Log in

18 июля 2019 года, 13:21

Притяжение античности

Притяжение античности

Нас редко удовлетворяет настоящее. Ворчливо перебирая минусы и недостатки окружающей действительности, мы то и дело обращаем взоры в прошлое, где, по нашему мнению, все было куда лучше. Кто-то был бы рад вернуть времена не столь давние – не дальше середины века минувшего. Кому-то кажется, что настоящая жизнь кончилась с завершением позапрошлого столетия.

А кое-кто уносится в мечтах к истокам европейской цивилизации, которую подарил человечеству античный мир. Из нынешнего далека он кажется особенно привлекательным. Не знаю, насколько комфортно жилось людям в античные времена, но память о себе они оставили красивую. И человечество на протяжении своей истории не раз обращалось к этой памяти как к некоему идеалу. Это нетрудно увидеть в истории наших курортов.

Восемнадцатый век. Век галантных кавалеров и дам в фижмах, с мушками на лице. Он остался в истории и как время преклонения перед античностью. Драмы и трагедии, картины и гравюры того периода заполняли древнегреческие и древнеримские боги и герои. Их скульптурные изображения украшали многие здания и публичные места. Тяга к античности не ушла и с наступлением XIX столетия. Сюжеты далекой древности продолжали тревожить воображение художников, скульпторов, драматургов. Имена античных персонажей было модно давать новорожденным. Так, в семье генерала П. К. Мусина-Пушкина в начале XIX века, очень тесно связанного с Северным Кавказом, многочисленные дочери нарекались в древнегреческом духе – Еликонида, Ариадна, Еротеида, Поликсения.

Именами богов и героев часто называли поэтичные уголки и архитектурные сооружения, украшавшие сады и парки. И новорожденный Пятигорск отнюдь не был исключением. Вспомним, что грот «Эльбрус», сооружаемый братьями Бернардацци в 1831 году близ Николаевских (ныне – Лермонтовских) ванн, генерал Г. Емануель повелел именовать Гротом Дианы, в честь древнеримской богини-охотницы – видимо, поддался всеобщему увлечению. А сколько античных имен находим в парке, получившем имя этого генерала! Известная всем беседка Эолова Арфа, не дожившие до наших дней беседки Эскулапа и Борея, минеральный ключ, носивший имя Ахилла, – все они украшали местность вокруг Елизаветинского источника, очень популярного у курортной публики. И еще был там Грот Калипсо. Так, по утверждению Эмилии Шан-Гирей – родственницы Лермонова, первоначально назывался грот поэта: «В те времена, – говорила она в интервью журналистке Е. Некрасовой, – очень любили давать названия местам по именам греческих богов и богинь... Лермонтовский носил тогда название Грот Калипсо».

«Солнечное детство человечества», как иногда называют античный мир, сохраняло свою притягательность и для людей последующих времен. Мы замечаем это век спустя благодаря одному человеку. «Художнику-архитектору», как было написано в свидетельстве об окончании им училища при Императорской академии художеств. Звали его Евгений Шреттер. Нельзя не удивляться тому, что у купеческого сына из Кременчуга появилась тяга к Древней Греции, Риму и их искусству. А ведь появилась! И проявилась очень ярко в конкурсном проекте здания Ессентукской грязелечебницы.

Она как бы изображает общественные бани-термы, которые строили две тысячи лет назад. Духом античной Греции и Древнего Рима веет от величественного портала, похожего на вход в храм, от фигурной черепицы, от дворика-партера и застывших над ним изваяний – мифического целителя Асклепия и его дочери Гигиеи. В таком же античном духе построены Шреттером и Торговые ряды у границы Ессентукского парка.

А в Пятигорске, на маленькой тихой улочке у подножья Машука, об античном мире напоминает здание, которое Шреттер возвел для химика Управления Вод Эрнста Эрнстовича Карстенса. У жителей Пятигрска оно получило негласное название «Вилла Роз». Это красивейшее сооружение действительно напоминает античную виллу. Изящная полуротонда, тройные «римские» окна, лестницы. Вазоны, калитка с массивным полукруглым навершием, в свое время густо увитая плющом, – все это делает здание необыкновенно привлекательным.

Тогда же, в начале прошлого столетия, жители и гости наших курортов получили еще одно напоминание об античном мире – теперь уже благодаря театральному искусству. Летом 1908 года антрепренер А. А. Литвинов пригласил на Кавказские Минеральные Воды режиссера Киевского оперного театра Н. Н. Боголюбова, который в дальнейшем принял самое активное участие в театральной жизни курортов и, в частности, поставил несколько спектаклей прямо в кисловодском парке, под открытым небом, реализуя идеи так называемого «Эллинского театра». Публика увидела постановку опер «Орфей» Глюка, «Самсон и Далила» Сен-Санса и оперетту Оффенбаха «Прекрасная Елена», действие которых происходило на фоне естественных пейзажей кисловодского парка. «В шествии царя Агамемнона, – писал в своих воспоминаниях Боголюбов, – восемь белых быков, взятых мною из казачьей станицы Минутка, тянули четыре колесницы… Эффектным был финал, когда Парис похищает Елену. На сцене появился корабль с парусом… шесть рослых рабочих, спрятанных в кузове, двигали «корабль»… тысячная толпа зрителей тоже участвовала, казалось, в постановке – громкие аплодисменты от неожиданного зрелища как бы олицетворяли собой морскую стихию».

С той поры античность не давала о себе знать столь ярко и образно. Но она не ушла из нашей жизни, напоминая о себе то ионической или коринфской колонной, украшающей вполне современное здание, то возрожденным каскадом водопадов в Емануелевском парке, то копиями античных статуй, одно время украшавших аллею бульвара близ входа в «Цветник». Все это, конечно, неслучайно. «Солнечное детство человечества» влечет, притягивает нас своей красотой, соразмерностью, высокими чувствами и благородными поступками своих героев. Будем же украшать ими нашу сегодняшнюю жизнь, как украшают наши города чудесные строения, созданные зодчими прошлого в подражание замечательным античным образцам!

Вадим ХАЧИКОВ,

заслуженный работник культуры РФ.

Фото Василия ТАНАСЬЕВА.