Log in

19 сентября 2018 года, 12:59

Добрые деяния «Чугунки»

Бегут, бегут по рельсам поезда – из Минеральных Вод в Кисловодск и обратно. Бегут вот уже более 120 лет. Перевозят грузы, пассажиров. Садясь в вагон «электрички» или поезда дальнего следования, мы считаем, что нет – да и не было – у железной дороги другого назначения, кроме как доставлять нас с вами в пункты назначения.

Между тем, история Государства Российского свидетельствует: в свое время она служила не только транспортом, но и проводником культуры, цивилизации в те глухие углы, куда дотягивались рельсы «чугунки», как называли железную дорогу. Что касается наших мест, то в канун ХХ столетия, когда по ним пролегли рельсы, ведущие в Кисловодск, особой нужды в «культурной миссии» нового транспортного средства уже не было. И все же, приглядевшись, увидим, какую важную роль в духовной жизни наших городов сыграла «курортная ветвь»!

Начнем с того, что к началу 90-х годов большинство их еще не могло похвастаться тем обилием архитектурных шедевров, которое появилось десятилетие спустя. К тому же, известно, что все лучшие, красивые здания находились в курортных зонах. А где прокладывались железнодорожные рельсы? Верно – по окраинам, отнюдь не блиставшим архитектурой. Внешний облик станционных построек менял дело. Посмотрите на сохранившиеся старинные здания вокзалов в Кисловодске, Ессентуках, Железноводске, на станции Бештау. Они же вполне могут соперничать по своему изяществу с ванными зданиями, гостиницами и другими сооружениями, украсившими курорты на рубеже веков. Предполагается, что проектировал их все архитектор Владикавказской железной дороги С. А. Бржозовский, который позаботился о том, чтобы каждый имел собственное неповторимое «лицо», но вместе с другими составлял единый архитектурный ансамбль, облагораживавший еще не оформившиеся окраины курортных городов.

Мало того: правление Владикавказской железной дороги создало на Кавказских Минеральных Водах крупный культурный центр. Понимая, как нужен кисловодскому курорту просторный зал для концертов, И. И. Сафонов, отец известного музыканта, обратился с предложением построить его к председателю правления Владикавказской железной дороги барону И. Р. Штейгелю, который поддержал эту идею. Проектирование Курзала – так решили назвать это увеселительное заведение – поручили владикавказскому архитектору Е. И. Дескубесу. Строительство велось достаточно быстро. Год спустя, в 1895 году здание было готово. А торжественное открытие Курзала состоялось следующим летом. В путеводителях тех лет находим восторженные описания: «Здание построено в стиле неоренессанса и замечательно тем, что имеет четыре фасада. Со всех сторон оно кажет себя по-разному красивым. Построено из тесаного камня. Театральная часть здания может служить украшением любого города. Зрительный зал отделан внутри бархатом, бронзой и лепкой. Он рассчитан на 650 зрителей». Надо ли говорить о том, что появление Курзала открыло новую эпоху в музыкальной жизни курортов, которая сделалась с той поры удивительно богатой и разнообразной.

Строительство Курзала – далеко не единственное «культурное деяние» транспортной структуры, казалось бы, далекой от духовной жизни региона. Вспомним день 15 июля 1901 года, когда на Кавказских

Минеральных Водах широко отмечалось 60-летие со дня гибели Михаила Юрьевича Лермонтова. В этот день должно было состояться открытие памятника на Месте дуэли. Добираться туда было в те времена достаточно сложно. Поезда, уже ходившие по Кисловодской ветви, помочь тут не могли, поскольку останавливались лишь на немногих станциях. А на торжество у памятника ожидалось прибытие множества гостей – не только из Пятигорска, но и с других «групп», как назывались тогда курортные города. И вот для того, чтобы публике было легче добираться до места празднества, правление Владикавказской железной дороги разрешило останавливать поезда там, где полотно железной дороги ближе всего подходило к подножью Машука.

В тот день железной дороге пришлось работать с повышенной нагрузкой, и юбилейный день убедительно показал, что остановка была введена не зря, что желающие посетить Место дуэли обязательно будут ею пользоваться. Таким образом, 15 июля 1901 был первым днем существования новой остановки, которая стала первой, названной согласно ее назначению. Впоследствии по этой схеме получили свои имена остановки Скачки и Белый Уголь. Они тоже оказались «остановками культурного назначения». Ведь первая в России гидроэлектрическая станция Белый Уголь на заре ХХ столетия стала важнейшим экскурсионным объектом, да и пятигорский ипподром привлекал массу публики, приезжей и местной.

Кстати сказать, персонал железнодорожных станций «курортной ветви» был обязан заботиться о поездках пассажиров по Северному Кавказу. В частности, на начальников станций было возложено посредничество по найму экипажей и приобретения билетов для поездок по Военно-Грузинской дороге. Позднее этим стало заниматься туристское агентство Г. Москвича. И, разумеется, до тех пор, пока не получило развития массовое автобусное сообщение, поезда были главным средством перевозки экскурсантов, которые имели возможность в течение дня посетить любой уголок курортной местности и осмотреть все интересовавшие их достопримечательности. Поезда же привозили и желающих побывать на концертах и спектаклях в Курзале. Причем расписание специально составлялось так, чтобы зрители по окончании театрального действа могли спокойно вернуться в свои города. Стоит отметить, что железная дорога не утратила этого своего назначения и сегодня.

Это лишь один пример того, что всеми нами любимая курортная ветвь на протяжении пошлого ХХ века, да и в нынешнем также, продолжает сохранять традиции участия в культурной жизни курортов. А вот и еще: хорошо известно, что Дворец культуры железнодорожников уже не одно десятилетие является одним из важных духовных центров города Минеральные Воды. Думается, при желании можно найти немало и других примеров тому.

Вадим ХАЧИКОВ,

заслуженный работник культуры РФ.

НА СНИМКЕ: Кисловодск. Вокзал, Курзал и поезд.