Log in

21 сентября 2018 года, 09:56

Призрак «Розы Тюдоров»

Ах, как хочется многим из нас убежать из суетного и прагматичного ХХI столетия во времена иные! Особенно манит нас Средневековье, где, как утверждал Владимир Высоцкий, не было «ни войн, ни катаклизмов, ни бурь». Нет, случались они, случались! И не так уж редко. Зато жили в ту пору рыцари без страха и упрека, честные, смелые, благородные. Они волнуют воображение нынешних представительниц слабого пола и вызывают черную зависть у сильной половины человечества. Какие подвиги они совершали в честь прекрасных дам, как красиво бились на турнирах! А тогдашние жилища! Замки с зубчатыми стенами, суровые каменные башни. Подъемные мосты и решетчатые ворота. Внутренние дворики и галереи. Как притягивает это все своей непохожестью на наши бетонные параллелепипеды, где каждому отведен узкий ломтик жилого пространства с кухней, лоджией и туалетом!

Да, хочется, хочется в Средневековье! Увы, убежать туда невозможно. А вот почувствовать дыхание той эпохи, окунуться в нее, хотя бы ненадолго, вызвать силой воображения картины «прекрасного далека»… Что ж, пожалуй, стоит попробовать. И, нужно сказать, что жители, как и гости нашего региона, имеют тут явное преимущество. «Застывшая музыка» окружающих нас архитектурных форм являет удивительную полифонию, рожденную двухвековой историей курортов. И есть в этом многоголосии особая «мелодия», которую уловишь без труда, увидев зубчатые башенки и массивные контрфорсы, стрельчатые окна и ажурные аркады, могучие, похожие на крепостные, стены из тесаных каменных глыб. Вот они, голоса Средневековья, зазвучавшие на нашей земле благодаря архитектору Самуилу Уптону и его покровителю – наместнику Кавказа Михаилу Семеновичу Воронцову.

Воронцов был убежден: чтобы превратить кавказские курорты в европейские, строить надо капитально, добротно, красиво. Для этого предстояло «выбрать и определить для всех построений при Минеральных Водах хорошего архитектора» – сообщал он в императору Николаю Павловичу. Перебрав немало кандидатур, Воронцов остановил свой выбор на молодом зодчем, строившем его алупкинский дворец. Вскоре Самуил Уптон был приглашен в наши края и назначен главным архитектором Кавказских Вод.

Много замечательных зданий появилось здесь его стараниями. Но особенно впечатляют те, что уводят нас в Средневековье. А точнее – в XVI век, во времена правления Тюдоров. Имя этой королевской династии дало название особому архитектурному направлению. Его горячий поклонник, Самуил Уптон, сделал стиль «Тюдор» основой стилизации под старину, которая так явственно ощущается в облике целого ряда зданий и сооружений, украшающих курорты. Особенно, Нарзанной галереи в Кисловодске. Современное по своему назначению, здание удивляет обилием примет средневековой архитектуры. Это и зубчатые башенки по углам, и массивные контрфорсы, и изящные пилястры с декоративными шпилями-пинаклями наверху, и высокие стрельчатые окна. Просматривая в Интернете фотографии зданий, построенных архитекторами той далекой эпохи, вы не раз увидите среди них «сестриц-близняшек» нашей галереи. И Кисловодскую крепость тоже там найдете. Приложив руку к ее реконструкции, Уптон сделал невзрачное оборонительное укрепление нарядным «воспоминанием в камне» об английской старине, куда он был устремлен своими мыслями и чувствами. Тоскуя о «доброй старой Англии», зодчий старался ее кусочками украсить места, где ему выпало жить и работать.

Неподалеку от Эоловой Арфы переброшен через неглубокий овраг так называемый «Чертов мост». Массивный, солидный, он таит в себе что-то загадочное, таинственное: глядя на тронутые патиной времени камни, легко представляя себе и скачущих поверху рыцарей, и таящуюся в полумраке под сводчатой аркой, всяческую сказочную нечисть, о которой рассказывались легенды у пылающих каминов в рыцарских замках.

А более всего Средневековье ощущается в облике дома, возведенного Уптоном для своей семьи. Он вырастает из скального массива горы Горячей как рукотворное продолжение, как плоть от плоти своего естественного пьедестала. Он тревожит воображение необычностью форм и непохожестью на окружающие здания. Неслучайно «Дом Уптона» породил среди пятигорских обывателей множество слухов и небылиц. Со временем выяснилось, что никаких секретов в «таинственном замке» нет. Но прекрасно зная об этом, невольно ждешь, что старинные стены все-таки заживут своей таинственной жизнью. Кажется, вот-вот хрипло прокричат трубы, распахнутся ворота – и явятся нам закованные в сталь рыцари. Зазвенят мечи, и прекрасные дамы, обмахиваясь веерами, будут, волнуясь, следить с балкона за ходом турнира, чтобы наградить победителя своей благосклонностью…Так, казалось бы, и мертвый камень, одухотворенный мыслью и чувством талантливого зодчего, доносит до нас через бездну времен его романтические порывы.

И вот что еще интересно: «средневековые» строения, похожие на те, что были возведены Уптоном, сооружались в городах Кавказских Минеральных Вод еще добрых полвека после его отъезда. Вспомним портал каптажного сооружения источника № 1 в Железноводске, похожего на вход в замок, питьевой бювет Михайловского (ныне – Незлобинского) источника в виде грота -«нимфеума» там же, в Железноводске. Напоминают рыцарские замки дачи «Эльза» в Пятигорске, «Орлиное гнездо» в Ессентуках, несколько кисловодских особняков. А ведь появились они в начале ХХ столетия!

Значит, сумел оставить Самуил Уптон нам не только свои прекрасные творения, но и особый настрой души, вдохновляемой памятью о Тюдорах, эмблемой которых была красно-белая роза. Она объединила знаки двух долго враждовавших кланов – красную и белую розы – и стала признаком их примирения, символом наступившего мира, стабильности, залогом грядущего созидания. Все это и отразилось в архитектурном стиле «Тюдор». Давно уже забылись распри той далекой поры, разве что зацепилось в чьей-то памяти красиво название «Война Алой и Белой розы». А призрак красно-белой розы, отмечающий творения замечательного зодчего, доныне тревожит наше воображение и зовет, зовет во времена минувшие.

Вадим ХАЧИКОВ,

заслуженный рботник культуры РФ.

Другие материалы в этой категории: « Магистр фармации Думал о благе Пятигорска »