Log in

26 сентября 2018 года, 05:02

Еще не музей, но…

Среди памятных дат нынешнего года вполне может затеряться одна, казалось бы, совсем незначительная, но, думается, все же достойная того, чтобы о ней помнили. Ровно 170 лет назад в Пятигорске был открыт «Бальнеологический консерваториум». Что означает это таинственное словосочетание, вы узнаете немного позже. Сначала о том времени, когда он явился на свет.

Это был период деятельности наместника Кавказа М. С. Воронцова. Талантливый администратор и умелый организатор, он приложил немало сил, чтобы превратить Кавказские Минеральные Воды в европейский курорт. По указанию Воронцова Строительная комиссия, прежде ведавшая всеми делами на Водах, была упразднена, а вместо нее создали Дирекцию Вод, назначение которой состояло, как считал наместник, в «попечении о возможном улучшении Вод и возведении на ту степень благоустройства, на которой они соответствовали бы заботливости Правительства и ожиданиям публики». Медицинской частью, как и прежде, заведовал главный врач, но теперь ему в помощь были назначены четыре медика – по одному на каждый курорт. Была введена и должность акушерки. А рекомендации и советы врачам и больным должны были давать члены Медицинского совета – его создание было первой попыткой поставить курортное лечение на научную основу.

За организационными преобразованиями последовали и перемены во внешнем облике курортных поселений. Здесь решающую роль сыграл приглашенный Воронцовым на должность главного архитектора Вод зодчий-англичанин Самуил Уптон. В свое время он участвовал в строительстве для М. С. Воронцова дворца в его имении Алупке. Старания молодого специалиста были замечены и оценены хозяином дворца. Уехав на Кавказ, он не забыл талантливого зодчего. Уптон построил на Водах несколько десятков зданий и сооружений. Но более всего он прославился своими галереями, которые появились в каждом курортном городе. Правда, некоторые из них были деревянными и до нашего времени не дожили.

«Воронцовский» период знаменателен для Вод не только появлением замечательных творений Уптона. По указанию наместника значительно увеличился зеленый наряд курортов: были расширены парки Пятигорска и Кисловодска, а в Ессентуках парк вырос на совсем голом месте, окружив источники зеленым кольцом. Ближайшие помощники князя привозили сюда из Никитского и Тифлисского ботанических садов семена редких цветов и лучшие сорта деревьев и кустарников. На любимом курорте Воронцова – кисловодском, были сооружены набережная речки Ольховки и мост через нее. В Пятигорске была проложена дорога на вершину Машука. Для поездок по ней организовали так называемое «Депо кабриолетов», где желающие могли нанять небольшую коляску, запряженную осликами. Стараниями Воронцова на Кавминводах появился и более серьезный транспорт. С конца 40-х годов между курортными городами стали ходить омнибусы. Специально для них было благоустроено шоссе между Пятигорском и Кисловодском, на котором соорудили новый каменный мост через Подкумок.

Время наместничества Воронцова отмечено развитием культуры и образования на Кавказских Минеральных Водах. В 1850 году в Пятигорске открылось уездное училище, а год спустя принял первых зрителей первый в регионе театр. К этому же ряду культурных новшеств относится и открытие в 1848 году учреждения с загадочным названием. Дело в том, что Положением о Медицинском совете, созданном по указанию Воронцова при Управлении Вод в 1847 году, предписывалось создать на Водах «Бальнеологический консерваториум», то есть собрание экспонатов, знакомящих приезжих с курортами, в том числе и с их природой. В первую очередь это касалось различных минералов и образцов горных пород, в толще которых рождаются целебные воды.

Здесь обязательно надо вспомнить об одном из медиков того времени – Карле Христиановиче Рожере, который практиковал на Водах в конце 40-х – в начале 50-х годов. Работал он и в Пятигорске, но более известен тем, что какое-то время был врачом на Железноводской группе. Когда Лев Николаевич Толстой летом 1852 года, по установившемуся порядку лечения, переехал из Пятигорска в Железноводск, Рожер стал его лечащим врачом. Наверное, и этого одного ему достаточно, чтобы остаться в нашей памяти.

Однако более значительный след в истории Кавминвод Карл Христианович оставил своим участием в создании того самого «Бальнеологического консерваториума». Сейчас трудно сказать, было ли это поручением руководства, или желанием самого Карла Христиановича. Только ясно, что взялся он «не за свое дело» очень охотно, видимо, имея склонность к занятиям естественной историей. К 1856 году его коллекция уже насчитывала около трехсот образцов различных минералов и горных пород, встречающихся на окрестных горах. Это еще не был музей в полном смысле слова, но, как показало время, тем самым была заложена основа для создания музея.

Правда, довольно скоро коллекция Рожера очень пострадала, когда ее отвезли в Ставрополь для показа неким высочайшим особам, посетившим этот город во время путешествия по Кавказу. Вполне возможно, что какие-то красивые «камушки», понравившиеся высоким гостям, были им подарены. Во всяком случае, Пятигорску возвратили лишь разрозненные остатки ценного собрания. К счастью, несколько лет спустя на Кавказские Минеральные Воды главным врачом курортов С. А. Смирновым был приглашен натуралист Байерн, который привел остатки этой коллекции в порядок, прибавив много новых образцов, собранных им самим.

Таким образом родился «геогностический» , то есть геологический, музей, который разместили в Николаевском вокзале. Это сооружение постояло в «Цветнике» до конца 20-х годов прошлого века, когда было снесено ввиду совершенной его ветхости. А коллекции «геогностического» музея, скорее всего, были переданы созданной в то время Курортной выставке, которую еще помнят пятигорские старожилы.

Вадим ХАЧИКОВ,

заслуженный работник культуры РФ.

Другие материалы в этой категории: « Кто он, «Князь Кавказский»? Каштаны моего детства »