Log in

25 июня 2019 года, 23:46

Дом с приключениями

Дом с приключениями

Самого дома давно уже нет – его снесли при строительстве Центральной питьевой галереи Пятигорска. И память о нем уходит все дальше вглубь минувших лет. Но стоит только обратиться к истории этого здания, как сразу же всплывут довольно любопытные обстоятельства, которые не только сопровождали его появление и последующее бытие, но и вызывают неоднозначные отголоски уже в наши дни.

Построил дом губернатор Кавказской губернии Марк Леонтьевич Малинский, показав пример своим подчиненным. Намереваясь перенести центр губернии из Георгиевска на Горячие воды, он призывал чиновников строить там дома, чтобы обеспечить жильем и себя, и приезжавших лечиться. Существование на Водах губернаторского дома вызвало отрицательную реакцию и в те времена, и, как ни странно, в наши дни. Тогда оно вызвало неудовольствие всесильного «проконсула Кавказа» генерала А. П. Ермолова, а теперь – возмущение кое-кого из пятигорских краеведов, которые почему-то посчитали, что губернаторского дома на Водах просто не могло быть.

Ермолов был очень недоволен тем, что Малинский занял под свое личное жилище удобный участок земли, где следовало бы разместить «казенные строения». В книге «Пятигорск в исторических документах» увидим рапорт смотрителя Вод А. Лякина, где тот передает губернатору повеление Ермолова не отводить под частную застройку площадей, лежащих по обе стороны губернаторского дома. Ермолов и лично предупреждает Малинского, между строк выражая свое неудовольствие тем, что губернатор раздал под строительство частных домов лучшие участки, заняв один из них и под свой собственный: «… прошу Ваше превосходительство сделать распоряжение, чтобы вновь никаких не было производимо партикулярных строений, особливо по обеим сторонам дома, вашему превосходительству принадлежащего, ибо сии места остаются одни несколько более прочих удобные».

С Ермоловым нам спорить уже поздновато, тем более, что он, скорее всего, был прав. Участок земли напротив «Цветника» – самый удобный в тогдашнем Горячеводском поселении – действительно был нужнее для общественных зданий. А вот тем, кто считает, что губернаторского дома у нас не было, следует сказать: посмотрите документы, хранящиеся в фондах Лермонтовского музея. Они убедительно доказывают, что дом, принадлежавший Малинскому, существовал, и что впоследствии он был продан генералу С. Д. Мерлини.

Дом Мерлини хорошо известен всем, кто интересуется прошлым Пятигорска, и его наличие возражений ни у кого не вызывает. Но один момент способен вызвать ожесточенные споры. Речь идет о том, что именно в этом доме мог жить Александр Сергеевич Пушкин, вместе с семьей генерала Раевского приехав на Воды летом 1820 года. Пока что этот вопрос всерьез не обсуждается, все соглашаются с общепринятой версией, утверждающей, что Пушкин и Раевские жили в доме Реброва. Но, видимо, стоит все же провести историческое исследование, которое покажет, что летом 1820 года усадьба Реброва, если и существовала, то еще не была готова к тому, чтобы принять и разместить с удобствами большую семью Раевских со всеми сопровождавшими ее лицами. И в этом случае просторный губернаторский дом, приобретенный четой Мерлини, окажется единственным местом в Горячеводском поселении, где могли бы поселиться уважаемые и достаточно многочисленные гости. Конечно, не все с этим согласятся, и давний эпизод, вероятно, вызовет столкновение мнений в наши дни.

«Дом генеральши Мерлини» часто связывают и с именем Михаила Юрьевича Лермонтова, который якобы часто бывал там. Это тоже может быть предметом спора. Опираясь на воспоминания знакомого поэта, Н. Раевского, некоторые лермонтоведы подводят фактологическую базу под эти посещения – утверждают, что Лермонтова привлекали туда прекрасные лошади генеральши и ее богатое собрание живописных произведений. Что касается картин, кстати сказать, оставшихся от прежнего хозяина, губернатора Малинского, то имеются свидетельства об их невысоких художественных достоинствах, и, стало быть, они вряд ли могли заинтересовать такого взыскательного зрителя, каким был Лермонтов. Ну, а лошади-то зачем ему нужны были чужие, если были свои?

Так что едва ли Михаил Юрьевич стремился попасть в дом Мерлини, который славился в Пятигорске лишь как приют любителей карточной игры. Впрочем, и тут найдутся любители поспорить, как и о деяниях Екатерины Ивановны Мерлини, которая якобы активно участвовала в интригах против Лермонтова, которые привели его к гибели. К сожалению, эта версия прочно укоренилась в сознании поклонников поэта, и нужны основательные исследования, чтобы опровергнуть ее. Работая над книгой о гибели поэта, я проделал их и прошу поверить мне, что Екатерина Ивановна, хоть и была особой крайне несимпатичной, никакого отношения к дуэли не имела.

В 50-е годы с домом Мерлини, где все так же продолжали играть в карты, соперничал дом доктора Дроздова, часто посещаемый Львом Николаевичем Толстым. Там обычно собирались любители музыки. Недовольная этим соперничеством генеральша язвительно говорила своим запаздывающим гостям: «Небось, обедню у Дроздовых слушали?».

Дальнейшая история дома споров не вызывает, но все же стоит сказать о ней несколько слов. После смерти Екатерины Ивановны усадьба перешла во владение казачьего генерала В. Н. Суходольского. Он интересен нам лишь тем, что в 1863 году сдал не слишком нужное ему домовладение в аренду пятигорскому уездному училищу, несколько лет спустя преобразованному в прогимназию. А после того, как в начале ХХ столетия она получила собственное здание, хозяином освободившейся усадьбы сделался аптекарь М. Рахмалевич, человек широко образованный, чрезвычайно активно участвовавший в общественной жизни города. В одном из домов своей усадьбы он устроил кинотеатр «Лира», где после революции размещался клуб «Курортник». Остальные здания были превращены в обычные коммунальные квартиры. При строительстве Центральной питьевой галереи все следы этой, одной из первых усадеб Пятигорска, были уничтожены. Но, как видим, ее давнее бытие продолжает волновать нас и сегодня.

Вадим ХАЧИКОВ,

заслуженный работник культуры РФ.

Другие материалы в этой категории: « Стали первыми спасателями Счастливые «девятки» »