Log in

19 марта 2019 года, 18:59

С именем Ермолова

С именем Ермолова

Это здание, стоящее в «Цветнике», нельзя не заметить. Разноцветные, фигурной кладки стены, украшенные кирпичными рельефами и металлическими коваными узорами. Разных форм и размеров окошки. Оригинальный двухдверный вход в виде портика. Башенки-«фонари», увенчанные полукруглыми куполами. Как все это не похоже на классическую простоту соседних с ним творений братьев Бернардацци!

Правда, время было другое. Над входом, ниже надписи «Ермоловские ванны», указана дата их постройки – 1880 год. Странно, почему так поздно вспомнили о большом радетеле Кавказских Вод – Алексее Петровиче Ермолове? Ведь более полувека минуло с тех пор, как он покинул Кавказ!

Ответ получим, если поднимемся на гору Горячую и, остановившись на полукруглой смотровой площадке под Орлом, обернемся назад. Здесь, на уступе горы, увидим идеально ровный прямоугольный участок, с двух сторон обрамленный стенками, явно вырубленными в окружающих скалах. Сейчас его занимает какое-то заброшенное сооружение недавних времен. Но, устремясь мыслью в прошлое, перенесемся ровно на двести лет назад, когда на этой площадке начались строительные работы. Что же сооружали здесь?

В предыдущем,1818 году, молодые кавказские курорты посетил генерал А. П. Ермолов, недавно назначенный командир Отдельного Грузинского (позже – Кавказского) корпуса, управляющий по гражданской части на Кавказе и в Грузии. Что предстало перед его взорами? Несмотря на то, что со времени императорского рескрипта о признании Кавказских Минеральных Вод лечебной местностью государственного значения прошло уже добрых полтора десятка лет, курорт находился в жалком состоянии. Купальные заведения являли собой деревянные лачужки, крытые досками, лубом или камышом. Жилье можно было найти лишь в солдатских хатах да войлочных кибитках, поставляемых кочевниками. Никаких гостиниц, общественных зданий и торговых заведений не имелось вовсе.

И это все – у минеральных источников, которым цены нет! Источников, которые могли бы обогатить российскую казну, а россиянам дать лечение куда лучшее, чем прославленные европейские курорты! Как патриот Кавказа, полюбивший его смолоду, во время службы здесь, как мудрый управитель российского порубежья, Ермолов сразу же понял это. И потому ничем внешне не примечательный день, когда генерал впервые прибыл на Воды, стал началом крутых перемен в истории курортов.

Первым делом Ермолов распорядился построить на Горячих Водах приличное ванное здание. Задание составить проект получил архитектор Джованни Лука Руска, состоявший при генерале «для составления проектов и надзора за работами по строению казенных строений». В следующем, 1819 году работы начались на той самой площадке, о которой мы ведем речь. Руководил ими другой архитектор – Иоганн Франц Конрад Вильстер, выполнявший при Ермолове то же назначение, что и Руска. Полностью строительство было завершено два годя спустя, но уже следующим летом в нем стали принимать процедуры первые пациенты.

Здание, правда, было деревянным, но все же выгодно отличалось от первых лачуг-купален, стоявших на вершине горы Горячей. Автор проекта позаботился о том, чтобы водолечебница была и красивой, и удобной. Здание с колоннами и башенкой-ротондой на крыше имело внутри шесть ванных кабин, раздевалки, помещения для отдыха – по тем временам это была неслыханная роскошь. С двух сторон к нему примыкали крытые галереи. Для удобства лечащихся к ваннам было проложено шоссе, по которому могли свободно проезжать экипажи. Кстати сказать, оно сохранилось до наших дней и исправно служит для подъезда к санаторию Горячий Ключ, а при необходимости – и к площадке, где стояло ванное здание.

Новым, комфортабельным по тем временам купальным заведением стали пользоваться самые именитые гости курорта. Одними из первых там принимали ванны Александр Сергеевич Пушкин и семейство прославленного генерала Раевского, вместе с которым поэт приехал сюда летом 1820 года. Среди посетителей новых ванн встречаем композитора Михаила Глинку, поэта-гусара Дениса Давыдова, поэта Николая Гнедича и других представителей тогдашней культурной элиты.

Здание простояло более полувека и было сломано лишь к 1875 году, когда оно окончательно обветшало. На площадке, им занятой, устроили кегельбан и тир. Их охотно посещали многие приходившие на рубеже веков в Нагорный парк, устроенный на уступах и вершине горы Горячей. Позже, уже в послевоенные годы, там располагалась танцплощадка. Сколько приятных воспоминаний осталось у нынешних старожилов Пятигорска о встречах и знакомствах, состоявшихся там! К концу прошлого века участок оказался заброшенным и ныне практически не используется, давая повод для едких замечаний, которые отпускают проходящие мимо.

Поскольку те старые деревянные ванны были возведены по указанию генерала Ермолова, то со дня своего основания именовались Ермоловскими. И когда вскоре после их разрушения в «Цветнике», у подножья горы Горячей, началось строительство нового ванного здания, ему как эстафету передали имя генерала, чтобы продолжала сохраняться память о человеке, так много сделавшем для превращения маленького курортного поселения в будущий город Пятигорск.

Впрочем, современные Ермоловские ванны служат не только лечебницей. Их оригинальная архитектура украшает старинный уголок курортного Пятигорска. А само здание давно уже стало вехой истории, напоминая нам о радетеле Пятигорска Алексее Петровиче Ермолове и создателе этого памятника архитектуры – Владимире Иосифовиче Грозмани, происходившем из славного древнего рода флорентийских зодчих.

Вадим ХАЧИКОВ,

заслуженный работник культуры РФ.

Другие материалы в этой категории: « Героический Тенгинский Пятигорск дуэльный »