Log in

17 декабря 2018 года, 00:10

Дождливое лето тридцать восьмого

На редкость дождливым выдалось кавказское лето 1838 года. Но курортному сезону на Водах это не помешало – приезжих было много. Да каких! Мы хорошо знаем о замечательных людях, посетивших наши курорты предыдущим летом – благодаря вниманию, которое привлекает пребывание здесь М. Ю. Лермонтова. А вот следующий сезон в исторической литературе освещен гораздо скуднее, хотя и он был достаточно богат именитыми гостями.

Начнем с того, что здесь провела лето писательница Елена Ган. Ныне она основательно забыта. А в то время была хорошо известна российским читателям. Иван Сергеевич Тургенев называл ее «русской Жорж Санд». Семья Фадеевых, из которой вышла Елена Андреевна, играла заметную роль в российской истории. Одна из сестер Елены – Екатерина, стала матерью государственного деятеля С. Ю. Витте. Брат Ростислав известен как военный писатель. И, наконец, сама Елена завоевала достаточно широкую известность и как писательница, и как мать дочерей, тоже вошедших в литературу – Е. Блаватской и В. Желиховской.

Елена вышла замуж очень рано за артиллерийского офицера П. А. Гана, человека старше ее годами. Семейная жизнь у них не сложилась, и молодая супруга находила утешение в интеллектуальных занятиях: много читала, переводила понравившиеся ей произведения иностранных авторов на русский язык. А потом начала писать и сама. Первое ее произведение – повесть «Идеал», в 1837 году напечатал популярный журнал «Библиотека для чтения», что следало никому не ведовую провинциалку известной все российским читателям. Летом того же года писательница побывала в наших краях. Удивительная природа Кавказских Минеральных Вод, да и вся обстановка молодых курортов, показалась Елене Андреевне подходящим фоном для действия ее повести «Медальон».

А следующая встреча с Водами, которая произошла ровно 180 лет назад, позволила Елене Ган создать рассказ «Воспоминания Железноводска». Содержание его составляет приключение, якобы случившееся с героиней во время ее пребывания на Железных Водах (в конце выясняется, что это был сон) – отправившуюся с приятелями на верховую прогулку героиню похищают черкесы и увозят к себе в аул. Тамошний князь хочет сделать ее своей женой, но она предпочитает умереть. История эта была нужна писательнице для того, чтобы лишний раз утвердить мысль, которой пронизаны все ее произведения, – о том, что женщина – существо сильное, гордое, независимое.

Если героине рассказа пребывание на Железных Водах запомнилось, главным образом, жутким сном, то у самой Елены Ган «воспоминания Железноводска» были, конечно, куда более богатыми. Яркие впечатления оставили у нее замечательные картины кавказской природы, своеобразная жизнь курортных поселений на Горячих и Железных Водах. Здесь она нашла и общество умных, высокообразованных людей, какими были декабристы, переведенные на Кавказ из Сибири. С одним из них, Сергеем Кривцовым, у нее установились добрые, сердечные отношения, которые она поддерживала в письмах до самой своей безвременной кончины, наступившей после тяжелой болезни летом 1842 года, когда ей было всего 28 лет.

Радовали писательницу и встречи с другими декабристами, компанию которых имеет ввиду писательница, когда позднее, в письме к Сергею Кривцову просит его рассказать «нечто об наших кавказских знакомых». Отношение к декабристам сегодня неоднозначно. Но как бы ни оценивали теперь события 14 декабря, мы не можем не восхищаться личными качествами их участников. А. Розен, В. Лихарев, М. Нарышкин, Н. Лорер, М. Назимов – это были яркие, духовно богатые люди, и пребывание их на кавказских курортах составляет весьма интересную страницу нашей истории.

Особенно важно отметить, что летом 1838 года Кавказскими Водами лечился Александр Одоевский, поэт, сослуживец Лермонтова по Нижегородскому драгунскому полку. Михаил Юрьевич посвятил ему замечательное стихотворение «Памяти А. И. Одоеского», где назвал «милым Сашей». Стихи эти были навеяны их общением в следующем, 1839 году. А этим летом у Одоевского была знаменательная встреча с другом Герцена, поэтом и публицистом Николаем Огаревым, который лечился в Пятигорске, а потом в Железноводске вместе со своей женой М. Л. Рославлевой. Железноводск поразил его «дикой прелестью и свежестью». Неизгладимый след оставили и встречи с декабристами.

Особенно близко Огарев сошелся с Александром Одоевским. Одна из их встреч – встреча поэтов двух поколений, произошла под сенью вековых деревьев Железноводского парка в романтическую лунную ночь. Огарев так описал ее: «Я помню в особенности одну ночь… мы пошли в лес по дорожке к источнику. Деревья по всей дорожке сплетаются в крытую аллею. Месяц просвечивал сквозь темную зелень. Ночь была чудесна. Мы сели на скамью, и Одоевский говорил свои стихи… Это был рассказ о видении какого-то светлого женского образа, который перед ним явился в прозрачной мгле и медленно скрылся».

Думается, что подобные события и встречи должны привлечь больше внимания краеведов и историков литературы. Ведь не только великие имена Пушкина, Лермонтова, Толстого сияют на литературном небосводе наших курортов. К ним законно присоединяется и свет «звездочек» поменьше – в том числе и тех, которых привело в наши края дождливое лето тридцать восьмого.

Вадим ХАЧИКОВ,

заслуженный работник культуры РФ.

Другие материалы в этой категории: « Зеленый юбиляр Добрые деяния «Чугунки» »