Log in

17 ноября 2018 года, 10:46

Вокзалы разные бывали…

Если кто-то, лечившийся на Кавказских Водах в середине позапрошлого века, посещал здание пятигорского вокзала, то вовсе не для того, чтобы куда-нибудь уехать. Уехать с того вокзала было решительно невозможно. Как и с того, что находился в Железноводске. Почему? Да потому, что те вокзалы были вовсе не транспортными учреждениями. Откроем один из толковых словарей второй половины XIX столетия и прочтем: «Воксал (англ.) – здание на загородном гулянии для увеселения». Сразу же отметим, что пятигорский Николаевский вокзал служил не только «развлекательным центром». Но об этом немного позже. А сейчас – о том, как он появился и почему так назывался.

Говорят, что много лет назад в окрестностях Лондона некая Джейн Вокс имела сад с павильоном, где устраивала концерты и танцевальные вечера, пользовавшиеся большой популярностью у жителей и гостей английской столицы. Со временем подобные заведения стали появляться в других городах Англии, а потом и в соседних европейских странах. Называли их, по имени первой хозяйки, «вокс-холлами». А в России, переняв моду на эти заведения, переименовали их в «воксалы», а потом и в «вокзалы». Есть у этой версии и противники, утверждающие, что никакой Джейн Вокс в природе не существовало, что слово это пришло к нам через французский язык. Но и они согласны, что так именовали увеселительные заведения.

Считается также, что первый российский вокзал появился к концу 30-х годов XIX века в городке Павловске под Петербургом. Однако и это не точно, поскольку о развлечениях в «фоксалах» упоминали в своих стихах юный Александр Пушкин и даже его дядя, Василий Львович. Однако Павловский вокзал был единственным, который вошел в историю и стал широко известным. Кстати сказать, строительство его здания (оно потом не раз перестраивалось) велось под наблюдением архитектора Ф. И. Руска –представителя семейства, из которого вышел и зодчий, сооружавший здание первых Ермоловских ванн на уступе горы Горячей.

А пятигорский вокзал построил в конце 50-х годов англичанин Самуил Уптон, приглашенный наместником Кавказа М. С. Воронцовым на должность главного архитектора Кавказских Вод. Вокзал именовали Николаевским – по названию Николаевского цветника, в котором он находился. Именно тогда, в середине ХIХ столетия, центр курортной жизни понемногу переместился от Елизаветинского источника, находившегося в районе нынешней Академической галереи, к «Цветнику», который стал превращаться в настоящий курортный парк.

Поначалу Николаевский вокзал представлял собой полуоткрытую деревянную галерею, которую со временем полностью застеклили. Был он не только местом приятного времяпрепровождения: кроме зала для танцев и ресторана, в вокзале размещались очень нужные курорту учреждения. Прежде всего, контора «группы» – по существу, курортное управление с медицинской консультацией. Имелось специальное помещение для «геогностического», то есть геологического, музея, где было представлено около 1500 образцов местных горных пород.

В летнее время в Николаевском вокзале работало временное почтовое отделение. А главное – действовала старейшая на Кавминводах библиотека. «Крестным отцом» ее стал наместник Кавказа – князь А. И. Барятинский. В истории российской литературы он остался как однокашник М. Ю. Лермонтова по юнкерской школе, а в российскую военную историю он вошел как генерал-фельдмаршал, руководивший боевыми действиями Кавказской войны и взявший в плен предводителя горцев – имама Шамиля. Вскоре после победы над ним Барятинский приехал в Пятигорск. С удивлением узнав, что здесь не имеется такого очага культуры, как библиотека, он тут же распорядился открыть ее, и даже передал туда часть своего фамильного книжного собрания.

Разместили библиотеку в одном из помещений Николаевского вокзала, пристроив к нему позднее крытый деревянный балкон для читателей. Уже в первые годы существования библиотеки на ее полках стояло до пятисот книг, среди которых были достаточно редкие и ценные. Их собрание постоянно пополнялось. К 1912 году в «библиотеке Пятигорской группы» числилось более десяти тысяч томов. Высокую оценку библиотеке дал поэт Валерий Брюсов, который лечился в Пятигорске летом 1896 года: «Маленькое утешение нашел я в том, – писал он приятелю, – что здесь есть библиотека, следовательно, я не отстану от века. Красные, желтые, зеленоватые, рыжие обертки журналов – разве вы их не любите?».

Осуществляла библиотека и культурно– просветительские функции. Она стала первым центром подготовки торжеств, связанных с лермонтовскими юбилейными датами, которые регулярно отмечались в Пятигорске с 1881 года. Позднее эту роль взял на себя музей «Домик Лермонтова». А в 1899 году в читальне Николаевского вокзала собрались энтузиасты-путешественники, чтобы выработать устав Кавказского горного общества.

Николаевский вокзал просуществовал более полувека и был сломан ввиду полной ветхости в 1928 году. Место, которое он занимал, хорошо видно и сегодня: это прямоугольные цветочные клумбы, расположенные между зданием Лермонтовских ванн и Гротом Дианы. К тому времени в Пятигорске уже давно существовал другой вокзал – железнодорожный. Своим транспортным значением, которое слово «вокзал» имеет только в России, оно обязано все тому же увеселительному заведению в Павловске. Наряду с концертным и танцевальным залом там имелось и помещение, где публика ожидала прибытия поездов. Любопытно, что одно из первых упоминаний слова «вокзал» в значении «железнодорожная станция» встречается в романе Ф. М. Достоевского «Идиот». А первая известная словарная фиксация этого значения встречается в академическом «Словаре русского языка» 1891 года.

Вадим ХАЧИКОВ,

заслуженный работник культуры РФ.

Другие материалы в этой категории: « Горы ледяное дыхание Лермонтовский Кавказ »