого столетия Пятигорск принимал сразу два драгунских полка – Нижегородский и Северский. Они называли себя близнецами-братьями, поскольку Северский полк «отпочковался» от Нижегородского – был создан из нескольких его эскадронов. Жили бывшие однополчане очень дружно: вместе устраивали приемы, вечера, пикники, скачки, любительские спектакли. Никаких конфликтов между офицерами обеих частей, как правило, не случалось. Но однажды…

Эту историю мы находим в воспоминаниях видного государственного деятеля С. Ю. Витте. Его старший брат – майор Александр Витте был офицером Нижегородского драгунского полка. Так вот у него состоялась дуэль с сыном товарища министра иностранных дел Вестеманом, служившим в Северском полку. Дуэль эта, по словам Витте, произошла из-за того, что Вестеман без всяких оснований назвал его брата «подлецом».

Дуэль состоялась на следующих условиях: драться должны были до тех пор, пока один из участников не будет или убит, или так ранен, что не в состоянии будет владеть пистолетом; начать стрельбу на расстоянии 40 шагов; подходить постепенно по 10 шагов и всякий раз, пройдя расстояние в 10 шагов, обмениваться выстрелами. Александр рассказывал младшему брату, «что по первому сигналу он выстрелил на воздух, а Вестеман выстрелил так, что пуля проскочила мимо самого уха брата, и он почувствовал контузию. Тогда брат послал секундантов спросить: не согласится ли Вестеман теперь извиниться? Вестеман отказался, сказав, что дерется для того, чтобы кто-нибудь из двух был убит. Последовал второй сигнал; брат выстрелил опять на воздух, а Вестеман опять так, что пуля его пролетела мимо другого уха Александра. Брат… тогда очень разозлился, но все-таки опять послал секундантов потребовать от Вестемана извинения, последний отказался, и только в третий раз брат уже стрелял, целясь; пуля Вестемана прошла и на этот раз мимо, а брат убил его наповал».

Эта дуэль упомянута в истории Северского полка, как и другая, на которой был убит штабс-капитан Лилье, правда, не указывается, при каких обстоятельствах. Ну, а эта, связанная с именами известных в истории лиц, как видим, нашла отражение в исторической литературе. Она состоялась перед самой Русско-турецкой войной, в 1877 году. А шесть лет спустя в Пятигорске произошел куда более значительный поединок, который не только неким образом сказался на исторических судьбах всей России, но оказался – пусть не впрямую – связанным с самой известной в истории Пятигорска дуэлью – дуэлью Лермонтова и Мартынова, поскольку в этом поединке участвовал родственник Михаила Юрьевича из семьи Столыпиных, к которой принадлежала мать поэта. А именно – будущий премьер-министр и реформатор Петр Аркадьевич Столыпин, в то время еще студент Петербургского университета.

Не будем пересказывать подробно предысторию поединка – она была связана с гибелью на великосветской дуэли Михаила – старшего брата Петра Аркадьевича, от руки заядлого дуэлянта князя Ивана Шаховского. Важно, что Столыпин, убежденный в безусловной вине князя Ивана, в 1883-м разыскал его в Пятигорске. Они встретились в обеденном зале Ресторации. Очевидцы рассказывали, что Петр Аркадьевич попросил стакан нарзана, потом не торопясь подошел к Шаховскому и выплеснул нарзан тому в лицо. Столь явное и публичное оскорбление требовало сатисфакции, и поединок был назначен.

В результате Петр Столыпин получил тяжелое ранение правой руки, а Шаховского пуля поразила в грудь навылет. Итог дуэли мог быть иным, более плачевным для Столыпина, но судьба благоволила ему. В Пятигорске не нашлось пары дуэльных пистолетов, к которым привык князь, и потому противники стрелялись из личных браунингов. А уж свой-то браунинг Петр Аркадьевич освоил достаточно хорошо.

Дуэль кардинально повлияла на дальнейшую судьбу Петра Аркадьевича, учившегося тогда на втором курсе университета. Его преподавателем химии был Дмитрий Иванович Менделеев, который всячески выделял Столыпина из числа прочих студентов и усиленно склонял его остаться преподавателем. Тот был не против. И вполне мог бы стать ученым мужем, видным деятелем химической науки. И стал бы! Если бы не дуэль в Пятигорске, которая основательно подорвала его репутацию как будущего педагога, воспитателя юношества. Вместо ученой карьеры Петр Аркадьевич стал выдвигаться по линии местного самоуправления. А затем состоялось восхождение по административной лестнице, до самого ее верха, где он стал проводить свои реформы, во многом изменившие страну.

Таким образом, получилось, что Пятигорск, волею случая ставший местом поединка тогда еще никому не ведомого студента, способствовал значительным переменам на историческом пути России. И, как видим, имеет немалые основания именоваться «дуэльным». Причем приведенные примеры, мало известные широкой публике, думается, смогут побудить историков, краеведов и просто любителей пятигорской старины искать и другие основания для такого имени.

Вадим ХАЧИКОВ,

заслуженный работник культуры РФ.

Другие материалы в этой категории: « С именем Ермолова В чаще машукского леса »