Log in

15 ноября 2018 года, 01:50

Так начиналось телевидение

Ровно шестьдесят лет назад начался отсчет истории краевого телевидения. Именно тогда, в 1958 году, сооружение Пятигорского телецентра приобрело особый размах. Руководитель комплексной бригады Филипп Яковлевич Яцковский так рассказывал о ходе работ: «Наша бригада участвовала в строительстве всех зданий телецентра. Рабочие успешно выполняли задания даже в сложных условиях зимы на горе Машук. Мы счастливы, что в строительство крупного объекта первого года семилетки вложен и наш труд...»

Скромно и буднично. А ведь сооружение этого «объекта семилетки» потребовало от строителей огромного труда. Только объем одного аппаратно-студийного комплекса составлял более 15 тысяч кубических метров. Причем это было здание сложной конструкции – с помещениями студийного павильона в 300 квадратных метров, многочисленных аппаратных и редакционных комнат, обширного подвала для кондиционеров. Рядом предстояло построить гаражи, бассейн для охлаждения воды, а неподалеку – жилой дом. А еще – передающую станцию и 100-метровую вышку на вершине Машука, которую приходилось возводить в очень сложных условиях.

Кроме профессиональных строителей, важному объекту отдавали свой труд жители Пятигорска и других городов края, принимавшие участие в этой поистине всенародной стройке. Рабочие, учителя, медики, транспортники, студенты, учащиеся – все трудились с одинаковым рвением, помогая строителям ускорить пуск телецентра. По плану Министерства связи РСФСР он был намечен на 1962 год. Но энтузиазм строителей и их добровольных помощников позволил сократить этот срок на три года.

Первый выход в эфир с технической пробой решено было провести в канун очередной годовщины Октябрьской революции. День этот хорошо запомнился ветеранам Пятигорского телецентра. Шестое ноября 1958 года. Вечереет. Вся аппаратура включена и проверена. Одна из телевизионных камер «взяла» заставку с силуэтом горы Машук и надписью «Пятигорский телецентр» – ее изображение подается на экраны видеоконтрольных устройств – мониторов. Тут же, в аппаратной, стоят и эфирные телевизоры. Они включены, но их пустые экраны мерцают голубоватым светом: передающая станция не может отправить сигнал в эфир, поскольку он не поступает отсюда, из аппаратной: пайка соединительного кабеля продолжается. Осталось совсем немного: кабельщик Михаил Соловьев сидит в последнем колодце, расположенном у самых стен телецентра.

Работники аппаратно-студийного блока собрались в аппаратной, время от времени бросая взгляды на экраны телевизоров: когда же появится на них изображение, так хорошо видное на мониторах?

Томительно тянется время. Стрелки часов приближаются к восьми. Наконец, в аппаратную вбегает сотрудник, наблюдавший за работой кабельщика, паявшего стыки: «Все, Миша закончил!»

Кабель соединен полностью. Если все нормально, на Машуке должны увидеть заставку и тут же дать ее в эфир. Проходит минута, другая, третья... Наконец, появляется заставка с Машуком – точно такая же, как на мониторе.

– Ура, мы в эфире!

Возбужденные голоса, улыбки, поздравления...

Регулярные выходы в эфир с пробными передачами начались со 2 января 1959 года. Проводились они с 18 до 21 часа. Как выглядел такой выход в эфир? Вначале на экране появлялась настроечная таблица и звучала музыка. Затем, после заставки, показывали художественный фильм или концерт на кинопленке, иногда и то, и другое.

Перечень кинолент, которыми испытатели располагали для проб, был очень ограничен. Пользовались тем, что удалось достать всеми правдами и неправдами. Очень выручал фильм-спектакль «Дон Сезар де Базан», который крутили чуть ли не через день, чередуя с концертом Евгения Кибкало, который тоже был знаком, как говорится, до каждой ноты благодаря еще и тому, что мелодии из этого концерта, записанные на магнитофонную ленту, сопровождали показ настроечной таблицы. И тем не менее стоило хоть раз знакомым изображениям не появиться на экране, как тут же раздавались возмущенные звонки: телезрители не принимали объяснений насчет испытания аппаратуры – они воспринимали технические пробы как настоящие передачи.

Особенно обильно звонки посыпались летом, когда передача технических проб была временно прекращена: специалисты телецентра приступили к окончательной проверке и подготовке оборудования для предъявления его государственной приемной комиссии. Со двора телецентра срочно вывозили строительный мусор, там разбивали цветочные клумбы, асфальтировали дорожки. Завершалась и отделка внутренних помещений, где наводили последний лоск.

«В аппаратно-студийном комплексе все было готово, – вспоминала первый директор телецентра Л. П. Ермолаева об одном забавном случае, происшедшем в ту пору. – Оставалось только установить громадную стеклянную стену, отделявшую аппаратную от студийного зала. С невероятным трудом удалось приобрести на заводе и доставить в Пятигорск три стекла шириной свыше пяти метров... Дрожали мы за эти стекла, чтобы, не дай Бог, не разбить... И когда примерили к установленной для них раме, оказалось – о ужас! – стекла не входят: рама была на несколько миллиметров уже. Обрезать стекла было рискованно, да просто и невозможно. Что делать? Ведь завтра АСК принимает государственная комиссия, и передачу делать без этой стеклянной стенки невозможно. Я была в полном отчаянии.

Решила посоветоваться со строителем Лихопудом – признанным мастером на все руки. Он посмотрел и спокойно сказал: «Сейчас попробую, только принесу инструмент». И вдруг несет огромный молот. Я обомлела от страха... Как может сочетаться молот и хрупкое стекло? А он несколькими ударами расширил раму, и стекла спокойно стали на свое место...»

24 августа 1959 года приказом Министерства связи РСФСР была создана комиссия для приемки в эксплуатацию Пятигорского телецентра. После осмотра и приемки оборудования Пятигорский телецентр был принят ею с оценкой «Хорошо». Началась подготовка к первой телевизионной передаче.

Вадим ХАЧИКОВ,

заслуженный работник культуры РФ, ветеран телевидения.

Другие материалы в этой категории: « Загадал загадки художник В ноябре двадцать первого »