Log in

14 ноября 2018 года, 21:36

Увы, остались невоплощенными…

Сколько прекрасных зданий и сооружений было возведено в Пятигорске за два с лишним века! К сожалению, не все они дожили до наших дней, лишив нас возможности любоваться творениями зодчих прошлого. Но, печалясь об этом, мы не можем не вспомнить с сожалением и об интересных архитектурных замыслах, которые по разным причинам не были осуществлены.

Пожалуй, самый первый возник еще в 1803 году. Едва подписав Рескрипт о признании Кавказских Минеральных Вод лечебной местностью государственного значения, император Александр I тут же послал на Горячие воды талантливого архитектора и инженера Н. А. Львова, поручив ему, «сообразно своему усмотрению», заняться там строительством жилья и ванных зданий. Прибыв на место, Львов увидел, что ни строителями, ни строительными материалами курорт не располагает. Как же быть?

Найти выход помогла случайность. Однажды архитектор решил воспользоваться водой «дикого» источника. Взяв у коменданта Константиногорской крепости двух солдат, Львов велел им выдолбить там небольшую ванну и, наблюдая за их действиями, увидел, как легко поддается обработке травертин, слагающий Горячую гору. У архитектора родилась мысль, «каким образом выгодно было бы выстроить ванны и теплицы (ванные помещения) у Горячих вод, на Бештовых горах находящихся». Эти помещения – и отдельные кабины, и общий бассейн – следовало... высечь в толще горы. К сожалению, возвращаясь в Петербург, Николай Александрович тяжело заболел... Его кончина лишила молодой курорт оригинального сооружения, не требовавшего особых расходов.

Неудача постигла и проект ванного здания, которое, наоборот, должно было отличаться особой роскошью. Посетив Пятигорск в 1837 году, император Николай I приказал построить у подножья горы Горячей грандиозное здание с мраморными ваннами и яшмовым бассейном. Средств на его сооружение должно было хватить, ибо Николай распорядился отпускать ежегодно на нужды Кавказских курортов 200 тысяч рублей. Но руководство курорта опасалось, выдержит ли грунт такую нагрузку. К тому же источник, вытекавший из горы Горячей, время от времени пропадал, ставя под угрозу само существование курорта. И потому его пациенты так и не испытали удовольствия купаться в яшмовом бассейне.

О целебных свойствах озера Тамбукан заговорили в 70-х годах ХIХ века, когда на заседании Русского бальнеологического общества было сделано сообщение об эффективности лечения ваннами из воды, взятой в озере. Именно тогда задумали строить на берегу Тамбукана походный госпиталь для лечения солдат Кавказской армии. Задумка не была осуществлена. В начале ХХ века, когда решался вопрос о строительстве на Пятигорском курорте вместительной грязелечебницы, ее также предлагалось разместить на берегу Тамбукана. Но, в конце концов, для лечебницы нашли другое место. Любопытно, что такая же история произошла и со второй радоновой лечебницей: поначалу ее предполагалось возвести рядом с первой, на улице Теплосерной. Была даже пробита специальная Радиоштольня, дававшая мощный поток радиоактивной воды для этой, новой, лечебницы.

Пятигорский курорт с первых дней своего существования испытывал дефицит жилья для больных. Чтобы решить проблему, предлагалось немало рецептов. Самый первый предложил еще в 1812 году Главноначальствующий на Кавказе генерал-лейтенант

Н. Ф. Ртищев. Он рекомендовал разбить территорию поселения на восемь жилых кварталов и в каждом построить по два каменных дома со всеми хозяйственными постройками. Наверное, на тот период этого было бы вполне достаточно, но стоимость каждого квартала – около 15 тысяч рублей – отпугнула вышестоящих лиц: дома в дальнейшем возводили первопоселенцы поселка за свои средства.

Почти век спустя желающим строиться на Пятигорском курорте было предложено сделать то же самое у подножья Машука. Вокруг горы нарезали более двухсот участков, предлагаемых сначала в аренду, а потом и на продажу. Участки должны были образовать «дачный пояс» Машука, связанный кольцевой трамвайной линией. Мировая, а затем Гражданская войны помешали осуществлению замысла: освоены были только участки до Провала. По той же причине не был создан «Город-сад» у подножья Бештау: срок подачи его проектов на конкурс был определен 1 мая 1917 года.

Несколько слов о трамвайных маршрутах. Еще тогда же, в начале ХХ столетия, вслед за существующими линиями Вокзал – «Цветник» и «Цветник» – Провал предполагалось провести уже упоминавшуюся кольцевую линию вокруг Машука, а от нее сделать ответвление, ведущее в Железноводск! Позже родились проекты скоростного трамвая, который должен был ходить в Ессентуки и станицу Константиновскую. Увы, увы, они так и остались на бумаге, а, может быть, даже и в головах проектировщиков, как и замысел «проволочной железной дороги» на вершину Машука, о которой шла речь в 90-е годы XIX столетия.

Конечно же, нам стоит пожалеть о не возведенном Самуилом Уптоном втором этаже Елизаветинской (ныне Академической) галереи, который связал бы Горячую гору с Михайловским отрогом оригинальным мостом-галереей. А также о не построенном в начале ХХ века Курзале и о многих других неосуществленных проектах. Правда, некоторые из них все же появились в другом виде и в другое время. Так, роскошную водолечебницу с яшмовым бассейном вполне заменил замечательный комплекс Ново-Сабанеевских (Пушкинских) ванн. Вторую радоновую лечебницу на улице Теплосерной – та, что была построена у подножья Машука. Вместо «проволочной железной дороги» на вершину Машука нас возит уникальная «канатка». А «Город-сад» с успехом заменяет микрорайон Белая Ромашка, во многом превосходящий замыслы начала прошлого века.

Что же касается замыслов, так и не нашедших воплощения, то, как известно, история сослагательного наклонения не признает. Поэтому имеем то, что есть, и радуемся ему…

Вадим ХАЧИКОВ,

заслуженный работник культуры РФ.

Другие материалы в этой категории: « Город Коста «На память о Кавказе» »