Log in

12 декабря 2018 года, 05:06

Казалось бы, давно забыт

Вот парадокс: имя этого поэта едва ли знакомо большинству образованных россиян, а между тем, как и они, так и люди, даже не очень грамотные, охотно повторяют написанные им строки, не зная, да и не задумываясь об их авторстве. И, кстати сказать, это далеко не единственное, чем может удивить нас Дмитрий Ознобишин – не слишком известный ныне поэт позапрошлого столетия. Но об этом позже. Сначала немного о том, что все-таки знают о нем любители поэзии.

Потомок старинного дворянского рода, Дмитрий Петрович Ознобишин родился в 1804 году, получил превосходное образование, рано начал писать стихи и публиковать их. Имел большую склонность к изучению иностранных языков: знал более десятка европейских и несколько восточных. И не просто знал, а переводил с них поэтические произведения на русский язык. Написал немало собственных стихов и публицистических статей. Известен также своей «охотой к перемене мест» и любовью к путешествиям. Побывал во многих уголках Российской империи. Для нас же особенно важно, что Ознобишин дважды посетил Кавказские Минеральные Воды.

Визиты эти, особенно, первый, относящийся к 1839 году, оставили заметный след в творчестве поэта, подарив нам около десятка стихотворений и небольшую поэму. Стихи эти передают восхищение автора нашими замечательными местами – их удивительной природой, великолепием окружающих гор, целебной силой минеральных источников. Особенно любопытна не имеющая аналогов в русской поэзии «трилогия», описывающая природу нашего региона в разное время суток: «Кавказское утро», «Кавказский полдень и буря», «Кавказская ночь». Отдельные стихотворения посвящены горам – Машуку, Бештау, а так же курортным городам Кисловодску и Пятигорску, который он называет «бриллиантом среди скал». Даже Ессентукам досталось несколько строк. У Ознобишина находим и восторженный панегирик «богатырь-воде»:

Кипи ж, Нардзан, струей могучей

И пеной звонкой и шипучей,

Ласкай пришельца жадный взор!

Шуми, обильный, здравье льющий,

Студёный, жгучий, искробьющий,

Алмазный ключ Кавказских гор!

К сожалению, пребывание в наших краях окончилось для Ознобишина трагически. Находясь летом 1877 года в Кисловодске, он стал, как сказали бы мы теперь, «участником дорожно-транспортного происшествия». Пьяный извозчик «не справился с управлением» на крутом повороте и перевернул коляску, в которой ехал поэт. Полученные им тяжелые травмы привели к скорой смерти. Похоронили Дмитрия Петровича в Кисловодске, но некоторое время спустя его прах был перевезен на Родину.

Вам, возможно, вспомнится при этом судьба другого поэта – Михаила Юрьевича Лермонтова, также похороненного в кавказской земле, а потом перезахороненного в родной. И сопоставление окажется верным, поскольку у обоих поэтов имелись и другие точки соприкосновения. Их видим в поэме Ознобишина «Нардзан», имеющей подзаголовок «Кавказская легенда» – она перекликается с лермонтовским «Демоном», хотя, конечно, значительно уступает ему во многих отношениях. Встречаем перекличку поэтических образов и в некоторых стихах. Но главное переплетение судеб оказалось в том, что летом 1839 года Ознобишин с семьей снял тот самый домик у подножья Машука, где двумя годами позже поселился Михаил Юрьевич Лермонтов!

И это лишь один из удивляющих нас фактов биографии Ознобишина. Очень любопытно и то, что он был родным внуком легендарного Варвация – героя Чесменской битвы, кавалера многих российских орденов, удачливого негоцианта и мецената, оставившего след в истории пятигорского курорта. Известно, что Варвациевские ванны долгое время были здесь важным лечебным учреждением. А вот еще интересный момент: стремясь побывать на любимом востоке, Ознобишин сумел присоединиться к отправляемому в Персию посольству, которое возглавлял А. С. Грибоедов. Только счастливый случай – запрещение начальства покидать службу – спас поэта от трагической участи российских дипломатов, растерзанных толпой фанатиков.

Теперь о строчках, которые многие произносят, не помня автора. Так, редкий очерк или статья о культурных традициях Пятигорска обходятся без слов «Здесь каждый шаг – живые письмена», которые есть не что иное, как строка из стихотворения Ознобишина «Пятигорск». Впрочем, это известно довольно многим у нас на Кавминводах. А вот то, что действительно способно удивить, так это весьма популярная песня «По Дону гуляет казак молодой», без которой трудно представить себе застолье в разных слоях российского общества. Слова этой песни тоже, представьте себе, принадлежат перу Ознобишина! И еще более удивительно то, что переделанное в песню стихотворение, названное им «Чудная бандура», является свободным переводом… шведской народной баллады!

Наконец, стоит вспомнить некогда популярную игру «в цветы». Едва ли не каждый из нас помнит начинающие ее слова «Я садовником родился…». Имейте

ввиду: и эти слова, и саму игру тоже придумал Ознобишин! Мало того: он снабдил играющих знаниями о тайном смысле популярных садовых растений. В 1830 году Дмитрий Петрович перевел с персидского и издал книгу «Селам, или язык цветов», где каждому цветку (а их упоминалось в книге более четырехсот) соответствовало некое символическое значение или реплика в разговоре «на цветочном языке». Скажем, роза в руках или в прическе дамы означает буквально следующее: «Твое равнодушие меня убивает». Метелка резеды тождественна признанию: «Не красота, но доброта пленила мое сердце». А пион служит насмешливо-досадным упреком: «Как ты недогадлив!».

Ознобишина обычно относят к литераторам – поэтам «второго ряда». Но думается, от популярности, которую приобрели в народе некоторые строки, написанные этим, почти забытым, поэтом, не отказались бы и куда более значительные представители российской словесности.

Вадим ХАЧИКОВ,

заслуженный работник культуры РФ.

Другие материалы в этой категории: « Ходим только поперек Кто он, «Князь Кавказский»? »